Иностранные языки

Грамматические трансформации при устном переводе с русского языка на английский



                                  ВВЕДЕНИЕ


    Как известно, процесс  перевода  не   является  простой  заменой  единиц
одного  языка  единицами  другого  языка.  Напротив,  это  сложный  процесс,
включающий ряд  трудностей,  которые  необходимо  преодолевать  переводчику.
Одним из  приёмов, которые помогают  переводчику,   являются  трансформации.
Переводческие  трансформации  (замены)  происходят   по   причине   неполной
общности  или  различия  английского  и  русского  языков.  Общность   между
грамматическими свойствами русского и английского языков задается  их  общей
принадлежностью  к индоевропейской  семье  и  проявляется  в  наличии  общих
грамматических значений, категорий и функций, например:  категорий  числа  у
существительных, категорий степеней сравнения  у  прилагательных,  категории
времени у глагола, функциональной значимости порядка слов и т.п.
  В то же время различие принципов грамматического  строя,  выражающееся  в
принадлежности этих языков к разным  грамматическим  группам,  отражается  в
существенных  различиях  между  грамматическими  свойствами,   например,   в
существовании  несходных  грамматических  категорий:  артикли  в  английском
языке, деепричастие в русском языке;  полнозначное  согласование  в  русском
языке, фиксированный порядок слов в английском языке; и т.д.
При этом не следует  забывать,  что  как  различие,  так  и  сходство  между
грамматическими формами, их функциями  и  значениями  может  быть  полным  и
неполным.  Полное сходство, как  правило,  встречается  сравнительно  редко,
так же как и полное, некомпенсируемое различие.

  Интерес к проблеме переводческих трансформаций со стороны лингвистов и их
всестороннее изучение являются  в  курсе  теории  и  практики  перевода  уже
традиционными. Такие широко известные лингвисты, как А. Д.  Швейцер,  Я.  И.
Рецкер, Л. С.  Бархударов, В. Н. Комиссаров, А. В. Федоров, Е.  В.  Бреус  и
многие  другие  посвятили  исследованию  переводческих  трансформаций   свои
многочисленные статьи и монографии.  Тем  не  менее,  проблема  межъязыковых
преобразований вообще и грамматических  в  частности  продолжает  оставаться
актуальной. Трансформации, будь то на семантическом или  формальном  уровне,
являются   неотъемлемой    частью    переводческой    деятельности.    Любой
профессионально выполненный  перевод  включает  в  себя  те  или  иные  виды
трансформаций.

    В нашей работе рассматривается наиболее  сложный,  на  наш  взгляд,  вид
трансформаций –  грамматические  трансформации.   Мы  считаем  его  наиболее
сложным в силу того, что  он  включает  дополнительные  трудности:  применяя
грамматические трансформации, переводчик  должен  быть  очень  осторожным  и
внимательным, чтобы не нарушить  норм  переводящего  языка.  Более  того,  в
данной  работе   исследуются   грамматические   трансформации   при   устном
переводе,  что  ещё  в  большей  степени  осложняет  задачу,  перед  которой
поставлен переводчик.  Устный  перевод,  (синхронный,  последовательный  или
перевод с листа)  ставит  переводчика  в  условия  максимального  сокращения
времени, выделяемого на выбор грамматических конструкций для перевода. В  то
же  время,  устный  переводчик,  как  известно,  обладает  большей  свободой
творчества, нежели  письменный.   Таким  образом,  в  качестве  гипотезы  мы
выдвигаем  следующее  положение:  при  устном  переводе  возрастает  влияние
субъективного фактора по сравнению с письменным переводом, и, как  следствие
этого, количество грамматических трансформаций,  используемых  переводчиком,
увеличивается.

    Таким образом, целью данной работы является исследовать использование
грамматических трансформаций. Для достижения этой цели мы поставили
следующие задачи: понять, что же такое грамматические трансформации,
изучить причины,   их вызывающие,     установить характер грамматических
трансформаций, а   также     подтвердить или опровергнуть вышеуказанную
гипотезу  на    практике.
    Данная работа состоит из четырёх глав, в первой из  которых  исследуется
понятие переводческой  трансформации,  во  второй  –  причины  возникновения
грамматических трансформаций, в третьей – их классификация, четвёртая  глава
посвящена   практическому    исследованию    использования    грамматических
трансформаций на материале устных и письменных переводов русского текста  на
английский язык, которые  даны  в  приложениях  1  и  2,  список  литературы
содержит 31 работу и 1 источник.



                    Глава I. ПЕРЕВОДЧЕСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ



§1 Понятие переводческой и грамматической трансформации.
    Базовым понятием переводческой теории является понятие  эквивалентности.
Когда говорят, что фраза  на  ИЯ  и  её  перевод  эквивалентны  друг  другу,
имеется  в  виду,  прежде  всего,  их  семантическая  эквивалентность,  т.е.
соотнесённость с одной и той  же  предметной  ситуацией.     А.  Д.  Швейцер
различал  два  вида   семантической   эквивалентности   –   компонентный   и
денотативный [Швейцер, 1973, 118]. Учитывая, что при переводе мы имеем  дело
со смыслом, т.е. одним из семантических компонентов языковой единицы,  можно
сказать, что семантическая эквивалентность достигается благодаря  наличию  в
тексте ИЯ и тексте ПЯ одних и тех же сем. В этом случае тексты  находятся  в
отношении   компонентной   семантической   эквивалентности.    Второй    вид
семантической эквивалентности, именуемый  денотативным,  связан  с  явлением
языковой избирательности. Суть её состоит в том, что один и тот  же  предмет
и предметная ситуация могут быть описаны с разных сторон посредством  разных
признаков:  например,  “Картина  висит  на  стене”   (предикат   состояния),
“Картину повесили на стену” (предикат действия) и “Я вижу картину на  стене”
(предикат восприятия).  Разные  семантические  предикаты  перекрещиваются  и
являются взаимозаменяемыми благодаря  тому,  что  описывают  одну  и  ту  же
ситуацию. В отличие от компонентного уровня  семантической  эквивалентности,
на   уровне   денотативной   эквивалентности    наблюдается    семантическое
расхождение  между  исходным   текстом   и   текстом   перевода.   Отношение
эквивалентности тут основано на  приравнивании  разных,  но  соотнесённых  с
одной и той же предметной ситуацией семантических компонентов [Бреус,  2000,
10].
 Он играет в студенческой команде                          He is a member
of the college team
         (предикат действия)                                     (предикат
состояния)

    Таким образом, для достижения  семантической  эквивалентности  требуются
разнообразные переводческие преобразования (трансформации  или  замены).  На
уровне компонентной эквивалентности в основном используются   трансформации,
затрагивающие грамматическую структуру  высказывания.  Уровень  денотативной
эквивалентности    требует     более     сложных      лексико-грамматических
трансформаций,  влекущих  за  собой  изменения  в  семантической   структуре
высказывания [Бреус, цит. раб., 10].
    Необходимо определить, что же такое переводческие  трансформации  вообще
и для чего они нужны.
     Первое  и  основное  качество,  которым  должен   владеть   переводчик,
заключается  в  умении  “видеть”  переводческие  проблемы,  способности   не
поддаваться соблазну подмены слов  подлинника  словами  переводящего  языка.
Неизбежным следствием  последнего  является  переводческий  брак,  именуемый
буквализмом.
    В толковом словаре переводческих терминов учёного-лингвиста  Комиссарова
можно  найти  определение  этому   явлению:   Грамматический   буквализм   —
сохранение грамматических структур или форм подлинника в  переводном  тексте
[Комиссаров, 1990, 156].
     Конечно, если мысль можно выразить таким же образом, как  она  выражена
в оригинале, это надо и  сделать.  Так  при  переводе  фразы  “Она  живёт  в
Лондоне” как “She lives in London” наблюдается соответствие на всех  уровнях
– формальном и семантическом. Но  подобные  случаи  скорее  исключение,  чем
правило. Каждый  язык  –  глубоко  самобытное  и  специфическое  явление,  и
ожидать частых совпадений не приходится [Бреус, цит. раб., 14].
    Сопоставительный  анализ  переводов  обнаруживает,  наряду  с  языковыми
единицами ИЯ, имеющими единичные или  множественные  соответствия  в  ПЯ,  и
такие лексические и грамматические единицы, для  которых  в  ПЯ  нет  прямых
соответствий. Единицы ИЯ, которые не имеют регулярных соответствий, в  языке
перевода  называются  безэквивалентными   [Комиссаров,   цит.   раб.,   38].
Безэквивалентными  грамматическими  единицами  могут  быть   как   отдельные
морфологические  формы  (герундий)   и   части   речи   (артикль),   так   и
синтаксические   структуры   (абсолютные    конструкции).    При    переводе
существование безэквивалентных  грамматических  единиц  не  вызывает  особых
трудностей. Выбор грамматической формы при переводе зависит не только  и  не
столько от  грамматической  формы  оригинала,  сколько  от  её  лексического
наполнения, т. е. от характера и значения лексических единиц,  получающих  в
высказывании определённое грамматическое оформление [Комиссаров, цит.  раб.,
39]. Различия в таком оформлении, как правило, не являются препятствием  для
установления отношений эквивалентности между высказываниями в оригинале и  в
переводе. Именно в таких случаях очень часто прибегают к  трансформационному
переводу.  Трансформационный  перевод  заключается   в   передаче   значения
безэквивалентной единицы с помощью одной  из  грамматических  трансформаций,
которые наряду с лексическими трансформациями применяются при  осуществлении
процесса перевода.
Различные учёные по-разному  определяли  переводческие  трансформации.  Так,
например,  Р. К. Миньяр-Белоручев дал следующее определение:  "Трансформация
– основа большинства приемов перевода. Заключается  в  изменении  формальных
(лексические   или   грамматические   трансформации)    или    семантических
(семантические трансформации) компонентов исходного  текста  при  сохранении
информации, предназначенной для передачи" [Миньяр-Белоручев, 1996, 201].
   Я. И.  Рецкер  же  определяет   трансформации  как  "приемы  логического
мышления, с помощью которых мы раскрываем значение   слова ИЯ в контексте  и
находим ему   соответствие в  ПЯ,  не  совпадающее  со  словарным"  [Рецкер,
1974, 216].
  Швейцер А. Д.: «Переводческие трансформации – это  межъязыковые  операции
перевыражения смысла» [Швейцер, цит. раб., 118].
  Архипов А. Ф. под  переводческими  трансформациями  понимал  «технические
приёмы   перевода,    состоящие    в    замене    регулярных    соответствий
нерегулярными.», а также «сами языковые выражения, получаемые  в  результате
применения таких приёмов» [Архипов, 1991, 84].
  Латышев Л. К., принимая во внимание два критерия адекватного  перевода  –
равноценность регулятивного воздействия исходного и  переводного  текстов  и
их семантико-структурное подобие, - именует переводчекие  трансформации  как
«отступление от структурного и семантического параллелизма между исходным  и
переводным текстом в пользу их равноценности в плане воздействия»  [Латышев,
2000, 27].


   Грамматические трансформации.  В  переводоведении  существует  множество
классификаций видов переводческих трансформаций, но все они делятся  на  три
основные  группы:   лексические,  грамматические  и   лексико-грамматические
трансформации.
  В данной работе  рассматриваются  грамматические  трансформации,  поэтому
необходимо   дать   определение     именно    этому    виду    переводческих
преобразований.
    По  словам  Коммисарова,  грамматические  трансформации  (Грамматические
замены)  -  это  способ  перевода,  при  котором  грамматическая  единица  в
оригинале преобразуется  в  единицу  ПЯ  с  иным  грамматическим  значением.
Замене  может  подвергаться  грамматическая  единица   ИЯ   любого   уровня:
словоформа, часть речи, член предложения,  предложение  определенного  типа.
Понятно, что при переводе всегда происходит замена  форм  ИЯ  на  формы  ПЯ.
Грамматическая замена как особый способ  перевода  подразумевает  не  просто
употребление  в  переводе  форм  ПЯ,  а  отказ  от  использования  форм  ПЯ,
аналогичных исходным, замену таких форм на  иные,  отличающиеся  от  них  по
выражаемо-

му содержанию (грамматическому значению) [Комиссаров, цит. раб., 54] .
      А.   Д.   Швейцер   определял   грамматические    трансформации    как
«трансформации, при которых преобразуется формальная структура  высказывания
и остаётся неизменным конституирующий его смысл набор сем»   [Швейцер,  цит.
раб., 118].
      Грамматические трансформации заключаются в  преобразовании  структуры
предложения в процессе перевода в соответствии с нормами переводного  языка.
Трансформация может  быть  полной  или  частичной  в  зависимости  от  того,
изменяется ли структура предложения полностью или  частично.  Обычно,  когда
заменяются главные члены предложения, происходит полная трансформация,  если
же  заменяются  лишь  второстепенные  –  частичная.   Кроме   замен   членов
предложения могут  заменяться  и  части  речи.  Чаще  всего  это  происходит
одновременно.

§2 Влияние субъективного фактора  при устном переводе.
    Грамматические  трансформации  –  неотъемлемая   часть   перевода,   как
письменного так и устного. Но,  как  известно,  устный  перевод  значительно
отличается от письменного. П. Палажченко приводит следующую таблицу  отличий
письменного перевода от устного [Палажченко, 2000, 23]:



|Письменный перевод              |Устный перевод                  |
|Текст, являющийся предметом     |Высказывание, переводимое устно,|
|письменного перевода, создан в  |как правило, создаётся          |
|более или менее отдалённом      |(возникает) именно в данный     |
|прошлом                         |момент. (Исключение – устный    |
|                                |перевод с листа письменного     |
|                                |текста)                         |



|    Текст является законченным  |    Высказывание находится в    |
|произведением. Он статичен и    |развитии, в динамике, его       |
|неизменен.                      |продолжение не всегда можно     |
|                                |предсказать.                    |
|    Текст можно просматривать,  |    Устное высказывание всё     |
|возвращаясь уже к прочитанному, |время «уходит» от переводчика;  |
|нет необходимости опираться на  |не исчезает только то, что      |
|память.                         |удалось удержать в памяти.      |
|    Текст полностью состоит из  |    Высказывание состоит из     |
|словесного материала. Переводчик|слов, жестов и других форм      |
|не видит как он создаётся.      |невербального материала.        |
|                                |Переводчик является свидетелем  |
|                                |его возникновения.              |
|    Автор отделён от переводчика|    Переводчик непосредственно  |
|во времени и пространстве, что  |взаимодействует с оратором или, |
|позволяет переводчику           |во всяком случае, «включён» в   |
|относительно объективно,        |эмоциональную атмосферу         |
|неэмоционально подходить к      |происходящего, подвергается её  |
|тексту.                         |воздействию.                    |
|    Перевод можно делать вчерне,|    Устный переводчик должен    |
|перерабатывать, редактировать.  |дать адекватный (хотя бы        |
|Имеются неограниченные          |приемлемый) перевод с первой    |
|возможности пользования         |попытки, при этом возможность   |
|словарей, справочников и т. п.  |использовать словари,           |
|                                |справочники сведена к минимуму. |
|Переводчик может быть столь же  |    Говорящий, слушающий и      |
|отделён от читателя, сколь и от |переводчик участвуют в одном и  |
|автора. Часто он не знает кто   |том же событии, находятся в одно|
|его читатель.                   |и то же время в одном и том же  |
|                                |месте – триединство места,      |
|                                |действия и результата.          |


    Очевидно, что общим и основным фактором, отличающим  устный  перевод  от
письменного, является то, что в отличие от письменного, при устном  переводе
переводчик  поставлен  в  условия  ограниченности  времени.   При  получении
информации на русском  языке,  задача  переводчика  –  как  можно  точнее  и
быстрее передать её основной смысл на английском языке. В  данном  случае  у
переводчика  нет  возможности  подумать,  имеется  ли  в  английском   языке
эквивалент данной  русской  языковой  единицы   и,  если  имеется,   выбрать
наиболее  подходящую  его  форму.  Следовательно,  переводчик  прибегает   к
трансформациям,  в   частности   грамматическим,   чтобы   передать    смысл
информации на английском языке в той  форме,  в  какой  он  передал  бы  эту
информацию,  как считает он сам, если бы был  носителем  английского  языка,
то есть роль субъективного  фактора  при  устном  переводе  возрастает  (см.
Гл.4).
     А.  Д.  Швейцер  высказывался  по  этому  поводу  следующим   образом:
“Переводчик  неизбежно  привносит  в  процесс  перевода   свои   собственные
характеристики. Это сказывается и на этапе интерпретации  исходного  текста,
и на этапе создания нового текста на языке перевода. К этим  характеристикам
относится   верность  переводчика  определённой  культурной  традиции,   его
собственное  творческое  и  эстетическое  кредо,  его  связь  с  собственной
эпохой, и,  наконец,  та  конкретная  задача,  которую  он  сознательно  или
неосознанно  ставит  перед  собой.   Личность   переводчика   находит   своё
проявление в его коммуникативных установках” [Швейцер, цит. раб., 99].

