ОГЛАВЛЕНИЕ>>

ПОТЕРПЕВШИЙ - лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред (ст. 53 УПК). Конституция РФ включает норму о П. "от преступлений и злоупотреблений властью", обеспечивая им доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст. 52). Проблемы жертв преступлений - одна из вопиющих во всей истории человечества и отнюдь не адекватно отражена в строе уголовного судопроизводства, осуществляемого именем государства. Правда Ярослава - первый русский судебник - в качестве доказательств по делу использовала поединок между жертвой преступления и преступником. Истина оказывалась на стороне победителя. Устраивали также испытания огнем и водой истина оказывалась на стороне того, кто выдерживал эти испытания. Таким образом, жертва преступления становилась еще и жертвой правосудия, ибо она уравнивалась с преступником в возможности доказать вину или невиновность - ситуация, характерная не только для древнего российского судопроизводства, но и европейских государств. В со;; именном процессуальном законодательстве Франции, Англии, США, ФРГ и других государств П. присутствует, но обычно не как самостоятельная процессуальная фигура. Пожалуй, только отечественное законодательство СССР сделало первый важный шаг в этом направлении - появилась процессуальная фигура П. с определенным набором прав и обязанностей (Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г.). Однако нельзя сказать, что статус П. в действующем УПК удовлетворителен. Например, допрос П. до сих пор производится по правилам допроса свидетеля, носит принудительный характер. П. предупреждается об уголовной ответственности не только за дачу заведомо ложных показаний, но и за отказ от дачи показаний. П. не обеспечен специальными средствами защиты. . • '. Привычное для процессуалистов определение П. - приведенное выше положение ст. 53 УПК. Это определение подкупает простотой и кажущейся емкостью, но оно неточно. Во-первых, вред, причиняемый преступлением, не исчерпывается указанными тремя видами. Это значительно более сложное явление, характеризующее состояние объекта как до, так и после преступного посягательства. Во-вторых, определение содержит характеристику материальных признаков П. без указания на процессуальные признаки. Тем самым утрачиваются различия между жертвами преступления как социальной и криминологической категорией. с одной стороны,и П. как участником процессуальной деятельности, наделенным процессуальным статусом, - с другой. В-третьих, трактовка П., изложенная в ст. 53 УПК и последующей расшифровке его процессуального статуса, дала основания для ошибочного вывода о том, что П. у нас может быть только физическое лицо. И этот вывод впоследствии был закреплен в соответствующем постановлении Пленума ВС СССР. А это не так, ибо вред может быть причинен и группе лиц, объединенных коммерческими или производственными интересами. Устранение этих недостатков определения П. должно быть начато, очевидно, с выяснения сущности возможного вреда, причиненного преступным деянием. Этой проблеме посвящен ряд исследований. Выделяются две формы причиняемого вреда: преступный результат и преступные последствия, а также типы вреда, причиняемого преступным действием и преступным бездействием, и виды вреда в зависимости от характера нарушенного блага. К ним относят: физический вред, психический вред, синдром жертвы преступления, моральный, имущественный вред. Эти классификации обычно используются для того, чтобы выделить вред как основной, дополнительный и квалифицирующий признак состава преступления или как отягчающее обстоятельство. Они же дают представление о ситуациях, в которых физическое и юридическое лицо может быть признано П. от преступлений, о способах обеспечения защиты их интересов. Изложенные соображения позволяют предложить следующую дефиницию П. - это лицо (физическое или юридическое), охраняемым законным интересам которого преступлением причинен вред и которое признано органами предварительного расследования или судом П. по данному уголовному делу. Здесь не расшифровывается понятие вреда. Расшифровка вполне уместна в материальном праве, в гражданском и уголовном, а для уголовного процесса достаточно одного указания на вред, ибо без вреда не может быть П., но важно и то, что лицо не может быть П. без официального признания его таковым. Только после постановления о признании П. лицо приобретает соответствующий процессуальный статус. Особого внимания заслуживает проблема возмещения вреда П. Общая часть УПК о П. (ст. 53) не предусматривала ни права П. на возмещение вреда, ни способов обеспечения его интересов. Предполагалось, что П. как лицо, "понесшее материальный ущерб от преступления, вправе при производстве по уголовному делу предъявить к обвиняемому или лицам, несущим материальную ответственность за действия обвиняемого, гражданский иск, который рассматривается судом совместно с уголовным делом" (ст. 29 УПК). Таким образом. П. мог претендовать на возмещение не любого вреда, а лишь "материального ущерба". Двойственный характер статуса жертвы преступления в этом случае (П. - гражданский истец) создавал достаточно сложную систему процессуальных правоотношений, связанных с доказыва-нием характера и размера причиненного преступлением материального ущерба. Положение П. как субъекта доказы-вания облегчалось тем. что на его стороне, как правило, были органы государства, осуществляющие функцию уголовного преследования. Более того. если гражданский иск остался непредъявленным. суд