ОГЛАВЛЕНИЕ>>

ПРАВОСОЗНАНИЕ - сфера общественного, группового и индивидуального сознания, отражающая правовую действительность в форме юридических знаний, оценочных отношений к праву и практике его применения, правовых установок и ценностных ориентации, регулирующих человеческое поведение в юридически значимых ситуациях. Специфика этой сферы общественного сознания - правовое опосредование и осознание социальных явлений, соотнесение их с правовыми требованиями, с представлениями о необходимости и границах правового регулирования. В любом акте правового поведения обязательно проявляется П. действующего лица. Оно может характеризоваться знанием или незнанием конкретной нормы права, различной степенью авторитета государственной власти, закона, деятельности органов правоохраны в глазах индивида, солидарностью с действующими правовыми запретами и правовыми санкциями за их нарушение или же с негативным отношением к тому и другому. П. относится к числу явлений, которые не могут быть раскрыты в какой-то одной системе представлений. Необходимо по меньшей мере несколько сечений, позволяющих обнажить его структуру. При исследовании П. с точки зрения предмета отражения выделяются сферы П.. соответствующие разным отраслям права и различным видам правовых отношений. П. как система представлений, идей, убеждений, установок и т.д. приобретает разное содержание в сфере гражданского, трудового, административного, уголовного, процессуального права. . Структура П.. изучаемого с позиции глубины отражения правовых явлений. обнаруживает как бы два уровня: П. обыденное и П. теоретическое. Как известно, первое носит эмпирический характер, порождается повседневными условиями жизни людей, ограничивается непосредственными нуждами и сводится преимущественно к обиходным представлениям, оценкам, навыкам поведения, тогда как П. теоретическое стремится проникнуть в сущность явлений, познать их закономерность, выразить их в системе взглядов, концепций, теорий. При этом следует заметить, что неправомерно отождествлять обыденное П. с обывательским. Обыденное П. непосредственно вплетено в общественные отношения, в практическую деятельность, тогда как теоретическое служит практике конечными результатами, продуктами своего творчества, внедряя их в обыденное П. По широте распространения П. характеризуется как массовое, специализированное, локальное. При рассмотрении П. с точки зрения его принадлежности определенным субъектам необходимо различать конкретных носителей и соответственно этому - П. общества, групп и индивидов. В зависимости от способа отражения правовых явлений в П. различаются познавательная сфера (знания, идеи) - ее можно назвать правовоззрением - и социально-психологическая (переживания. установки и пр.), или правовая психология. Усматривая в П. лишь рациональную сторону (знания, взгляды, идеи), нельзя понять его регулятивной функции, которая неосуществима без эмоционально-волевого компонента. Социально-правовая психология отнюдь не иррациональна и небезыдейна. Она обязательно включает идеологические и-иные правовоззренческие компоненты, но не в форме концепций, теорий, идей, взглядов,представлений,а в виде убеждений, верований, идеалов, установок, привычек, традиций. Определяя основное содержание правовой психологии, идеология становится действенной(или бездейственной) именно благодаря ей. Такая трактовка меняет подход к исследованию и оценке элементов правовой психологии, позволяет расставить правильные акценты в системе правового воспитания, которое не может сводиться к простой дидактике. В этом свете объяснимо противоправное поведение, которое порождается дефектами П. в той или иной его сфере. Анализируя функциональную структуру и компоненты П., следует вспомнить исходное положение психологической науки о единстве сознания и деятельности. Принцип деятельностного подхода в самой краткой формулировке состоит в том, что сознание формируется в процессе и в результате деятельности и проявляется (реализуется) в ней. Применительно к рассматриваемой про-' блеме это означает, что структура П. может быть познана по результатам функционирования. Соответственно трем функциям П. - познавательной, оценочной и регулятивной - определяются основные функциональные компоненты П. Познавательной деятельности соответствует определенная сумма юридических знаний и умении, или правовая подготовка. Оценочной отвечает система мнений по юридическим вопросам, или оценочные отношения к праву и практике его применения. Наконец, регулятивная функция осуществляется за счет социально-правовых установок и ценностных ориентации. В основе социально-приспособитель-ной деятельности людей лежит минимальная сумма знаний об объектах и объективных условиях такой деятельности. Это относится и к правовой сфере. Но правовая подготовка людей не исчерпывается их формальными юридическими знаниями. Необходимо учитывать уровень практического владения этими знаниями. Уровень правовых познаний и умение применять их на практике поддаются эмпирической проверке с относительной степенью достоверности. Познавая действительность, люди не остаются равнодушными к полученным знаниям. Они соотносят их с прошлым опытом, потребностями, интересами, целями деятельности, т.е. оценивают. Оценка стоит между познанием и практикой. Это - всегда сравнение, в результате которого субъект выбирает как раз то, что соответствует потребностям и интересам, ценностям его сознания. Профильтрованные через личный опыт и правовую практику субъекта (группы, общества) познаваемые им стороны и явления правовой жизни точно так же вызывают к себе определенные отношения и, будучи значимыми для личности, приобретают известный смысл, квалифицируются как ценности. Подобная оценка есть "знание значения" предмета, поступка, явления, деятельности,которая включает в себя представление об объективных свойствах оцениваемых предметов и явлений. Поэтому оценивающая деятельность невозможна без познающей. В структуру П. входит четыре основных типа оценочных отношений: а) к праву (его принципам, институтам и нормам); б) к правовому поведению людей; в) к правоохранительным органам и их деятельности: г)к собственному правовому поведению (правовая самооценка). Отношения к правовым ценностям выражаются в оценочных суждениях, которые могут быть выявлены эмпирическим исследованием.Разумеется, получаемые при этом оценки могут носить декларативный характер:контрастное, "черно-белое" изображение ценностных отношений в терминах "за" или "против" есть только бледная абстракция действительных отношений, богатых красками и полутонами. Поэтому сфера правовых оценок по сравнению с правовыми знаниями требует более сложных методик. Однако сами по себе ценностные отношения как интеллектуально-эмоциональные образования без сил. играющих роль пусковых и движущих механизмов деятельности, еще не обладают способностью практической реализации.Такую роль выполняет волевой компонент, формирующий готовность действовать в определенном направлении. Включение этого компонента приводит к новым, теперь уже интеллектуально-эмоционально-волевым образованиям, социальным установкам. Под установкой понимается сформированная на основе прошлого опыта предрасположенность воспринимать и оценивать какой-либо объект определенным образом и готовность действовать в соответствии с этой оценкой. Динамический энергетический характер отличает установку от оценочного отношения, которое само по себе остается созерцательно-эмоциональным. В своей совокупности установки организуются в систему ценностных ориентации. Ценностные ориентации - это устойчивая система установок. Доминирующие установки образуют направленность личности, определяют ее жизненную позицию и характеризуют содержательную сторону ценностных ориентации. . . Таким образом,регулятивная функция П. осуществляется посредством правовых установок и ориентации,синтезирующих и стабилизирующих все иные источники правовой активности. Лит.;Ратинов А.Р.,Ефремо-ва Г.Х. Правовая психология и преступное поведение. Красноярск, 1988; Криминологические проблемы правосознания и общественного мнения. М.-Прага, 1986; Лукашева Е.А. Социалистическое правосознание и законность. М.,1973; Ефремова Г.Х.,Ратинов А.Р. Правовая психология и преступность молодежи. М., 1976. Ефремова Г.Х., Ратинов А.Р.