     Таким   образом,   переводческие,   а   в   частности   грамматические,
(межъязыковые) трансформации –  это  способы  перевода,  которые  переводчик
может использовать  в тех случаях, когда эквивалентная   форма  высказывания
 в языке перевода отсутствует или  не  подходит  по  контексту.  Чаще  всего
данный   способ   используется   устными   переводчиками   для    достижения
максимальной  адекватности  перевода,   и   ввиду   ограниченности   времени
субъективный фактор возрастает.



        Глава II. ПРИЧИНЫ  ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПЕРЕВОДЧЕСКИХ  ТРАНСФОРМАЦИЙ

     Несмотря  на  то,  что  при   переводе,   осуществляя   те   или   иные
трансформации, переводчик не отдаёт себе отчёт в том, с какой целью  он  это
сделал,  т.е.   трансформирует   текст   на   интуитивном   уровне,   каждая
переводческая  трансформация   мотивирована,  т.е.  вызвана  той  или   иной
причиной.
     Мотивы  и  причины  использования  переводческих  трансформаций  каждый
лингвист  видит  по-своему.  Г.  М.  Стрелковский  объясняет   использование
переводческих преобразований  следующим  образом:  «Переводчик  воспринимает
исходящую от отправителя информацию в  виде  конкретных  произведений  речи.
Именно  в  этих  речевых   произведениях   и   реализуется   коммуникативное
намерение. Следовательно переводчику необходимо  так  преобразовать  речевое
произведение одного языка в речевое  произведение  другого,  чтобы  передать
коммуникативное намерение отправителя. Важным требованием является  точность
в переводе,  которая  должна  определяться  не  точным  соответствием  между
единицами двух  языков,  а  функциональной  тождественностью.  Точным  может
считаться лишь такой перевод, который обеспечивает  тождественность  функции
речевого  произведения  при  эквивалентности  смыслового  оригинала  и   его
транслята»   [Стрелковский,  1979,   88].   Таким   образом,   трансформации
используются  переводчиком  для  того,  чтобы  текст  перевода   был   также
функционально  тождественен  исходному  тексту»   С   этой   точкой   зрения
перекликается мнение  Л.К.  Латышева.  Он  высказывает  эту  мысль  в  более
развёрнутом  виде:  Прежде  всего  он  предлагает   термин   коммуникативная
компетенция.   Под  коммуникативной  компетенцией  им  понимается   комплекс
предпосылок,  без  которого  невозможна  языковая   коммуникация:   «Реакция
человека на текст определяется  не  только  свойствами  самого  текста  (его
семантикой и структурой), но и наличием определённых  предпосылок,  которыми
человек должен  обладать,  чтобы  адекватно  воспринять  и  интерпретировать
текст, наличие привычек к  определённым языковым стандартам и стереотипам  и
определённых предварительных знаний, без которых  нельзя  толком  понять,  о
чём идёт речь» [Латышев, 2000, 29].  При этом Латышев делит  коммуникативную
компетенцию на составляющие, каждая из которых играет свою роль  в  процессе
восприятия  и  интерпретации  текста.   Отсутствие   у   получателя   текста
необходимой предварительной информации приводит  к  ситуации,  когда  «слова
понятны», но непонятна суть сказанного. Что касается  несоответствия  текста
привычным речевым стандартам, Латышев считает, что  оно  может  вызвать  как
положительный, так  и  отрицательный  эффект:  «Если  непривычность  способа
выражения – результат неумения, недостаточной  коммуникативной  компетенции,
то  она   становится   фактором,   препятствующим   успешной   коммуникации.
Происходящая от некомпетенции «необычность» речи затрудняет  её  восприятие,
отвлекает внимание от содержания» [Латышев, цит. раб., 30].  Таким  образом,
воздействие, оказываемое  текстом  на  адресата,  определяется  соотношением
свойств текста с коммуникативной компетенцией адресата. А для того, чтобы  в
переводе  произвести  регулятивное  воздействие  текста,  необходимо,  чтобы
соотношение  свойств  переводного  текста  с  коммуникативной   компетенцией
носителя  переводящего  языка  было  бы  аналогично  (приблизительно  равно)
соотношению  свойств  исходного  текста   с   коммуникативной   компетенцией
носителя исходного  языка.  Таким  образом,  переводной  текст  должен  быть
неравен исходному тексту в той степени, в какой коммуникативная  компетенция
носителей  переводящего  языка   не   равна   коммуникативной    компетенции
носителей исходного  языка.  Это  целенаправленно  создаваемое  переводчиком
неравенство  двух  текстов  компенсирует  неравенство  двух  коммуникативных
компетенций таким образом,  чтобы  возникало  относительное  равенство  двух
соотношений,   которое   и   обеспечивает   эквивалентность    регулятивного
воздействия  двух  текстов  [Латышев,  цит.  раб.,  30].   Итак,   причинами
переводческих    трансформаций     являются     существенные     расхождения
коммуникативных  компетенций   носителей   исходного   языка   и   носителей
переводящего  языка  и  необходимость    «сгладить»   их   ради   достижения
равноценности регулятивного  воздействия  исходного  и  переводного  текста.
Таким образом, Латышев связывает необходимость  использования  переводческих
трансформаций с коммуникативной компетенцией. В   более ранней работе  этого
же учёного можно найти следующее высказывание о мотивировании  переводческих
трансформаций: «Мотивированность переводческих трансформаций  заключается  в
сочетании  творческого подхода к переводу со строгим отношением  к  передаче
содержательной стороны  исходного  текста,  его  существующих  особенностей,
исключающих  переводческий  произвол.»   [Латышев,  1981,  198]   В   целом,
Латышев называет 3 основные причины переводческих трансформаций:
   1. Расхождения в системах исходного и переводящего языков, которые  могут
      быть следующими:
   а) в одном из языков отсутствует категория, свойственная другому языку.
   б) внутри одной и той же категории членения различны.
   в) сопоставимые лингвистические категории не вполне совпадают  по  объёму
   значения.
   2. Расхождения норм исходного и переводящего языков. С  нарушением  нормы
      мы сталкиваемся  в тех случаях,  когда  смысл  фразы  понятен,  однако
      вызывает представление о неправильности речи (нормативных отклонениях)
   3.  Несовпадение  узуса,  действующего  в  среде  носителей  исходного  и
      переводящего  языков.  (Узус   -  правила  ситуативного  использования
      языка.  Он отражает речевые  привычки  и  традиции  данного  языкового
      коллектива.) [Латышев, цит. раб., 189].
      А. Ф. Архипов выделяет  восемь  мотивов  применения  трансформаций,  с
целью добиться более высокой степени эквивалентности:
   1.  Стремление  избежать  нарушения  норм  сочетаемости  единиц  в  языке
      перевода, так называемых буквализмов.
   2. Стремление идиоматизировать перевод,  т.е.  использовать  выражения  и
      конструкции, наиболее употребительные в переводящем языке.
   3.  Необходимость  преодоления   межъязыковых   различий   в   оформлении
      однородных членов предложения.
   4. Стремление избегать  чуждых  переводящему  языку  словообразовательных
      моделей.
   5.  Стремление  избегать   неестественности,   неэстетичности   некоторых
      повторов, громоздкости, неясности и нелогичности выражения.
   6. Стремление к более компактному варианту перевода.
   7. Стремление донести до рецептора важную фоновую  информацию  или  снять
      избыточную.
   8.  Стремление  воссоздать  трудно  передаваемую  игру  слов,  образность
      [Архипов, 1991, 86].
     Е. В.  Бреус мотивирует переводческие трансформации следующим  образом:
«Смысл оригинала передаётся при помощи переводческих  соответствий,  имеющих
не только иное языковое выражение, но и отличный от оригинала набор  сем,  а
это   и    порождает    необходимость    во    всевозможных    переводческих
трансформациях».
    При переводе с русского  языка  на  английский  или  любой  другой  язык
причина, побуждающая к переводческим трансформациям, чаще  всего  кроется  в
присущем английскому языку видении мира и связанном с этим явлении  языковой
избирательности. При переводе имеет место не только контакт двух языков,  но
и соприкосновение двух культур.  Описывая  предметную  ситуацию,  английский
язык  может  выбрать  иную,  чем  в  русском  отправную  точку  в  описании,
использовать  иной  предикат  или  конфигурацию  признаков.  Для   него,   в
частности,  характерно  преимущественное  использование   глагольных   форм.
Русскому  языку,   наоборот,   свойственно   более   широкое   использование
опредмеченных действий и признаков, что проявляется в более  частом,  чем  в
английском, использовании существительных» [Бреус, 2000, 14].
     Необходимо  отметить,  что  все  причины  использования  грамматических
трансформаций сводятся к  двум  основным:  Объективные  и  субъективные.  По
объективным  причинам  происходят  трансформации,  связанные  с  культурными
различиями носителей  двух  языков,  с  различиями  грамматических  структур
языков, и т. п. К субъективным  причинам  относятся:  недостаток  времени  в
условиях  устного  перевода,  собственный  стиль  переводчика,  является  ли
переводчик носителем исходного языка или переводного, и т.п.
      При  этом  необходимо  уточнить,  что  существует  два  основных  вида
грамматических замен: устойчивые межъязыковые соответствия,  образованные  с
помощью  грамматических  трансформаций  и  контекстуальные,  образующиеся  в
процессе перевода в зависимости от контекста. Все эти замены  происходят  по
причине различий  в  структурах  двух  языков  –  языка  оригинала  и  языка
перевода:

1. Положение языковой единицы в системе языка (части речи)
2. Внутриязыковые факторы
3. Грамматические категории:
     . Категория падежа
     . Категория числа
     . Категория рода
     . Категория определённости-неопределённости
     . Категория степени качества
     . Категория вида и времени
     . Категория залога
 4. Различие синтаксиса в русском и английском языках
Далее рассмотрим все вышеперечисленные языковые различия более подробно:



     В русском языке синтаксические и морфологические аспекты равноценны,  а
в английском, что  характерно  для  аналитического  языка,  отношения  между
словами  выражаются,  в  основном,  порядком  слов,  т.  е.  синтаксическими
средствами, поскольку морфологическое начало играет подчинённую роль.  Такой
приоритет  синтаксиса  часто  создаёт  трудности   для   перевода,   которые
переводчик должен уметь преодолевать, используя  в  переводе  грамматические
трансформации.

§1 Положение языковой единицы в системе языка.
    Соответствующие семантические единицы в разных языках могут также  иметь
разную значимость,
 т. е. занимать различное положение в системе языка. Слово может быть  более
употребительным в одном языке,  а  в  другом  иметь  более  узкое  или  даже
терминологическое значение  [Миньяр-Белоручев, 1994, 28]. Слова могут  также
иметь  различное грамматическое значение. В одном  языке  слово  может  быть
употреблено только как существительное, а  в  другом   как  существительное,
глагол и прилагательное. Несмотря на относительную близость частей  речи  по
составу в обоих языках, более глубокое знакомство с ними  свидетельствует  о
значительном различии между ними. Это различие,  прежде  всего,  заключается
в  расхождении в составе грамматических категорий и средств их  выражения  в
обоих языках. Профессор В. Д. Аракин  даёт  сопоставительный  анализ  частей
речи в английском и русском языках, который приводится ниже.
Имя существительное. Имя существительное  в  русском  языке  характеризуется
наличием трёх грамматических  категорий:  1)  категории  падежа,  выраженной
парадигмой склонения,  состоящей  из  шести  падежей;  2)  категории  числа,
состоящей из двух чисел  –  единственного  и  множественного;  3)  категории
грамматического рода, представляющей три рода – мужской, женский и  средний,
имеющие соответствующее морфологическое выражение.
В  отличие   от   русского,   имя   существительное   в   английском   языке
характеризуется наличием двух грамматических категорий: 1) категории  числа,
     состоящей      из   двух  чисел  единственного   и    множественного;
2) категории   детерминативности     (определённости   –  неопределённости),
выраженной артиклями в препозиции.
Имя прилагательное.  Имя  прилагательное  в  русском  языке  характеризуется
наличием согласования с существительным в роде, числе и падеже и  категорией
степени качества.
 В  отличие  от  русского,  прилагательное   в  английском  языке  не  имеет
согласования с существительным. В то же время в английском языке,  как  и  в
русском, имеется морфологически выраженная категория степени качества.
Глагол. Глагол в русском языке характеризуется наличием семи  грамматических
категорий:  1)   категории   вида,   выраженной   морфологическими   формами
несовершенного и совершенного вида; 2)  категории  времени,  находящей  своё
выражение в формах пяти времён – трёх форм времени  несовершенного  и   двух
форм  совершенного  вида;  3)  категории  залога,  имеющей   морфологическое
выражение в виде форм действительного, возвратно-среднего  и  страдательного
залога; 4) категории наклонения, представленной формами  трёх  наклонений  –
изъявительного, повелительного и сослагательного  или  условно-желательного;
5) категории лица,  выраженной  личными  окончаниями;  6)  категории  числа,
выраженной личными окончаниями; 7) категории грамматического рода  в  формах
единственного числа прошедшего времени.
   В  системе  английского  глагола  представлены  следующие  грамматические
категории:  1)  категория  времени,  выраженная  тремя  формами  времени   –
настоящим, прошедшим и  будущим;  2)  категория  наклонения,  представленная
шестью  морфологически  выраженными  формами  наклонений  –  изъявительного,
повелительного, сослагательного I, сослагательного II, предположительного  и
условного; 3) категория залога, имеющая морфологическое   выражение  в  виде
форм  действительного  и   страдательного   залога;   4)   категория   вида,
представленная формами двух видов –  общего   и  длительного;  5)  категория
временной отнесённости, представленная формами перфекта; 6) категория  лица,
выраженная в настоящем времени морфемой –(е)s и нулевыми морфемами в  других
лицах; 7) категория числа [Аракин 1979, 112].

§2 Внутриязыковые факторы.
    Причиной переводческих преобразований  могут  служить  и  внутриязыковые
факторы, такие как сочетаемость и  коммуникативная  структура  высказывания.
Коммуникативная   структура   высказывания   представляет    собой    состав
компонентов, один из которых имеет минимальную  коммуникативную  нагрузку  и
именуется «темой»,  а  другой  –  максимальную  коммуникативную  нагрузку  и
именуется «ремой».

§3 Грамматические категории.
    Категория падежа.  В  русском  языке  категория  падежа  представлена  6
падежами – именительным, родительным, дательным,  винительным,  творительным
и предложным. Рассматривая значение каждого  отдельного  падежа  как  особой
грамматической категории, мы видим, что оно  имеет  комплексный  характер  и
состоит из ряда более мелких созначений.  Например,  в  качестве  одного  из
таких созначений можно  назвать  предметность,  поскольку  категория  падежа
свойственна именам существительным, обозначающим предметы и явления.  Другим
созначением   может   быть   названа   принадлежность   существительного   к
определённому грамматическому роду, и т. д.
   Эти созначения профессор Е. И. Шендельс  называет  семами.  Под  понятием
сема  понимается  минимальный,  далее  неделимый   элемент   грамматического
значения  [Шендельс, 1962, 52].
    В русском языке  категория  падежа  характеризуется  наличием  следующих
сем: предметности, рода, числа, одушевлённости/неодушевлённости.
    Вопрос о категории падежа  в  английском  языке  до  настоящего  времени
носит дискуссионный характер.  Почти общепринятой  считается  точка  зрения,
согласно которой в составе существительных имеется класс слов,  изменяющихся
по двум падежам – именительному  и  притяжательному,  оформленному  морфемой
‘s. Это класс существительных одушевлённых и существительные  семантического
поля “время”. Таким образом, с точки  зрения  типологической  характеристики
категории  падежа  в  имени  существительном  мы  можем  отметить,   что   в
английском  языке  все  существительные  делятся  на  два   класса:   слова,
обозначающие  предметы,  неживые,  не  имеющие  категории  падежа,  и  слова
обозначающие  предметы  живые  и  время,  имеющие  два  падежа  –  общий   и
притяжательный.  Семы  притяжательного   падежа   следующие:   предметность,
одушевлённость, притяжательность, субъектность и объектность.
    Категория падежа представлена в системе личных  местоимений  английского
языка двумя падежами  –  именительным  и  объектным  –  с  основными  семами
предметности, числа и направленности.
Категория числа.  Как  в  английском,  так  и  в  русском  языке  существует
грамматическая  категория  числа.  Эта  категория  выражает   количественные
отношения, существующие в реальной действительности, отражённые  в  сознании
носителей   данного   языка   и   имеющие   морфологическое   выражение    в
соответствующих формах языка.
     Категория  числа,  как  отражающая   количественные   отношения   между
реальными предметами, естественно привязана к имени существительному.
    В русском и в английском  языках  категория  числа  представлена  семами
единичности  и  множественности,  находящими   своё   выражение   в   формах
единственного и множественного числа.
    Семы единичности в русском языке могут быть представлены  как  морфемами
-й (для мужского рода), -а, -я (для  женского  рода),  -о,  -е,  -  мя  (для
среднего), так и нулевыми морфемами, например:  город,  дом,  зверь,  дверь,
ветвь.
    В отличие  от  русского  языка,  сема  единичности  в  английском  языке
представлена только нулевой морфемой, например: foot, city, play и т.д.
     Категория  множественного  числа  в  обоих  языках  представлена  семой
множественности. В русском языке  сема  множественности  выражена  морфемами
-ы, -и (для мужского и женского рода) и -я (для существительных  мужского  и
среднего  рода).  В  отличие  от  русского  языка,  сема  множественности  в
английском  языке  морфемами  числа  –s[-s]  и  [-z],  -es[-iz]  и  в  очень
ограниченном числе существительных чередованием гласных,  например:  foot  –
feet, tooth – teeth и т.д.
    В обоих языках существует довольно значительная группа  существительных,
у  которых  представлена  только  сема  множественности,   получающая   своё
выражение  в  соответствующих  морфемах  числа  и  в   формах   согласования
прилагательных,  глаголов  и  местоимений.   Часть   таких   существительных
совпадает в обоих языках. Это  прежде  всего  существительные,  обозначающие
парные или составные предметы:
                             Ножницы – scissors
                               Очки - glasses
                              Брюки – trousers
    Часть таких  существительных  не  совпадает,  и  в  одном  языке  бытуют
существительные, в которых представлена только  сема  множественности,  а  в
другом  –  существительные,  в  которых   имеется   противопоставление   сем
единичность – множественность. Это часто  создаёт  трудности  при  переводе,
особенно  устном,  когда  присутствует  условие  ограниченности  времени   и
переводчик  должен   быстро   трансформировать   исходное   существительное,
вспомнив, в каком числе оно употребляется  на языке перевода.
     В  русском  языке  к  первой  группе   относятся   существительные   1)
обозначающие парные или составные предметы:
                         Грабли мн. ч. – rake ед. ч.
                        Качели мн. ч. – swing ед. ч.
                      салазки мн. ч. – toboggan ед. ч.

2) обозначающие массу, вещество, материал:
                        дрожжи мн. ч. – yeast ед. ч.
                         духи мн. ч. – scent ед. ч.
                       обои мн. ч. – wallpaper ед. ч.

3) обозначающие сложные действия, процессы, состояния:
                       выборы мн. ч. – election ед. ч.
                      похороны мн. ч. – funeral ед. ч.
                      именины мн. ч. – name-day ед. ч.

    В английском языке  также  есть  ряд  существительных,  у  которых  сема
множественности утратилась и осталась только сема единичности:
                       Pajamas мн. ч. – пижама  ед. ч.
                        News мн. ч. – новость  ед. ч.

    Категория рода. В русском языке  категория  грамматического  рода  имеет
широкое распространение. Каждое существительное, будь  то  одушевлённое  или
неодушевлённое,  в  составе  своих  сем,  определяющих  его   грамматическую
сущность, обязательно имеет сему рода –  мужского,  женского  или  среднего.
Категория рода у существительных русского языка носит  формальный  характер,
кроме существительных, обозначающих людей и животных.
    Категория грамматического  рода  –  мужской,  женский,  средний  –  была
некогда   присуща   существительным   древнеанглийского   периода.    Однако
историческое развитие морфологической структуры английского языка привело  к
тому, что категория грамматического рода, лишённая  морфологических  средств
выражения, перестала существовать [Аракин, цит. раб.,  121].  Но  при  этом,
как следствие  древнеанглийской  системы  языка,  в  современном  английском
языке корабли, яхты и другие суда относятся к женскому роду. Более  того,  в
разговорном английском языке, неофициальном стиле животные тоже  приобретают
категорию рода. Несовпадения в грамматическом  роде  ведёт  к  необходимости
переводческих трансформаций.
     Категория  определённости  –  неопределённости.  Содержание   категории
определённости  –   неопределённости    указывает   на   то,   мыслится   ли
обозначаемый существительным   предмет  как  относящийся  к  данному  классу
предметов(неопределённый артикль), или же как предмет известный,  выделяемый
из класса однородных с ним предметов(определённый артикль).
    Категория определённости  –  неопределённости  имеет  грамматикализован-
ный  характер  в  английском  языке:  это   определённый   артикль   the   и
неопределённый артикль a или an[Аракин, цит. раб., 123].
      В   противоположность   английскому,   в   русском   языке   категория
определённости – неопределённости  не  имеет  морфологического  выражения  и
выражается лексически. Для выражения определённости  используются:   частица
– то,  указательные местоимения этот, эта, это, эти или тот, та, те, то.  По
своей  функции  они  соответствуют  определённому  артиклю.  Для   выражения
неопределённости  используются  местоимения  какой-то,  какая-то,  какие-то,
какое-то; числительное один. При переводе на английский язык они  заменяются
неопределённым артиклем a или an. Но нужно иметь в виду, что  замены  такого
рода не являются регулярными, а зависят от контекста.
    Категория  степени  качества.  Основным  средством  выражения  категории
степени качества являются  имена  прилагательные.  По  своим  типологическим
признакам прилагательные в  обоих  языках  значительно  отличаются  друг  от
друга.  По своему составу  прилагательные  в  русском  языке  делятся  на  3
разряда:  1)  прилагательные  качественные,  обозначающие  признак  предмета
непосредственно: большой – маленький, толстый – тонкий, холодный  –  тёплый,
и т.п. 2) прилагательные относительные, обозначающие признак предмета  через
отношение его к другому предмету или действию. Относительные  прилагательные
в русском языке являются производными от основ имён существительных:  камень
–  каменный,  правда  –  правдивый,  зима  –   зимний.   3)   прилагательные
притяжательные, обозначающие принадлежность  предмета  лицу  или  животному:
отцовский, сестрин, и т.д.
    В отличие от русского  языка,  прилагательные  английского  языка  имеют
лишь   один   чётко   представленный   лексикой   разряд   –    качественные
прилагательные:   white,   large,   strong.   Прилагательные   относительные
представлены очень ограниченным числом лексических единиц, из числа  которых
значительная часть относится к области науки: chemical, biological и т.д.
     Отсутствие  полноценного   разряда   относительных   прилагательных   в
английском языке восполняется атрибутивными словосочетаниями, состоящими  из
двух существительных, первое  из  которых  выполняет  атрибутивную  функцию,
являясь определением ко второму: stone  –  камень,  stone  wall  –  каменная
стена.
    Притяжательные прилагательные как  особый  разряд  также  отсутствуют  в
английском языке. Это отсутствие восполняется  словосочетаниями,  в  которых
русскому   прилагательному   соответствует   существительное,    оформленное
притяжательной частицей ‘s : отцовский дом  –  my  father’s  house;  сестрин
шарф – my sister’s scarf.
    Основным  дифференциальным  признаком  русских  прилагательных  является
наличие у качественных  прилагательных  двух  форм:  полной  и  краткой.  Их
отличие в том, что полные прилагательные выполняют атрибутивную  функцию,  а
краткие – предикативную. В английском языке такое деление отсутствует.
        В русском языке сравнительная  степень  может  быть  образована  как
синтетическим  путём  –  прибавлением  морфемы  –ее  или   –ей   ,   так   и
аналитическим – прибавлением слова более или менее. Превосходная же  степень
образуется аналитическим путём – с помощью слова самый.
    В  английском  языке  существует  два  ряда  форм  образования  степеней
сравнения: 1) синтетические формы с морфемами  –er  для  форм  сравнительной
степени и –est  для  форм  превосходной  степени.  2)  аналитические  формы,
образуемые словами more и most [Аракин, цит. раб., 128].
    Но совсем не  обязательно,  что   русские  прилагательные,  образованные
синтетическим  путём,   будут   иметь   в   английском   языке   эквивалент,
образованный тем же способом.  Чаще  всего  слова,  образованные  в  русском
языке  синтетически,  при  переводе   на   английский   язык   будут   иметь
аналитические формы. И наоборот, слова, образованные аналитически в  русском
языке при переводе на  английский  приобретают  синтетические  формы.  Таким
образом, возникает необходимость в переводческих трансформациях.

                           важнее – more important
                        самый сильный – the strongest

    Категория вида и времени. Эти  две  грамматические  категории  в  разных
языках  имеют  далеко  не  одинаковое   развитие   и   самый   разнообразный
морфологический  состав.  Категория  вида  обычно  определяется  как   такая
лексико-грамматическая   категория,    которая    передаёт    характеристику
протекания действия или процесса, обозначенного глаголом,  -  повторяемость,
длительность, многократность, мгновенность действия,  или  результативность,
завершённость, или предельность, т.е. отношение действия к  его  внутреннему
пределу [Аракин, цит. раб., 129].  Перечисленные  характеристики  протекания
действия или процесса  получают   в  различных  языках  самое  разнообразное
морфологическое или морфолого-синтаксическое выражение. Таким  образом,  при
переводе переводчик прибегает к разного рода грамматическим  трансформациям.
В русском языке, выделяются два вида:  несовершенный  (писать,  говорить,  и
т.п.), выражающий действие в его течении и совершенный  (сделать,  написать,
и т.п.), выражающий действие, ограниченное пределом совершения в  какой-либо
момент его осуществления или же сообщающее результат  данного  действия  или
процесса. Система видов в русском языке, по  мнению  В.  Д.  Аракина,  имеет
свой отличительный признак – наличие соотносительных пар  глаголов,  которые
образуют соотносительные ряды форм,  пронизывающие  всю  систему  глагольных
форм при тождестве их лексического значения [Аракин, цит. раб., 130]:
                                Давать –дать
                                 Давай – дай
                                 Давал – дал

     В  древнеанглийском  языке  категория  вида   как    в   русском   была
представлена двумя видами – несовершенным и совершенным.  Но  в  современном
английском языке на смену исчезнувшей категории вида пришла сложная  система
временных форм глаголов.
    Однако  некоторые  учёные  всё  же  выделяют  в  системе  грамматических
категорий современного английского  языка  категорию  вида.  Так,  например,
профессор А.И. Смирницкий считал, что  категория  вида  в  английском  языке
состоит из двух видов – 1)общего вида, представленного в  настоящем  времени
нулевыми морфемами и –(e)s (3 лицо, ед.число), в прошедшем времени  морфемой
–ed или формами с  чередованием  гласных,  в  будущем  времени   will  +V  и
обозначающего  сам  факт  совершения  действия,  и  2)   длительного   вида,
представленного глаголом to be в форме соответствующего времени и формой  на
–ing (I am going, I am doing, etc.) [Смирницкий, 1959., 321].
     Но  в  отличие  от  русского  языка,   где   глаголы   совершенного   и
несовершенного  вида  образуют  соотносительные  пары  лексических   единиц,
обладающих каждая своими морфологическими признаками  и  характеристиками  и
образующих два ряда соотносительных форм, в английском языке глаголы  общего
и длительного вида таких пар не образуют. Каждый глагол в английском  языке,
за немногими исключениями, может принимать как форму  общего,  так  и  форму
длительного вида.
    Иную точку зрения  на  проблему  вида  в  английском  языке  высказывает
профессор И. П. Иванова.  По  её  мнению,  вида  как  особой  грамматической
категории в английском языке  нет.  Есть  группы  временных  форм:  основной
длительной, перфект и перфектно-длительной. Их она называет  разрядами.  При
этом основным разрядом считает Indefinite –  единственную  форму,  способную
передавать динамику, смену событий. Другие разряды детализируют  действие  в
плане одновременности или предшествования, но не используются  для  передачи
смены действий во времени. [Иванова, 1961, 200]
    Если категория вида в современном  русском  языке  представлена  формами
двух видов – несовершенного и совершенного, то  категория  времени  –  тремя
формами времени в глаголах несовершенного вида и двумя  формами  в  глаголах
совершенного вида.  Что  касается  английского  языка,  как  уже  говорилось
ранее, в ходе развития данного языка категория вида была утрачена,  в  связи
с чем постоянно развивалась категория времени,  которая  в  настоящее  время
представлена большим количеством временных форм.
     Категория  залога.   Категория  залога  представляет  собой  глагольную
категорию,  выражающую  различные  отношения  между  субъектом  и   объектом
действия, имеющие своё морфологическое выражение в форме глагола.
    В русском  языке  категорию  залога  имеют  только  переходные  глаголы,
поэтому эта категория имеет более частный характер, чем категория  вида  или
времени. Всего в русском  языке  имеется  3  залога:  действительный  залог,
возвратно-средний  залог  и  страдательный  залог.  В  английском  же  языке
имеется два залога: действительный и страдательный.
    Сопоставление случаев употребления форм страдательного  залога  в  обоих
языках показывает, что их функционирование в речи совершенно различно.  Если
английский язык предпочитает использовать формы пассива в предложениях,  где
лицо  или  предмет  в  функции  подлежащего  испытывает  на  себе   чьё-либо
воздействие, то русский язык  в  подобной  ситуации  чаще  использует  форму
действительного залога с прямым объектом, оформленным винительным падежом  в
позиции перед сказуемым.
      That wonderful wedding was arranged by the parents of bride – эту
             великолепную свадьбу организовали родители невесты

    Кроме этого характерного случая, связанного с  расхождениями  в  системе
грамматических категорий и их  морфологическом  выражении  в  обоих  языках,
существует ряд случаев, когда  русским  предложения  со  сказуемым  в  форме
действительного залога  соответствуют  в  английском  языке  предложения  со
сказуемым в форме страдательного залога:
1)  Сказуемое  неопределённо-личных  предложений  в  форме   действительного
залога  в  русском  языке   соответствует   сказуемому   в   форме   пассива
соответствующих предложений в английском языке
                 мне рассказали историю – I was told a story
2) сказуемое главного предложения, выраженное глаголами речи или суждения  в
форме третьего лица  множественного  числа  (говорят,  считают,  и  т.  п.),
соответствует обычно форме пассива тех же глаголов в английском языке.
      Говорят, он хорошо танцует – he is considered to be a good dancer
     Таким  образом,  очевидно,  что  при  переводе   подобных   предложений
переводчику  необходимо  применять   грамматические   трансформации,   чтобы
избежать буквализма или русицизма при формировании текста перевода.

§4 Различие синтаксиса в русском и английском языках.
     Другой немаловажной причиной грамматических  трансформаций,  по  словам
Черняховской Л.А., является  различие  синтаксиса  в  русском  и  английском
языках. Кроме того, коммуникативная нагрузка  смысловых  групп,  оформленных
разными  членами  предложения,   подчёркивается   разнообразными   языковыми
средствами, различными в разных  языках  [Черняховская,  1976,  24].  Так  в
английском языке подлежащее,  для  которого  характерна  начальная  позиция,
часто оказывается компонентом с минимальной коммуникативной нагрузкой,  а  к
концу предложения  она  постепенно  возрастает.  Семантический  словопорядок
нарастания   коммуникативной   нагрузки,   таким   образом,   совпадает    с
синтаксическим членением на грамматический субъект  и  предикат  (субъект  –
тема, предикат – рема). Именно этот фактор является причиной  синтаксических
перестроек  при  переводе  с  русского  языка  на  английский  и   наоборот.
Например, русская  тематическая  группа,  имеющая  свободную  синтаксическую
реализацию, при переводе на английский язык оформляется как  подлежащее;  за
счёт этого, таким образом, сохраняется начальная позиция  смысловой  группы.
Изменением её синтаксической функции семантический  словопорядок  приводится
в соответствие с синтаксическим [Черняховская, цит. раб., 25].

В газете «трибюн» было опубликовано          “The  tribune”  published  more
than 300
 более трёхсот статей, написанных               of his articles  on  a  wide
range of topics
Марксом на самые разнообразные темы

      Грамматические  свойства  языковых  единиц  состоят  из  целого  ряда
языковых  явлений:  форма  слова,   словосочетания,   предложения,   порядок
элементов, грамматические значения  форм,  контекстуальные  функции  форм  и
значений. Всякий раз, рассматривая  информационную  мощность  той  или  иной
языковой единицы, подлежащей переводу, мы принимаем во  внимание  не  только
лексико-семантическое значение слов и их сочетаний, но и  их  грамматические
свойства, которые могут весьма существенно влиять  на  меру  упорядоченности
переводимого сообщения [Рецкер, 80, 74].
       Следует учитывать все факторы, которые  могут  влиять  на  применение
грамматических трансформаций, а именно:
  1) синтаксическую функцию предложения;
  2) его лексическое наполнение;
  3) его смысловую структуру;
  4) контекст (окружение) предложения;
  5) его экспрессивно-стилистическую функцию.
  Логическая структура предложения может требовать от переводчика не только
изменения, но и сохранения  иноязычной  конструкции,  когда  это  связано  с
точностью передачи логического ударения.
Контекстуальное   окружение   предложения   также   может   требовать    его
грамматической трансформации в переводе.  Чаще  всего  это  наблюдается  при
переводе английских периодов или ряда предложений, начинающихся с  одного  и
того же личного местоимения [Швейцер, 1988, 83].
    Несмотря на то, что устный перевод, также  как  и  письменный  не  может
обходиться  без  трансформаций,  переводчику  нужно  быть  осторожным  в  их
применении, т.е. разумно их использовать. Излишнее количество  переводческих
трансформаций ведёт к вольности перевода, результатом  которой  может  стать
неестественность,  неправильность  и  даже  непонятность  речи.   Недостаток
переводческих трансформаций ведёт к буквализму.  Л. К. Латышев  высказывался
по этому поводу следующим образом: «Переводчику,  не  имеющему  достаточного
опыта практической работы, постоянно грозит опасность впасть в одну из  двух
крайностей:   1)   Исходя   из   неправильных   представлений   о   точности
(эквивалентности)  перевода,  пойти  по  линии  буквалистского   копирования
исходного текста. 2) Стремясь избежать буквализмов   в  переводе,  пойти  по
линии  слишком  вольного  перевода,  характерной  чертой  которого  является
большое    количество    произвольных     немотивированных     переводческих
трансформаций.»  [Латышев, цит. раб., 189].



           Глава III.  КЛАССИФИКАЦИЯ ГРАММАТИЧЕСКИХ ТРАНСФОРМАЦИЙ

         Масштаб  и  глубина  переводческих  трансформаций   бывают   весьма
различными - от трансформаций,  влекущих  за  собой  относительно  небольшое
несходство переводного высказывания с исходным, до случаев  так  называемого
парадоксального перевода, когда внешняя непохожесть исходного и  переводного
высказываний такова, что  в  продукте,  предложенном  языковым  посредником,
трудно  сразу  же  признать  перевод,  и  лишь  "по   зрелому   размышлению"
становится ясно, что решение оптимально, что перевести ближе к  тексту  было
просто невозможно, что перед  нами  перевод.  Как  заметил  Л.  К.  Латышев,
«одной   лишь   констатации   факта   наличия   столь   широкого   диапазона
переводческих трансформаций мало. Очевидно, что переводчику  полезно  еще  и
знать основные, наиболее часто применяемые типы переводческих  трансформаций
и уметь пользоваться ими. Владение этим инструментарием столь же  ценно  для
языкового посредника, как для шахматиста  владение  репертуаром  стандартных
решений в типичных ситуациях» [Латышев, 2000, 253].
       В  настоящее  время  существует  множество  подходов  к   разделению
переводческих трансформаций  на  виды  и  типы  и  множество  классификаций,
предложенных различными авторами. Рассмотрим некоторые из них.
  По словам Л. С. Бархударова, все виды  преобразований  или  трансформаций
осуществляемых в процессе  перевода  можно  свести  к  четырем  элементарным
типам, а именно:
  1. Перестановки – это изменение расположения языковых элементов в  тексте
перевода  по  сравнению   с   текстом   подлинника.   Элементами,   могущими
подвергаться перестановке,  являются  обычно  слова,  словосочетания,  части
сложного предложения и самостоятельные предложения в строе текста.
  2. Замены – наиболее распространенный  и многообразный вид  переводческой
трансформации.  В  процессе   перевода   замене   могут   подвергаться   как
грамматические единицы, так и лексические, в связи с чем  можно  говорить  о
грамматических  и  лексических  заменах.  К  грамматическим   же   относятся
следующие типы:
  а) замена форм слова;
  б) замена частей речи;
  в)  замена  членов  предложения  (перестройка  синтаксической   структуры
предложения);
  г) синтаксические замены в сложном предложении:
 - замена простого предложения сложным,
 - замена сложного предложения простым,
 - замена придаточного предложения главным,
 - замена главного предложения придаточным,
 - замена подчинения сочинением,
 - замена сочинения подчинением,
 - замена союзного типа связи бессоюзным,
 - замена бессоюзного типа связи союзным.
  3.  Добавления.  Этот  тип   переводческой   трансформации   основан   на
восстановлении при переводе опущенных в ИЯ «уместных слов».
  4. Опущение – явление, прямо противоположное  добавлению.  Под  опущением
имеется в  виду  опущение  тех  или  иных  «избыточных»  слов  при  переводе
[Бархударов, цит. раб., 190].
   А. Д.  Швейцер классифицировал  грамматические  трансформации  следующим
образом:
   1) объединение предложений – способ перевода, при котором  синтаксическая
      структура предложения в оригинале преобразуется путём соединения  двух
      простых предложений в одно сложное.
   2) членение предложения – способ  перевода,  при  котором  синтаксическая
      структура предложения  в  оригинале  преобразуется  в  две  или  более
      предикативные структуры переводящего языка.
   3)   добавление   грамматикализированных   единиц,   например,    союзов,
      местоимений и т.п.
   4) опущение грамматикализированных элементов. [Швейцер, 1973, 180]
  Разбиение  переводческих  трансформаций  на  типы,  как  и  любая  другая
классификация, может осуществляться  на  разных  основаниях.  Л.К.   Латышев
взял за основание уровни языка. По  его  словам,  это  позволяет  не  только
классифицировать переводческие трансформации, но и  провести  границу  между
ними  и  другим  большим  классом  переводческих  приёмов  –   подстановками
[Латышев, цит. раб., 253].
    Языковые уровни - это подсистемы общей системы языка, каждая из  которых
характеризуется совокупностью относительно  однородных  единиц  и  категорий
языка, а также правил, регулирующих их использование.  Выделяются  следующие
уровни языка: фонетический, морфологический, синтаксический  и  лексический.

    Минимальной  мерой  переводческих  преобразований  является  переход  от
фонетики ИЯ к фонетике ПЯ. Без замены "звуковых оболочек"  значений  перевод
вообще немыслим. Если других изменений, кроме такой замены,  не  происходит,
то перевод выполнен (исключительно) с помощью подстановок.
    Фонетическое преобразование исходного высказывания  не  может  считаться
трансформацией, поскольку оно - обязательный, константный  элемент  процесса
перевода. О трансформациях правомерно говорить только в тех  случаях,  когда
трансъязыковое перефразирование  затрагивает  еще  и  другие  уровни  языка:
морфологический, лексический,  синтаксический  или  же  еще  более  глубокие
структуры порождения речи.
Если   в   результате   подстановок   возникает   переводное   высказывание,
симметричное исходному на всех уровнях,  за  исключением  фонетического,  то
использование уровневых трансформаций ведет к их асимметрии на том или  ином
уровне - в зависимости от того, какая трансформация имела место.
     Преобразования  на  уровне   частей   речи   именуются   категориально-
морфологическими трансформациями, поскольку части речи –  одна  из  основных
категорий морфологии. Этот тип трансформаций широко применяется в  переводе.
Их  особенность  в  том,  что  они  в   минимальной  степени  отражаются  на
передаваемом содержании -  не влекут за  собой  существенных  содержательных
потерь или модификаций.
     Достаточно  нейтральны   в   отношении   передаваемого   содержания   и
синтаксические    трансформации.    Синтаксическая    трансформация    может
заключаться  в  замене  одного  типа   синтаксической   конструкции   другим
[Латышев, цит. раб., 254].  Кроме того, Латышев Л. К.  выделяет  лексические
трансформации: в процессе перевода некоторые лексемы исходного  высказывания
заменяются не  системными  (словарными)  лексическими  эквивалентами  ПЯ,  а
некоторыми контекстуальными эквивалентами, то есть эквивалентами  только  на
данный конкретный случай, которые при наложении друг  на  друга  лексических
систем ИЯ и ПЯ не  пересекаются,  стилистические:  изменение  стилистической
окраски  переводимой  единицы,  а  также  глубинные:  вторгающиеся  в  более
глубинный   слой   речемыслительной   деятельности,   в   результате    чего
претерпевает изменения сама схема мысли [Латышев, цит. раб., 255].
    Таким образом, анализируя высказывания лингвистов, можно  сделать  общий
вывод,  что  грамматические  трансформации  заключаются   в   преобразовании
структуры  предложения  в  процессе  перевода  в  соответствии   с   нормами
переводящего языка. Они могут происходить

на синтаксическом уровне
синтаксические трансформации:
    . синтаксическое уподобление
    . перестановки
    . замена членов предложения
    . переход от обратного порядка слов к прямому
    . смена предикатов при переводе
    . преобразование активных конструкций в пассивные и наоборот
    . членение предложения
    . объединение предложений
    . замена типа синтаксической связи
    . опущения
    . дополнения
 и на морфологическом уровне
  замены частей речи:
    .  преобразование местоимения
    . замена прилагательного существительным или наречием
    . замена отглагольного существительного глаголом
    . замена личной формы глагола причастием
 грамматическая замена числа
замена грамматического времени
словообразовательные трансформации
Далее   рассмотрим   вышеперечисленные  виды  грамматических   трансформаций
более подробно.

     §1 Синтаксические трансформации:

    Синтаксическое уподобление (дословный перевод)  представляет  собой  тип
«нулевой» трансформации, что встречается только в тех  случаях,  когда  и  в
исходном  и  в  переводящем  языках  имеются   параллельные   синтаксические
структуры. Но  как  уже  упоминалось  ранее,  такие  случаи  довольно  редко
встречаются  в переводческой практике.
|  Мы изучали Англию с сентября  |   We studied   England  from   |
|по январь                       |September to January     [Пример|
|                                |наш, М.О.]                      |


    Тем не менее, по словам А.В. Федорова «всякого  рода  попытки  перевести
дословно тот или иной текст или отрезок текста приводят  если  не  к  полной
непонятности  этого  текста,  то  во  всяком  случае  к   тяжеловесности   и
неясности» [Федоров, 1983, 131].

    Перестановка –  изменение  расположения  (порядка  следования)  языковых
элементов в тексте  перевода  по  сравнению  с  текстом  подлинника.  Такими
элементами   являются   слова,   словосочетания,   главные   и   придаточные
предложения и целые предложения. В  устном  переводе  перестановки  как  вид
переводческих трансформаций встречаются  весьма  часто,  однако  обычно  они
сочетаются с другими видами грамматическими замен.
    Замена членов предложения  приводит  к  перестройке  его  синтаксической
структуры. Такого рода перестройка происходит и в ряде  случаев  при  замене
части  речи.  Например,   замена  существительного  глаголом  сопровождалась
заменой  определения   обстоятельством.   Более   существенная   перестройка
синтаксической структуры  связана  с  заменой  главных  членов  предложения,
особенно подлежащего. Использование подобных замен  в  значительной  степени
обусловлено тем, что в английском языке  чаще,  чем  в  русском,  подлежащее
выполняет иные функции,  нежели  обозначения  субъекта  действия,  например,
объекта действия (подлежащее заменяется дополнением):
|Посетителей просят оставлять    |Visitors are requested to leave|
|верхнюю одежду в гардеробе.     |their coats in the cloak-room. |


   обозначения времени (подлежащее заменяется обстоятельством времени):
|На прошлой неделе наблюдалась  |The last week saw an          |
|активизация дипломатической    |intensification of diplomatic |
|деятельности.                  |activity.                     |


обозначения пространства (подлежащее заменяется обстоятельством места):
|Сегодня в небольшом городке     |The little town of Clay Cross   |
|Клей-Кросс состоялась массовая  |today witnessed a massive       |
|демонстрация.                   |demonstration.                  |


обозначения  причины   (подлежащее   заменяется   обстоятельством   причины)
[Комиссаров, 1990, 80]:
|В результате катастрофы погибло |The crash killed 20 people .    |
|20 человек.                     |                                |

    При переводе с русского, переводчику следует проявлять большую  гибкость
в отношении порядка слов, готовность заменять существительные  глаголами,  а
глаголы существительными, превращать  активные  конструкции  в  пассивные  и
наоборот, опускать некоторые  слова  и  менять  местами  части  предложения,
вставлять безличные конструкции.

   Переход от обратного порядка слов к прямому. В процессе устного  перевода
с русского языка на английский  определённые  трудности  могут  представлять
высказывания с обратным порядком слов.  В  таких  случаях  переводчик  часто
прибегает  к  переходу  от   обратного   порядка   слов   к   прямому.   Эта
синтаксическая трансформация  особенно  необходима  при  переводе  с  языков
синтетических на языки аналитические. Она  и  имеет  место  при  переводе  с
русского языка на английский.


                  Довольно широкий масштаб            Культурные обмены
                               осуществляются

              приняли  культурные  обмены             в   довольно   широких
масштабах

     Высказывания с обратным порядком слов  являются  характерным  признаком
текстов на русском языке. В английском языке инверсия  используется  намного
реже. Это порождает необходимость в различных переводческих  трансформациях,
для  углублённого  понимания   которых   следует   разобраться   в   природе
коммуникативной структуры высказывания [Бреус, 1998, 22].
    При переводе на английский язык,  т.е.  при  изменении  плана  выражения
высказывания,  осуществляются  самые   разнообразные   перестройки   речевой
структуры.   Черняховская  Л.А.  выделяет   синтаксические   преобразования,
которым  подвергаются  смысловые  группы  высказывания   при   переводе   на
английский   язык.   Информационная   структура   –   структура   содержания
высказывания  –  при  переводе  сохраняется  неизменной.  Это  означает,   в
частности, что смысловые группы, имевшие  в  русском  варианте  высказывания
функции темы и ремы, должны сохранить эти функции и в  английском  варианте,
в противном случае содержание высказывания может  исказиться  [Черняховская,
1976, 67].
    При  порождении  высказывания  смысловые  отрезки,  оформленные  членами
предложения, располагаются в определённой последовательности в  соответствии
с движением мысли от исходного пункта сообщения  (или  «старого»  знания)  к
его смысловому  центру  («новому»  знанию).  Смысловой  отрезок,  выражающий
«старую»  информацию  и  имеющий   минимальную   коммуникативную   нагрузку,
именуется  «темой».  Отрезок  с  максимальной   коммуникативной   нагрузкой,
выражающий  ту  информацию,  ради   которой   осуществляется   высказывание,
именуется «ремой» [Бреус, цит. раб., 21].
    Рассмотрим также «монорему» и «дирему», два других понятия,  важных  для
перевода. Монорема – высказывание, которое представляет собой  грамматически
полное предложение, в котором тематический элемент выражен  эксплицитно,  но
также содержит новое, т. е. указывает новый для получателя объект  сообщения
(новую тему). При этом тема может  иметь  любое  грамматическое  оформление,
может быть выражена даже морфемой:  It’s  getting  dark,  но  темн-  е  –ет.
Дирема – предложение, в котором тема не содержит «нового»,  т.  е.  называет
исходный пункт сообщения, уже известный получателю[Черняховская, цит.  раб.,
23]. Таким образом, обобщая определения Л. А.  Черняховской,  можно  сделать
вывод:  Высказывание,  целиком  содержащее  «новую»  информацию,  называется
«моноремой»,  а  высказывание,  в  котором  тема  не  содержит  «нового»,  -
«диремой». Моноремы  встречаются  в  начальных  фразах  текста  и  в  начале
абзаца. Диремы появляются по ходу повествования.
      Для  того,  чтобы  определить,  в  чём  заключается   различие   между
компонентами коммуникативной структуры высказывания в русском  и  английском
языках, переведём для  примера,   монорему  и  дирему  на  английский  язык.
Вначале рассмотрим монорему:

          В комнату | вошёл | человек                     A  man  |  came  |
into the room

    Как видим, рема из конечной позиции  перемещается  в  начало  английской
фразы. При этом она  сохраняет  своё  синтаксическое  оформление,  оставаясь
подлежащим. Теперь рассмотрим дирему:

      В руках у него | была | книга                         He  |  had  |  a
book in his hands

   Как  и  в  русском  языке,  в  английской  диреме   соблюдается   принцип
постепенного  нарастания  коммуникативной  нагрузки  к  концу  высказывания.
Начальную позицию  занимает  тема,  а  конечную  –  рема.  Подобный  порядок
следования темы и ремы приходит в противоречие с требованием о сохранении  в
английской  диреме  прямого  порядка  слов.   Это   противоречие   снимается
посредством иного  синтаксического  оформления  темы  в  английской  диреме:
русское косвенное дополнение  «у  него»  преобразуется  в  подлежащее  «he».
Смена  подлежащего  сопровождается  сменой  направления  действия,   заменой
глагола  и  преобразованием  русского  подлежащего  «книга»   в   английское
дополнение «book» [Бреус, цит. раб., 22].
    Одно и то же  высказывание  переводится  по-разному,  в  зависимости  от
того, чем оно является, моноремой или диремой:

      В комнате | установилась | мёртвая тишина

В начале текста или абзаца эта фраза является моноремой. При  переводе  рема
выносится вперёд:

     A deathly silence | descended | upon the room

В середине текста та же фраза выступает  в  качестве  диремы.  При  переводе
обстоятельство «в комнате» трансформируется в  подлежащее.  (Некто  вошёл  в
дом. В одной из комнат услышал шум голосов. Подошёл, открыл дверь, и…)

    В  комнате  установилась  полная  тишина               The  room  turned
deathly silent

    В  диремах  с  обратным  порядком  слов  требуются  большие  перестройки
синтаксической структуры [Бреус, цит. раб., 23].

    К синтаксическим трансформациям можно также отнести  такое  явление  как
смена предикатов при переводе. Одна и та же предметная  ситуация  в  русском
языке  может  быть  описана  с  помощью   различных   предикатов.   Сравним:
«Автомобиль движется быстро»  (предикат  действия)  и  «движение  автомобиля
быстрое» (предикат состояния).
    Анализ переводов с русского языка на английский свидетельствует  о  том,
что и в межъязыковом общении смена предиката также довольно частое явление.
     Одной  из  основных  причин   трансформаций,  сопровождающихся   сменой
предиката,  является  избирательность  русского  и  английского  языков   по
отношению к признакам предметной ситуации. В  тех  случаях,  когда  действие
обозначает переход  в  качественно  или  количественно  новое  состояние,  в
русском языке обычно используется предикат действия,  тогда  как  английский
отдаёт предпочтение предикату состояния. При этом исходная и конечная  формы
бывают объединены отношением процесс – результат [Бреус, цит. раб., 16].

       Это унижает  самих  творческих             This  is  humiliating  for
artistic
        работников и их труд                              intellectuals  and
their work

    Аналогичное отношение возникает  при  переводе  русских  высказываний  с
глагольным  предикатом,  обозначающих   проявление   какого-либо   признака,
например,  нервничать,  ревновать,  опаздывать.  В  аналогичном   английском
высказывании используется предикат состояния (ср.: Он  опаздывал  и  He  was
late).
    В других случаях предикат состояния в конечном  английском  высказывании
соответствует  русскому  глагольному   предикату,   выраженному   сочетанием
десемантизированного каузативного глагола и имени действия.

       Все  остальные  подвергали  намеченное         All  the  others  were
highly critical
         соглашение  сокрушительной  критике             of   the   proposed
agreement

     Русскому   глагольному   предикату,   выраженному   десемантизированным
каузативным глаголом «подвергали» и именем действия «критике», в  английском
высказывании соответствует предикат состояния «were critical»  [Бреус,  цит.
раб., 16].

    Нередко  при  переводе  с  русского  языка  на  английский   переводчику
приходится  прибегать  к  преобразованиям   активных   конструкций   русских
предложений в  пассивные  конструкции  английских  предложений.  Чаще  всего
заменой  русского  активного  глагола  английским  пассивом   сопровождается
преобразование формы косвенного падежа в подлежащее. [Виссон, 1999, 135]

 Следует напомнить о  приему-                       The  advantages  of  the
European market
 ществах Европейского рынка.                       should be recalled

     Однако не редки случаи, когда  русские    конструкции  в  страдательном
залоге переводятся английскими активными конструкциями. Это связано  с  тем,
что в предложениях русского языка допускается отсутствие действующего  лица,
а следовательно опускается подлежащее,   в роли  сказуемого же  используются
глаголы на -ся, неопределенно-личные формы глагола в  страдательном  залоге.
В  английском  же  языке  такое  явление  недопустимо  и  в  зависимости  от
контекста  добавляется  подлежащее,  заменяя  тем  самым   пассивный   залог
активным.

| Используется 50 % прибыли      |The company uses 50 % of its    |
|компании.                       |profit                          |

           Членение   предложения.   Различия,   связанные    с    языковой
избирательностью, находят свое  воплощение  и  в  степени  дискретности  при
описании предметной ситуации. Ситуация, которая в одном языке описывается  с
помощью одного признака, в другом языке требует для  своего  выражения  двух
или более признаков.  Английскому  языку  присущи  более  экономные  способы
выражения мысли, чем это имеет место в русском языке, то есть  русский  язык
является более дискретным, чем английский, что  ведет  к  расширению  объема
переводимого текста.
    Таким образом, членение  предложения  –  способ  перевода,  при  котором
синтаксическая структура предложения  в  оригинале  преобразуется  в  две  и
более  предикативные  структуры  переводящего   языка.   Эта   трансформация
обусловлена  структурно-типологическими  расхождениями  между  предложениями
исходного и переводящего языков.
 Трансформация членения   приводит  к  преобразованию  простого  предложения
исходного языка в сложное предложение переводящего языка, при  этом  сложные
синтаксические  конструкции  предложений  заменяются  простыми  (ср.:   Наша
пропаганда должна чутко реагировать на происходящие в мире перемены  –  Наша
пропаганда должна чутко реагировать на перемены, которые происходят в  мире)
[Миньяр-Белоручев,  1996,  169].  Данный  вид  трансформации   может   также
привести к преобразованию одного сложного предложения в два простых:


        Я не мог говорить первым,                   I didn’t dare  to  speak
first.
        не желая причинять беспокойства        Nor  did  I  desire  to  make
trouble
        кому бы то ни было.                               for another.

      Объединение предложений – способ перевода,  обратный  вышеуказанному,
представляет собой  замену  сложного  предложения  исходного  языка  простым
предложением переводящего языка или преобразование синтаксической  структуры
в  оригинале   путем  соединения  двух  или   более   простых   предложений.
Объединение применяется, как правило,  в  условиях  различия  синтаксических
или стилистических традиций.

      Известно, что компания  “Avon”                            The  company
“Avon” is known
      занимается  косметикой.                                         to  be
a cosmetic firm.


Замена типа синтаксической связи. Как в английском, так и  в  русском  языке
предложения могут соединяться друг с другом как  при  помощи  сочинительной,
так и при помощи подчинительной связи. «Однако в целом  для  русского  языка
более характерно преобладание сочинительных конструкций, в то  время  как  в
английском языке подчинение если  не  преобладает,  то,  во  всяком  случае,
встречается чаще, чем  в  русском»  [Бархударов,  1975,  207].  Поэтому  при
переводе с русского языка на английский часто  происходит  замена  сочинения
предложений подчинением. Сравним:
| Выкурил сигарету и сразу       |     I felt pretty hungry, as   |
|почувствовал, как я             |soon as I had a cigarette.      |
|проголодался.                   |                                |

   Замена сочинения подчинением в большинстве случаев сочетается с  заменой
бессоюзной связи союзной.
  В  следующем  примере   замена   сочинения   подчинением   сочетается   с
трансформацией простого предложения с однородными сказуемыми в сложное:
|                                |                                |
|Он гулял и насвистывал какую-то |Не kept whistling some unknown  |
|неизвестную мелодию             |tune while he walked            |


Замена сочинительной связи  (в  том  числе  бессоюзной)   подчинением  может
иметь место и в пределах простого предложения,  [Левицкая,  Фитерман,  1971,
13]

|  Я жил в корпусе имени         |I lived in the Ossenburger      |
|Оссенбергера, в новом общежитии.|Memorial Wing of the new dorms. |

    Одной из основных причин подобных трансформаций является  индивидуальный
стиль переводчика.

      Опущения.  При  переводе  опущению  подвергаются  чаще  всего  слова,
являющиеся семантически избыточными, то есть  выражающие  значения,  которые
могут быть извлечены из текста и без их помощи. Как система языка  в  целом,
так  и  конкретные  речевые  произведения  обладают,  как  известно,  весьма
большой степенью избыточности, что дает возможность производить те или  иные
опущения  в  процессе  перевода  [Бархударов,  1975,   190].   Необходимость
использования опущений связана с тем, что по  сравнению  с  русским  языком,
английский – более «компактный», а использование «лишних» слов,  которые  не
меняют общего смысла, ведёт к громоздкости  и  русицизму.  Кроме  того,  при
устном переводе,  опущение – одна из самых ценных  трансформаций,  благодаря
которой  переводчик  имеет  возможность  экономить  время.  Но,   необходимо
помнить, что злоупотребление этим видом трансформации ведёт к потере  общего
смысла.

|Сети компании охватывают        |The company’s nets occupy 200   |
|территорию в 200 000 кв. м.     |000 square meters.              |

       В  приведённом  примере  опускается   дополнение   территорию,    что
абсолютно не меняет смысл высказывания, так как слово «территория» в  данном
контексте не несёт значительной информативной нагрузки.

        Добавления.  Добавления  подразумевают  использование   в   переводе
дополнительных слов, не имеющих соответствий в оригинале. По  словам  Л.  С.
Бархударова,  добавления  –  это  формальная  невыраженность   семантических
компонентов словосочетания на исходном языке [Бархударов, цит. раб., 221].

|80 % услуг компании – местная   |   80 % of the company’s        |
|телефонная связь, 98,2 –        |services is the local telephone |
|междугородняя.                  |communication, 98.2 % is the    |
|                                |intercity one.                  |

    В русском варианте приведённого  примера  отсутствует  глагол-сказуемое,
что неприемлемо для  английского  языка,  поэтому  необходимо  использование
добавления, и английский вариант приобретает  глагол-сказуемое  is.  Именная
часть составного  сказуемого  one  в  английском  варианте   также  является
добавлением и служит для избежания русицизма.

   §2  Грамматические замены на морфологическом уровне

     Замены  на  морфологическом  уровне  –  способ  перевода,  при  котором
грамматическая единица в  оригинале  преобразуется  в  единицу  переводящего
языка с другим грамматическим значением.
    В  переводческой  практике  встречаются  различные  виды  грамматических
замен.
    Замены частей речи: Замены части речи  является  самым  распространенным
видом  морфологической  трансформации.  Подобные   замены   обычно   вызваны
«различным  употреблением  слов  и   различными   нормами   сочетаемости   в
английском и русском языках, а в некоторых случаях – отсутствием части  речи
с соответствующим значением в русском языке» .  [Левицкая,  Фитерман,  1971,
17]
    Самым простейшим видом такой замены является преобразование  местоимения
исходного языка в существительное или имя собственное переводящего  языка  и
наоборот.  Конкретизация  местоимений    осуществляется  на  основе   данных
широкого контекста.


|We also produce chocolate, pastries,   |Мы также производим        |
|chewing gums, lolly-pops and cakes.    |шоколад, выпечку,          |
|The money  that we get from selling    |жевательную резинку,       |
|them                                   |карамель и торты. Деньги,  |
|is given to the children’s  hospital.  |полученные от продажи этих |
|                                       |товаров, идут на нужды     |
|                                       |детской клиники.           |


   Необходимо заметить, что довольно часто в  переводе  встречается  замена,
обратная  вышеуказанной,   когда   существительное   или   имя   собственное
заменяется местоимением:

| Используется 50% прибыли       |The company uses 50 % of its    |
|компании.                       |profits                         |



    Весьма распространённой при переводе является замена прилагательного
существительным или наречием. [Левицкая, Фитерман, цит. раб., 20]


      Она  была  по-настоящему  красива                    She  was  a  real
beauty

   При устном переводе с русского  языка  на  английский  немалую  трудность
представляют  собой  замены  отглагольного  существительного   глаголом,   и
наоборот – глагола отглагольным существительным.
    В английском языке  имена  деятелей  (обычно  с  суффиксом  -еr)  широко
употребляются не только для  обозначения  лиц  определенной  профессии  (ср.
русские  имена  «писатель,  художник,  певец,  танцор»  и  др.),  но  и  для
характеристики действий «непрофессионалов». Значения  таких  существительных
регулярно передаются в переводе с помощью русских глаголов:
            Он плохо  плавает                                      Не  is  a
poor swimmer
 Она не умеет писать письма                         She is  not  good  as  a
letter-writer
     Как  видно  из   примеров,   замена   глагола   существительным   часто
сопровождается заменой наречия на прилагательное при этом существительном.
    Глаголы часто заменяются соответствующими существительными:
| Мы надеемся, что к пятнице     |It is our hope, that an         |
|будет достигнуто соглашение.    |agreement will be reached by    |
|                                |Friday.                         |

     Русские существительные, часто заменяются английскими  прилагательными,
  образованными от географических названий:
|За экономическим процветанием   |Australian prosperity was       |
|Австралии последовал кризис.    |followed by a slump.            |

    Нередко  также  подобная  замена  применяется  в  отношении   английских
прилагательных  в  сравнительной  степени  со   значением   увеличения   или
уменьшения объема, размера или степени [Комиссаров В. Н., цит. раб., 76]:
|Забастовка в поддержку          |The stoppage which is in support|
|требований о повышении          |of higher pay and shorter       |
|заработной платы и сокращении   |working hours, began on Monday .|
|рабочего дня началась в         |                                |
|понедельник.                    |                                |

     Как отмечалось ранее, для русского языка характерна тенденция к

субстантивированию или опредмечиванию действий и процессов.

Следствием этой  закономерности  является  большое  количество  отглагольных
существительных в позициях субъекта, объекта и обстоятельства.
    В английском языке тенденция к опредмечиванию действий выра-

жена менее отчетливо, и отглагольные конструкции в целом используются  реже,
чем  в  русском.  При  переводе  это  различие  порождает  необходимость   в
осуществлении ряда  преобразований.
    В русском языке широко используются высказывания, в которых

подлежащее   выражено   словосочетанием,    состоящим    из    отглагольного
существительного, означающего некий процесс, и  другого  имени,  означающего
субъект или объект процесса. Например: Осложнение ситуации на Кипре  связано
с  тем,   что   урегулирование   проблемы   этого   островного   государства
неоправданно затянулось.
Словосочетание "осложнение ситуации" состоит из отглагольного

существительного "осложнение" и имени "ситуация", которое  означает  субъект
процесса,   выраженного   отглагольным   существительным   (ср.:   "ситуация
осложнилась"). В словосочетании  "урегулирование  проблемы"  имя  "проблема"
при отглагольном существительном "урегулирование" выполняет функцию  объекта
(ср.: "урегулировать проблему").  [Бреус, цит. раб., 34]
В английских наставлениях по стилю говорится о нежелательности

использования абстрактных  существительных  в  качестве  субъекта.     Иными
словами, при переводе названных  высказываний  необходимо  сменить  субъект,
заменив отглагольное существительное в  позиции  подлежащего  на  конкретное
имя.
Осуществить это преобразование позволяет переводческий прием,

который называется развертыванием редуцированного предиката  (редуцированный
предикат – предикат в словосочетании, выраженный прилагательным,  причастием
или отглагольным существительным,  но выполняющий функции  глагола).  Данный
приём состоит в  том,  что  в  процессе  перевода  происходит  развёртывание
словосочетания в отдельное предложение. При этом имя действия  преобразуется
в глагольный или именной предикат, а  конкретный  деятель  в  роли  субъекта
определяется с опорой  на  контекст  в  зависимости  от  функции  имени  при
отглагольном существительном [Бреус, цит. раб., 35].

Усилия профсоюза направлены на        Our union is working towards over-

преодоление раскола в международном   coming the split in the international

профсоюзном движении  горняков,                  movement  of  coal  miners'
unions.

На этом примере отчетливо видно, что в том случае, когда имя при

отглагольном  существительном  выполняет   функцию   субъекта,   оно   легко
преобразуется в  подлежащее  английского  высказывания.  Контекст  при  этом
ограничивается самим глагольно-именным словосочетанием.

    В тех случаях,  когда  имя  при  отглагольном  существительном  означает
объект, переводчик выявляет конкретного деятеля, опираясь на  более  широкий
контекст: "Возобновление переговоров  откладывалось  под  самыми  различными
предлогами".
    В статье, откуда взято это высказывание, речь идет о переговорах

между двумя общинами в Ольстере. Можно поэтому предложить следующий  вариант
перевода: Under all sorts  of  pretexts,  the  two  communities  refused  to
resume negotiations.

    В конструкциях с именем при отглагольном существительном в

функции "объекта"  отглагольное  существительное  при  переводе  может  быть
опущено. Роль подлежащего в этом случае выполняет само имя.

    Заключение торгового соглашения с              A  trade  agreement  with
Spain will

Испанией будет способствовать расши-          promote  economic  cooperation

 рению экономического сотрудничества           between our two countries.
между нашими двумя странами.

Подобное преобразование имеет место, когда имя в позиции подле-

жащего выражено  существительными,  производными  от  глаголов,  не  имеющих
конкретного смысла без своих объектов, типа  "оказание  помощи",  "одержание
победы",  "нанесение  поражения",  "оказание  влияния  (услуги,  давления)",
"совершение кражи (преступления, убийства)". Такие существительные  образуют
с другим именем фразеологически связанные словосочетания,  конкретный  смысл
которых заключен в объекте.
Имя может быть также производным от глаголов с общим значением

"действия", типа "произведение  обыска  (анализа)",  "организация  экскурсий
(лекций, мероприятий)",  "достижение  независимости  (результатов)",  «созыв
конференции  (совещания)",  "реализация  планов   (программ)",   "заключение
договора", "предоставление займа (кредита,  независимости)",  "возникновение
опасности (войны)", "создание баз (зон)"'.
     Помимо функции подлежащего, русские отглагольные существительные  могут
выполнять  функции   второстепенных   членов   предложения   —   дополнения,
определения и обстоятельства.
    В  аналогичных  английских  высказываниях  отглагольные  существительные
также нередкое явление. Согласно  высказываниям  английских  стилистов,  при
описании процессов  английский  язык  отдаёт  предпочтение  другим  языковым
средствам,  таким  как  инфинитив,  причастие  герундий  и   прилагательное.
Глагольные  имена,   выполняющие   функцию   объекта,   могут   передаваться
инфинитивом или герундием [Бреус, цит. раб., 38].

      Силы, побуждающие к вступлению       There  are  already  forces  that
prompt
      в мирный период уже сложились         us to enter an era of peace.

  Личная форма глагола часто переводится причастием, например:

|Предприятие обанкротилось и   |   The company got bankrupt   |
|сотрудники остались без работы|leaving the  workers          |
|                              |unemployed                    |

благодаря чему меняется синтаксис предложения.

    Очевидно,  что,  используя  при  переводе  любые  грамматические  замены
частей  речи,   переводчику  часто   приходится  сопровождать  их   также  и
заменой  членов  предложения,  т.е.  перестройкой  синтаксической  структуры
предложения. Таким образом, синтаксические и  морфологические  трансформации
постоянно находятся во взаимодействии.
      Замена  числа.  В  английском  и  русском   языке   существуют   формы
единственного  и  множественного  числа,  и,   как   правило,   соотнесенные
существительные в оригинале и в переводе употреблены в том же  самом  числе,
за  исключением  случаев,  когда  форме  единственного  числа  в  английском
соответствует форма множественного числа в русском  (money  -  деньги,  ink-
чернила  и  т.п.)  или  наоборот  английскому  множественному  соответствует
русское единственное (struggles - борьба, outskirts - окраина и т.п.). Но  в
определенных  условиях  замена  формы  числа  в  процессе   перевода   может
применяться как средство создания окказионального соответствия  [Комиссаров,
цит. раб., 78]:
|Мы повсюду ищем таланты.        |We are searching for talent     |
|                                |everywhere.                     |

|Они вышли из комнаты с высоко   |They left the room with their   |
|поднятой головой                |heads held high                 |

Замена грамматического времени.  Как уже говорилось в главе  II,  в  отличие
от английского  в  русском  языке  имеется  грамматическая  категория  вида.
Английский же язык со временем утратил данную  категорию,  приобретя  взамен
множество  грамматических времён глагола. В связи  с  этим  при  переводе  с
русского языка на английский возникает необходимость замены  грамматического
времени. Чаще всего, русскому глаголу прошедшего времени  совершенного  вида
соответствует глагол простого настоящего  времени  или   перфект  настоящего
времени.
|Объём продаж  составил  1млн.   |The sales account for 1 million.|


     Многие лингвисты относят  к  классу  грамматических  трансформаций  так
называемые словообразовательные трансформации.
  Тот факт, что удельный вес аффиксальных образований  в  английском  языке
значительно выше, нежели в русском,   это ведет  к  введению  дополнительных
лексем в текст (например, суффикс  -able)  [Левицкая,  Фитерман,  1971,  40,
цит. по: Мизецкая, 1986, 141]. Суффикс -able  является очень продуктивным  и
образует, в основном, прилагательные от глаголов. В нем обычно  присутствует
модальное значение,  поэтому  его  часто  используют  для   перевода   таких
модальных слов, как “возможно”, “невозможно”, “нельзя” и др.:
|   Море было бурное, и плыть    |     The sea was rough and      |
|было невозможно.                |unswimmable.                    |


Из примера видно,  что  словообразовательная  трансформация  необходима  для
компактности  перевода:  два  слова  плыть   невозможно   заменяются   одним
unswimmable.  И,  опять   таки,   при   использовании   словообразовательной
трансформации,  возникает  необходимость  в  синтаксическом  преобразовании:
предложение плыть было невозможно заменяется определением unswimmable.

    §3  Немотивированные  трансформации.  Кроме  всех   перечисленных  видов
трансформаций  встречаются  и  такой  особый   вид,   как   немотивированные
трансформации. Трансформации такого типа можно  приравнять  к  переводческим
ошибкам. Используя немотивированные  трансформации,  переводчик  в  той  или
иной степени искажает самое  ценное  –  смысл  исходного  текста.   Практика
показывает, что чаще эти трансформации используются  устными  переводчиками.
Как уже упоминалось, устный переводчик находится в  условиях  ограниченности
времени, поэтому не имеет возможности обдумать, правильно ли понят  исходный
текст. Несмотря на то,  что  переводчик  имеет  право  попросить   повторить
непонятую им фразу,  это не приравнивает его условия к условиям  письменного
переводчика, ведь переспрос более двух раз говорит о  некомпетенции  устного
переводчика. Таким образом, он должен создать переводной текст, опираясь  на
полученную информацию, смысл которой, возможно, понят не верно, что и  ведёт
к немотивированным трансформациям.
     Переводческие  трансформации  в  чистом  виде  встречаются  редко.  Как
правило, они сочетаются друг с другом,  т.  е.  перестановка  сопровождается
заменой, грамматическая трансформация сопровождается  лексической  и  т.  д.
Именно поэтому перевод представляет собой сложный и трудный процесс.



  Глава IV. СРАВНИТЕЛЬНОЕ  ИССЛЕДОВАНИЕ ТРАНСФОРМАЦИЙ  ТЕКСТА  В  УСТНОМ  И
                            ПИСЬМЕННОМ  ПЕРЕВОДАХ

    Для того чтобы доказать, что  при  устном  переводе  возрастает  влияние
субъективного   фактора   и    количество    грамматических    трансформаций
увеличивается,  мы  провели  исследование,  в  котором  приняли  участие  20
студентов IV и V курсов кафедры  ИЯЛиМК,   ПермГТУ.   Для  исследования  был
взят универсальный текст на русском языке, подходящий как  для  письменного,
так  и  для  устного  перевода.   Текст  представляет  собой  презентацию  с
использованием технических и экономических терминов.
     Эксперимент проходил в  несколько  этапов:   сначала  десяти  студентам
было предложено перевести  текст с русского языка на английский   письменно.
На это им давалось  45  минут  и  предоставлялась  возможность  пользоваться
различного рода словарями.
      Другим   десяти   студентам   было    предложено     сделать    устный
последовательный перевод того же самого текста,  но  в  устной  форме.  Этот
эксперимент проходил в индивидуальном порядке:  каждому  студенту  текст  на
русском  языке  читался  отдельно.  При   этом   отсутствовала   возможность
пользования  словарями,  и  создавались   условия   жёсткой   ограниченности
времени. На каждого испытуемого  приходилось  около  10  минут.   Переводной
текст  каждого  студента  записывался   на   диктофон,   а   в   последствии
расшифровывался.
    Каждый из двадцати текстов перевода  анализировался  индивидуально.  При
этом выявлялись грамматические трансформации,  использованные  переводчиком,
определялся их характер и подсчитывалось количество.

    Прежде чем говорить  о  результатах  исследования,  представим  исходный
текст на русском языке.


АО «Уралсвязьинформ» - самая крупная компания – оператор услуг  электросвязи
на Западном Урале. Сети компании охватывают  территорию  более,  чем  в  160
тыс.    кв.     метров     и     обеспечивают       качественные      услуги
связи    в 4 225 населённых пунктах Пермской области. 80% услуг  компании  –
местная телефонная связь,  98,2%  -  междугородняя.  У  компании  устойчивые
партнёрские отношения с  такими  мировыми  гигантами  как  Alcatel  Telecom,
Германия; Nokia, Финляндия и другие. Общая сумма  контрактов  с  зарубежными
партнёрами превысила 86 млн. долларов.
    Недавно компания начала проект по созданию сети SDH. Это новый  стандарт
передачи  информации,  который   позволяет   создавать   самые   современные
универсальные транспортные системы.
    В пермской области реализуется пилотный  проект  по  созданию  в  России
цифровой сети интегрального обслуживания.  Одна  из  самых  известных  услуг
этой  сети,  видеотелефон,  уже  получила  признание  в  Перми,  Соликамске,
Березниках.
    Что касается дальнейшего развития, в планы  компании  входит  следующее:
ежегодно АО «Уралсвязьинформ» намерено вкладывать в  развитие  систем  связи
Пермской области  25-30  миллионов  долларов.  Для  этого  используется  73%
прибыли компании и зарубежные займы. В ближайшем будущем планируется  ввести
новый пакет услуг, таких как вызов, свободный  от  оплаты,  телеголосование,
услуги виртуальных карт и другие.  Начнётся  формирование  рынка  поставщика
услуг.


     Все  грамматические  трансформации,  использованные  переводчиками  при
переводе, были подсчитаны и для наглядности мы сформировали  все  результаты
в две единые таблицы (для устного и письменного переводов):

     Из таблиц видно, что количество  трансформаций,  сделанных  при  устном
переводе значительно превышает  количество  трансформаций,  произведённых  в
ходе письменного  (61  %  vs  39  %).  При  этом  так  называемая  «нулевая»
трансформация,  синтаксическое  уподобление,  ни  разу   не   использовалась
устными переводчиками, в то  время  как  80  %  письменных  переводчиков  её
использовали. Это  связано  с  тем,  что  при  устном  переводе  практически
невозможно  запомнить  точный  порядок  слов  в  высказывании,   даже   если
предложение несложное.
     Как  устные,  так   и   письменные   переводчики   чаще   прибегали   к
синтаксическим  трансформациям,  нежели  к  морфологическим.   Это  является
следствием того, что почти  каждая  морфологическая  трансформация  ведёт  к
синтаксическому изменению  высказывания.
    Такой вид  замен  как  немотивированные  трансформации  использовался  в
основном устными переводчиками (90 %) и почти не  использовался  письменными
(10 %).
   Следует обратить особое внимание на то,  что   каждый  устный  переводчик
использовал больше грамматических трансформаций  чем  каждый  письменный.  В
письменном переводе  количество  грамматических  трансформаций  находится  в
диапазоне 24 – 40, а в устном переводе –  44  –  61.  Наименьшее  количество
трансформаций, допущенных в устном переводе превышает наибольшее  количество
трансформаций, использованных при письменном переводе.
    Несмотря на  то,  что  общий  коэффициент  использования  грамматических
трансформаций у устных переводчиков больше (50 vs  31.4),    некоторые  виды
трансформаций  были  чаще  использованы  в  письменном  переводе,  нежели  в
устном. Прежде  всего,  как  уже  упоминалось  выше,  это  –  синтаксическое
уподобление. Кроме того, в письменном переводе, значительно  больше,  чем  в
устном, использовалось преобразование обратного порядка слов в  прямой  (1.7
vs 1.5). Это связано с  тем,  что  некоторые  устные  переводчики,  не  имея
достаточно времени проанализировать высказывание с обратным  порядком  слов,
коренным образом  изменяли  структуру  предложения,  преследуя  единственную
цель – сохранить смысл высказывания, в то время как  письменные  переводчики
просто меняли местами слова, не прибегая даже к  замене членов  предложения,
например:


|                    |П.П.                   |У.П.               |
|В Пермской области  |The pilot project      |In Perm region they|
|реализуется пилотный|concerning the creation|are currently      |
|проект по созданию в|of digital network of  |undertaking a pilot|
|России цифровой сети|integral service in    |project to create  |
|интегрального       |Russia is carried out  |digital network of |
|обслуживания.       |in Perm region.        |integrated services|
|                    |                       |in Russia.         |



    При  письменном  переводе  также  больше  использовалось  преобразование
активной конструкции в пассивную.

|                     |П.П.                |У.П.                 |
|Одна из самых        |One of the most     |One of the most well |
|известных услуг этой |famous services of  |known services of the|
|сети, видеотелефон,  |this net,           |net is videophone. It|
|уже получила         |videophone, has     |is popular now in    |
|признание в Перми,   |already been        |Perm, Solikamsk and  |
|Соликамске,          |recognized in Perm, |Berezniki.           |
|Березниках.          |Solikamsk,          |                     |
|                     |Berezniki.          |                     |



      Это   все   немногочисленные   виды   грамматических    трансформаций,
встречающиеся  чаще  в  письменном  переводе.  Остальные  же  доминируют   в
устном.  Перечислим  их  в   порядке   уменьшения   частоты   использования:
перестановка (6.4 vs 5), добавление (5.9 vs 4.2),  опущение  (5.2  vs  1.4),
лексические  (5.0  vs  2.7),   замена  членов  предложения  (4.2  vs   3.7),
преобразование   прилагательного   в   существительное   (3.6    vs    2.3),
немотивированные  трансформации  (2.6  vs  0.1),  преобразование  пассивного
залога в активный (2.5 vs  1.7),  замена  грамматического  времени  (2.0  vs
1.5), замена  числа  (1.9  vs  1.1),  членение  предложений  (1.8  vs  0.8),
преобразование существительного  в  глагол  (1.6  vs  0.8),   преобразование
существительного в глагол (1.2  vs  0.6),  замена  краткого  прилагательного
глаголом  (0.9  vs  0.7),   смена  предикатов  (0.6  vs  0.5),   объединение
предложений (0.4 vs 0.1), замена личной формы  глагола  причастием  (0.4  vs
0.1),  преобразование  глагола  в  существительное  (0.4  vs  0.1),   замена
местоимения  существительным (0.1 vs 0).

     Далее исследуем каждое предложение на русском  языке  и  проанализируем
его типичные устные и письменные переводы.

 АО «Уралсвязьинформ» - самая крупная компания-оператор  услуг  электросвязи
на Западном Урале.

П.П.   Uralsvyazinform  plc  is  the  largest   operator  of   communication
services in West Ural.
У.П.    Uralsvyazinform  is  the  largest  company  providing  services   of
communication in West Ural.

  В варианте устного перевода русское существительное «оператор» заменяется
  английским причастием «providing», то есть происходит замена части речи.
  Как в письменном, так и в устном переводе используется добавление - форма
      служебного глагола to be «is».  Но это – устойчивое межъязыковое
 соответствие, образованное при помощи грамматической трансформации, то есть
   избежать данной замены – тире на глагол is – невозможно, за исключением
  того случая, когда используется другой вид грамматических трансформаций –
                         замена членов предложения:


 У.П.  The biggest joint stock company in West Ural Uralsvyazinform provides
                           communication services.



  Но и в данном переводе используется добавление “provides”.  В английском
                языке трудно обойтись без глагола-сказуемого.


Сети компании охватывают территорию  более  чем  в  160  000  кв.  метров  и
обеспечивают  качественные услуги связи в 4 225 населённых пунктах  Пермской
области.

П.П.  Nets of the company cover more than 160 000 square meters and  provide
qualitative services of communication in 4 225 localities of Perm region.
  В данном  переводе  использовано  минимальное  количество  трансформаций.
Синтаксически, предложение подобно исходному, на морфологическом  же  уровне
применена  лишь  одна  трансформация,  являющаяся  устойчивым   межъязыковым
соответствием – замена прилагательного существительным: квадратных метров  –
square meters и Пермская область – Perm region.

  У.П. The company’s network occupies the territory of more  than  160  000
square meters providing quality  communication  services  for  about  4  225
cities and towns in Perm region.
  Помимо  трансформаций,  использованных  в  письменном   переводе,   здесь
происходит замена числа: сети (мн. ч.) – network (ед. ч.),  а  личная  форма
глагола меняется на причастие: …обеспечивают качественные  услуги  связи…  -
…providing quality  communication services…. В  этой  же  части  предложения
используется и перестановка: средства связи – communication.
  Представляется необходимым привести и другой вариант перевода:

  У.П.    This company occupies more than 160 000 square  meters  and  they
provide quality services in 4 225 population centers in the Perm oblast.
  В  этом  переводе  опущено  слово  «сети»,  и  таким   образом   допущена
немотивированная  трансформация,  так  как  был  искажён   смысл   исходного
высказывания. «Сети компании» и «компания»  не являются синонимами в  данном
контексте, а представляют собой абсолютно  разные   понятия:   сети
  компании – территория  действия  телефонов,  обслуживаемых  компанией,  а
компания – административные помещения и торговые площади.
  Кроме  того,  местоимение  «they»  представляется  избыточным  в   данном
контексте.  Возможно,  оно  было  употреблено  переводчиком  для  заполнения
паузы, возникшей вследствие трудности  перевода второй части предложения.

  80 %  услуг компании – местная телефонная связь,  98, 2% - междугородняя.

  П.П. 80 %  of company’s services is the  local  telephone  communication,
98.2 is interurban communication.
  Здесь  используется  добавление  –   существительное  «communication»  во
втором случае. Синтаксически, текст перевода подобен исходному.  Однако,  не
редки   случаи,   когда   данное   предложение   переводилось    письменными
переводчиками и с использованием большего количества трансформаций:
  П.П. Local telephone communication is 80 % of company’s services and long
distance communication is 98.2 %.
   В этом варианте перевода происходит замена членов  предложения:  именная
часть  сказуемого  «местная  телефонная  связь»  при   переводе   становится
подлежащим “local telephone communication”. То  же  самое  происходит  и  во
второй  части  предложения:   именная   часть   сказуемого   «междугородняя»
становится определением к подлежащему “communication”. То  же  самое  слово,
являясь  в  русском  языке  прилагательным,  при  переводе  принимает  форму
словосочетания «прилагательное + существительное» long distance.

  У.П. Local calls make 80 % of the whole volume of services of the company
and intercity – 98.2 %.
  Здесь также происходит замена членов предложения. Кроме того,  переводчик
использовал замену числа: местная телефонная связь (ед. ч.)  –  local  calls
(мн. ч.), а также используется дополнение: «the whole volume of». В  отличие
от  письменного  перевода,  здесь  во  второй  части   предложения   опущено
сказуемое, что, в принципе, допустимо для разговорной речи.

  У компании устойчивые партнёрские отношения с такими  мировыми  гигантами
как Alcatel Telekom,  Германия; Nokia, Финляндия и другие.
  При переводе данного предложения невозможно синтаксическое уподобление ни
в  письменном  ни  в  устном  переводе,  так  как  подобная   синтаксическая
конструкция отсутствует в английском языке.

  П.П. The company has close partnership with such world giants as  Alcatel
Telekom (Germany), Nokia (Finland) and others.
  Помимо замены членов предложения, здесь используется замена числа:
  Партнёрские отношения (мн.ч.) – partnership (ед.ч.)
  У.П. The company has stable relations with such world giants  as  Alcatel
Telekom from Germany, Nokia from Finland and others.
       Кроме  замены  членов   предложения,   переводчик   опускает   слово
«партнёрские»  и  использует  просто  «отношения».   Это   опущение   вполне
оправдано, так как,  применяя  слово  «отношения»,  имея  в  виду  компании,
понятно, что речь идёт однозначно о партнёрских отношениях.

  Общая сумма контрактов с зарубежными партнёрами  превысила  86  миллионов
долларов.

  П.П. The total  sum  of  contracts  with  foreign  partners  exceeds  $86
million.
  Здесь переводчик использовал  трансформацию на морфологическом уров- не –
замена грамматического времени:  сумма  превысила  (прош.  вр.)  –  the  sum
exceeds (наст. вр.), что больше соответствует нормам английского языка.
  У.П.  The overall amount of contract exceeds $86 million.
  Исходное предложение достаточно просто и  не представляет  трудности  для
перевода. Поэтому вариант устного перевода грамматически  не  отличается  от
варианта письменного.

   Недавно компания начала проект по созданию сети SDH.

  П.П. Recently the company started the project of creation SDH net.
  Здесь используется только одна трансформация – перестановка: сеть  SDH  –
SDH net.

  У.П. Recently the project to create SDH net was started by the company.
  Создавая  данный  вариант  перевода,  переводчик  преобразовал   активную
конструкцию в пассивную: компания начала проект -  the project  was  started
by the company.  Кроме того, существительное «создание»  было  преобразовано
в глагол «to create»: проект по созданию - project to create.
  В  другом  варианте  устного  перевода   трудностей   с   преобразованием
существительного «создание» не возникло, так как оно  просто  было  опущено,
точно  так  же   не  возникло  необходимости  в  перестановке  при  переводе
словосочетания «сеть SDH»:
  У.П.  Recently the company started SDH project.
  Это связано с тем фактом,  что  устные  переводчики  всегда  стремятся  к
краткости  и  скорости.  Данный  вариант  перевода  вполне  приемлем,   т.к.
словосочетание  «создание  сети»  в  данном  контексте  не   несёт   большой
коммуникативной нагрузки, поэтому общий смысл высказывания сохранён.

Это новый стандарт передачи информации, который  позволяет  создавать  самые
современные универсальные транспортные системы.

П.П. This is a new standard of transmission of information  that  allows  to
create the most up-to-date universal transport systems.
  Здесь использовано полное синтаксическое уподобление, также отсутствуют и
трансформации  на  морфологическом   уровне.   В   отличие   от   письменных
переводчиков,  устные    подошли  к  этому  предложению   более   творчески.
Проанализируем несколько вариантов переводов:

У.П. That is a new standard of information transfer. It allows us to  create
the modern universal transmission systems.
Очевидно,  переводчик  счёл  исходное  предложение  слишком  громоздким,   и
поэтому применил такой вид трансформаций  как  членение  предложения.  Кроме
того, было использовано добавление – местоимение «us». Но при  этом  опущено
прилагательное «most», что привело  к  немотивированной  трансформации,  так
как смысл исходного предложения в  какой-то  степени  исказился.  Переводчик
также  использовал  перестановку:    передача   информации   –   information
transfer.

У.П. This is the new standard  of  the  transmission  of  information  which
allows the creation of most modern universal transmission systems.
Здесь  произошло  преобразование  глагола  «создавать»   в   существительное
«creation» с предлогом «of».

У.П. This new standard of transmission of information gives  an  opportunity
to make the quality of transmission systems higher.
Кроме того, что переводчик использовал замену членов  предложения,   заменяя
при этом глагол «позволяет» словосочетанием «gives an opportunity»  и  вводя
не  имеющееся   в   исходном   тексте   слово   «quality»,   он   производит
немотивированную  трансформацию  на  лексическом  уровне  и   созданное   им
высказывание представляет собой достаточно вольный перевод.

В  Пермской  области  реализуется  пилотный  проект  по  созданию  в  России
цифровой сети интегрального обслуживания.
Как уже говорилось выше, переводя это  предложение,  письменные  переводчики
преобразуют обратный порядок слов в прямой,  а  устные  –  полностью  меняют
синтаксическую структуру предложения.

П.П. The pilot  project  of  creation  the  digital  network  of  integrated
services in Russia has been set up in Perm district.

У.П. In Perm region we started the pilot project  of  creating  the  digital
integrated services.
Кроме того, что переводчик изменил синтаксическую структуру предложения,  он
использовал  добавление  «we»,  но  опустил  обстоятельство  «в  России»   и
дополнение  «сети».  Но  это  не   повлияло   на   общий   смысл   исходного
высказывания.

Одна  из  самых  известных  услуг  этой  сети,  видеотелефон,  уже  получила
признание в Перми, Соликамске, Березниках.

П.П.  One of the most famous services of this  net  is  videophone.  It  has
already been approved in Perm, Solikamsk, Berezniki.
  Здесь  происходит  членение  предложения  на  два,  второе   из   которых
представляет  собой  пассивную  конструкцию,  преобразованную  из  активной.
Кроме того, наблюдается  замена  грамматического  времени:  услуга  получила
признание (пр. вр.) – it has been approved (наст. вр.).

У.П.  One  of  the  most  famous  services  provided  by  the   company   is
videotelephone. And such  cities  as  Perm,  Solikamsk  and  Berezniki  have
appreciated this service.
В этом варианте перевода, так же как и в  предыдущем,  наблюдается  членение
предложения  на  два,  причём  во   втором   из   них   полностью   меняется
синтаксическая структура, то  есть  происходит  замена  членов  предложения:
смена подлежащих. Так  же  как  и  в  варианте  письменного  перевода  здесь
использовалась замена грамматического времени:
услуга получила признание в городах (прош. вр.) –  cities  have  appreciated
this service (наст. вр.)

Что касается  дальнейшего  развития,  в  планы  компании  входит  следующее:
ежегодно АО «Уралсвязьинформ» намерено вкладывать в  развитие  систем  связи
Пермской области 25-30 миллионов долларов.

  П.П.  As for  the  further  development,  the  company’s  plans  are  the
following: Uralsvyazinform plc  is  going  to  invest  $  25-30  million  in
development of communication network of Perm region annually.
  Переводя   это   предложение   переводчик   использовал   замену   членов
предложения:  в планы компании (обст.) входит следующее (сост. сказ.) –  the
company’s plans (подлеж.) are the following(сост. сказ.).   Далее  произошла
замена краткого прилагательного «намерено» на служебный глагол  «is  going».
Кроме того использовалась перестановка членов предложения.

  У.П. Speaking about the further plans of the  company  we  are  going  to
invest  into  development  of  the  communication  systems  $25-30   million
annually.
  Кроме замен, уже описанных в предыдущем варианте перевода, здесь,  прежде
всего, очевидно объединение предложений.  Кроме  того,  переводчик  заменяет
название компании «АО Уралсвязьинформ» на личное  местоимение  первого  лица
«we»,  а  также  использует  опущение  словосочетания  «Пермской   области»,
которое  несёт  немалую   информативную   нагрузку,   таким   образом,   эта
трансформация – немотивированная.

  Для этого используется 73 % прибыли компании и зарубежные займы.

  П.П. 73 % of the company’s profit and foreign loans are  used  for  these
purposes
  Переводчик преобразовал  обратный  порядок  слов  в  прямой,  использовал
добавление «purposes» и перестановку.

  У.П. We use 73 % of profit of the company to  develop  this  project  and
also we use the foreign borrowings.
  Страдательный залог  в  исходном  тексте  при  переводе  преобразуется  в
действительный. Происходит  членение  предложения,  используется  добавление
«also», а также замена членов предложения.

  У.П. To that aim the company will use 73 %  of its  profit   as  well  as
foreign loans.
  Здесь   также   происходит   преобразование   страдательного   залога   в
действительный. Кроме того,  переводчик  использует  замену  грамматического
времени: используется (наст. вр.) – the  company  will  use  (буд.  вр.),  а
также заменяет существительное компания  местоимением  «it»:  73  %  прибыли
компании – 73% of its profit.

  В ближайшем будущем планируется ввести новый пакет услуг, таких как вызов
свободный от оплаты, телеголосование, услуги виртуальных карт и другие.

  П.П. In the nearest future the company is planning  to  introduce  a  new
package of services such as  free  call,  televoting,  services  of  virtual
cards and others.
  Страдательный залог исходного высказывания при переводе преобразовался  в
действительный, благодаря чему произошла замена членов предложения.

  У.П. Soon we are going to introduce new services: free of  charge  calls,
televoting,  virtual cards services  and others.
  Помимо преобразования залога, описанного выше, существительное «компания»
при переводе было преобразовано в местоимение  «we»,  использовано  опущение
слова  «пакет»,  которое,  в  принципе,  не  имеет   большой   информативной
нагрузки,  перестановка: услуги виртуальных карт – virtual  cards  services,
а также замена числа: вызов, свободный от оплаты – free of charge calls.

Начнётся формирование рынка поставщика услуг.

П.П. The formation  of the service provider market will start.
Произошло преобразование обратного порядка  слов  в  прямой,  страдательного
залога в действительный и перестановка: рынок  поставщика  услуг  –  service
provider market.

П.П. The market of services provider will be formed soon.
Использована замена членов  предложения,  перестановка:  поставщик  услуг  –
service provider.

У.П. The process of forming the market of  services  provider  is  going  to
begin.
Помимо  преобразования  страдательного  залога   в   действительный,   здесь
переводчик использовал  добавление  «the  process»,  что  привело  к  замене
членов предложения. Кроме  того,  произошло  преобразование  грамматического
времени: начнётся (буд. вр.) – is  going  to  begin  (наст.  вр.),  а  также
перестановка: поставщик услуг – service provider.

У.П. We are starting to create service provider market.
Страдательный  залог  преобразуется  в   действительный   с   использованием
добавления  местоимения  «we»,  существительное  «формирование»   заменяется
глаголом «to create», кроме того, происходит перестановка: рынок  поставщика
услуг – service provider market.

    Итак,  анализ  проведённых  экспериментов  показывает,  что  при  устном
переводе  используется  больше  грамматических  трансформаций,  которые   не
всегда являются мотивированными.


                                 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

      Самая   главная   задача   переводчика   –    достичь    семантической
эквивалентности  исходного  и  переводного  текстов.   Для   её   достижения
требуются  разнообразные   переводческие   преобразования,   а   на   уровне
компонентной эквивалентности – трансформации,  затрагивающие  грамматическую
структуру высказывания. Причина,  вызывающая,  грамматические  трансформации
кроется  в  том,  что  каждый  язык  имеет  свою  собственную,  своеобразную
структуру, и переводчик должен это учитывать. Именно  различия в  структурах
исходного и переводящего языка вынуждают переводчика использовать  различные
трансформации.
      Но,   кроме   объективных    причин    использования    грамматических
трансформаций, существуют также и  субъективные.   К  субъективным  причинам
относятся: недостаток  времени  в  условиях  устного  перевода,  собственный
стиль переводчика, является ли  переводчик  носителем  исходного  языка  или
переводного, и т.п.
     Грамматические  трансформации  –  наиболее  часто   встречающийся   вид
межъязыковых  трансформаций.   При    переводе   переводчик   почти   всегда
сталкивается с несоответствиями между грамматическими структурами  исходного
и переводящего языков. И это происходит чаще,  чем  отсутствие  лексического
эквивалента. Для того чтобы  быстро  выбрать  правильный  вариант  перевода,
устному переводчику необходимо знать все виды грамматических трансформаций.
     В   данной  работе   были  рассмотрены  различные  виды  грамматических
трансформаций:   синтаксическое    уподобление,    перестановки,    членение
предложений,   объединение   предложений,   замена    членов    предложения,
преобразования обратного порядка  слов  в  прямой,  преобразования  активных
конструкций  в  пассивные  и  наоборот,  смена  предикатов   при   переводе,
опущения, дополнения, грамматические замены частей речи  и  немотивированные
трансформации.
    В ходе нашей работы было выяснено, что грамматические  трансформации  на
морфологическом   уровне   почти   всегда   сопровождаются   синтаксическими
трансформациями, в то  время  как  трансформации  на  синтаксическом  уровне
могут происходить и без сопутствующих морфологических трансформаций.
      Практическое   исследование   показало,   что   суммарное   количество
объективных и субъективных, контекстуальных и устойчивых  трансформаций  при
устном  переводе  больше,  чем  при  письменном.  Причиной  этому  послужили
различия в  условиях, в которых работают устные  и  письменные  переводчики.
Таким образом, выдвинутая нами гипотеза о  том,  что  влияние  субъективного
фактора  при  устном  переводе  возрастает  по   сравнению   с   письменным,
увеличивая при  этом  количество  используемых  переводчиком  трансформаций,
подтвердилась.  Кроме  того,  было  выяснено,  что   при   устном   переводе
вероятность использования  так  называемых  немотивированных  трансформаций,
или переводческих ошибок, также возрастает.
    Таким  образом,  можно  сделать  вывод,  что  процесс  устного  перевода
предъявляет более  жёсткие  требования  к  переводчику  в  отношении  психо-
физических  характеристик  и  требует  быстроты   реакции,   внимательности,
осторожности в выборе  переводческого  соответствия  и  хорошей  оперативной
памяти.



                                  ЛИТЕРАТУРА


   1. Аракин В. Д. Сравнительная типология английского и русского языков, -
      Ленинград: Просвещение, 1979, - 259с.

   2.  Бархударов Л. С. Язык и перевод.  (Вопросы  общей  и  частной  теории
      перевода) – М.: Международные отношения, 1975, - 324с.


   3. Бреус Е.В. Основы теории и практики перевода с русского языка на
      английский. – М.: УРАО,  2000. – 207с.

   4. Иванова И. П. Вид и время в современном английском языке.  М., 1961, -
      280с.

   5. Комиссаров  В. Н.  Теория перевода. - М.: Высшая школа, 1990, - 80с.

   6.  Комиссаров В.Н. Лингвистика перевода.- М., 1980, - 207с.

   7. Латышев Л. К.  Курс перевода. Эквивалентность перевода и способы её
      достижения. - М.: Межд. отн., 1981, - 198c.

   8.  Латышев  Л.К.  Межъязыковые  трансформации  как  средство  достижения
      переводческой   эквивалентности.//Семантико-синтаксические    проблемы
      теории языка и перевода. – М., 1986. –  107с.

   9.  Левицкая Т. Р. Проблемы перевода: на материале современного
      английского языка. - М.: Межд. отн., 1976, - 262с.

  10.  Левицкая Т., Фитерман А. Почему  нужны  грамматические  трансформации
      при переводе?//Тетради переводчика. – М., 1971. – Вып. 8.

  11.  Лещенко М.И. Виртуальный и актуальный аспекты предложения. - Минск,
      1988, -  189с.

  12. Линн Виссон. Синхронный перевод с русского на английский. -
      М.:Р.Валент, 1999. - 335 с.

  13.  Львовская З.Д. Теоретические проблемы перевода. - М., 1985, - 214с.

  14.  Миньяр-Белоручев   Р.К.        Как стать переводчиком? -   М.:
      Стелла, 1994. -144с.


  15. Миньяр-Белоручев Р.К.  Теория и методы перевода. – М.: Московский
      лицей, 1996. –190 с.

  16. Миньяр-Белоручев Р.К. Общая теория перевода и устный  перевод.  –  М.:
      Воениздат, 1980. – 237 с.

  17.  Нешумаев И. В. Синтаксические трансформации при переводе  английского
      текста  на  русский  язык.//Лингвистические  и  методические  проблемы
      русского языка как неродного: Текст: структура и анализ. – М., 1991. –
      126 с.

  18. Пьянкова Т. М. Пособие по переводу русских полиэквивалентных терминов
      на английский язык. - М.:   Высш. шк., 1973, - 219с.

  19.  Рецкер  Я.И.  Теория  перевода  и  переводческая  практика.   –   М.:
      Международные отношения,  1974. – 216с.

  20. Смирницкий А.И. Морфология английского языка. - М., 1959, - 402с.

  21. Стрелковский Г. М.  Теория и практика военного перевода. -  М.:
      Воениздат, 1979, - 288 с.

  22. Федоров А.В. Основы общей теории перевода  (лингвистические проблемы):
      Для ин-тов и фак. иностр. яз.   Учебное пособие –  М.:  Высшая  школа,
      1983. – 303с.

  23. Черняховская Л. А. Перевод и смысловая структура. - М.:  международные
        отношения, 1976, - 298c.

  24.  Чужакин А. П., Палажченко П. Мир перевода – 2000. - М.: Валент, 2000,
      - 184 с.

  25.  Шведова Н. Ю. Грамматика.//Языкознание: Большой энцикл.сл. / Под ред.
      В.Н.Ярцева. – М., 1998. - 315c.

  26.   Швейцер  А.  Д.  К  проблеме  лингвистического   изучения   процесса
      перевода.//Вопросы языкознания. – 1970. - № 4. –  216с.

  27.  Швейцер А.Д. Перевод и лингвистика, - М., 1973, - 310с.

  28. Швейцер А.Д. Теория перевода. Статус, проблемы, аспекты – М.: Наука,
      1988.  - 364 с.

  29.  Шевякова В. Е. Современный английский язык.  -  М.:  Наука,  1980.  –
      381с.

  30. Шендельс Е. И. О грамматической полисемии. - ВЯ, 1962, №3, - 258c.

  31. Юдина Г. Г. Совершенствуйте устный перевод. - М.: Межд. отн., 1976, -
      176с.

     Источник:
     1. Гостевая книга «соль земли прикамской». – Пермь: Пресс-центр, 1997,
   - 176с.





смотреть на рефераты похожие на "Грамматические трансформации при устном переводе с русского языка на английский "