при постановлении приговора "вправе по собственной инициативе разрешить вопрос о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением" (ч. IV ст. 29 УПК). Однако практика шла по другому пути: суд крайне редко проявлял такую инициативу, а следователь и прокурор-обвинитель были озабочены обеспечением обвинения, а не до-казыванием размера причиненного П. материального ущерба. И хотя закон позволял суду при рассмотрении уголовного дела лишь в исключительных случаях (при невозможности произвести подробный расчет по гражданскому иску без отложения разбирательства дела) передать вопрос на рассмотрение иска в порядке гражданского судопроизводства (ч. 2 ст. 30 УПК), суды широко этим пользовались. На протяжении всего советского периода П. вынужден был довольствоваться минимальным возмещением вреда. Отсюда и упоминавшаяся выше пассивность П. в уголовном судопроизводстве. Это была или реституция - возврат похищенного имущества - или денежная компенсация, взыскиваемая с осужденного в пределах денежной оценки вреда. причиненного здоровью и имуществу. Например,при причинении вреда здоровью в исковую сумму могли входить только затраты на дополнительное питание и редко - на санаторно-курортное лечение, ибо считалось, что основные затраты брало на себя государство, оплачивая больничный лист за определенный срок и ординарное лечение. О праве П. претендовать на возмещение расходов, связанных с поминками покойного после погребения жертвы преступления,взыскании упущенной выгоды, денежной компенсации морального ущерба не могло быть и речи. Определенные положительные сдвиги наметились в последние годы. Постановлением Правительства РФ от 17 мая 1996 г. утверждена "Федеральная целевая программа по усилению борьбы с преступностью на 1996-1997 годы". Выделение значительных денежных средств с указанием источников финансирования вселяет надежду на возможность "коренного изменения криминальной ситуации в стране... создание условий для неотвратимости наступления ответственности за совершенное преступление", как это записано в Программе. Центральный ее раздел посвящен защите жизни,здоровья,свободы и достоинства граждан, повышению эффективного раскрытия и расследования преступлений. В разделе содержится задание разработать УПК РФ (еще в 1996г.), который, как известно, включает правовые средства защиты П. в уголовном судопроизводстве. Кроме того, дается задание правоохранительным ведомствам, а также Минюсту и Минэкономики РФ разработать "систему мер по обеспечению защиты жертв преступлений, повышению их правового статуса в соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН "Основные принципы отправления правосудия в отношении жертв преступлений и злоупотребления властью", расширению их прав в уголовном судопроизводстве и гарантий возмещения причиненного материального и морального ущерба". Правовой статус П. определяется несколькими отраслями права. В Конституции РФ - это уже упоминавшаяся ст. 52 о защите прав П. от преступлений и злоупотреблений властью, а также ст. 46, гарантирующая каждому судебную защиту его прав и свобод, ст. 48, гарантирующая право на получение квалифицированной юридической помощи. Теснее всего П. (или шире - жертва преступления) связан с уголовно-про-цессуальным законодательством. Именно в уголовном процессе происходит столкновение и разрешение конфликта между обвиняемым и П. В УПК в последние годы внесено много радикальных, коренных изменений, вплоть до судебного контроля за применением арестов, за продлением срока содержания под стражей. Очень много изменений связано с созданием дополнительных процессуальных гарантий прав обвиняемого и подозреваемого, с участием защитника по всем делам с момента предъявления обвинения. Принят закон о суде присяжных, который в основном нацелен на обеспечение прав обвиняемого. Однако ни одного закона, ни одной нормы в УПК не было изменено в интересах расширения гарантии прав пострадавших от преступлений. В проекте УПК РФ существенно расширяется статус П.В частности.П. или просто заинтересованному лицу, еще не признанному П.. представляется право обжаловать в суд постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, постановление о приостановлении либо о прекращении уголовного дела. т.е. те решения органов предварительного следствия, которые лишают возможности жертву преступления защищать свои права надлежащим образом. Правда, теперь актуальность этой проблемы снижена в связи с признанием прямого действия Конституции РФ и соответствующих разъяснений Пленума ВС РФ от 31 октября 1995 г. о ее применении судами. Статья 46 Конституции РФ предоставила любому гражданину возможность обращаться за судебной защитой своих прав и свобод, однако для процессуального законодательства важен механизм реализации этой конституционной нормы. В УПК содержится норма, согласно которой при отказе прокурора от поддержания обвинения суд прекращает дальнейшее производство по делу, если П. против этого не возражает. И далее не объясняется, что же делать, если П. возражает. Представляется, что в этом случае следовало бы объявить перерыв в судебном заседании, назначить П. профессионального представителя и на него возложить обязанности по поддержанию обвинения. Причем П. в этом случае можно было бы освободить от оплаты услуг представителя с учетом того, что в Конституции РФ есть норма, которая гарантирует от имени государства льготную юридическую помощь, даже освобождение отдельных категорий граждан от оплаты юридических услуг (ст. 48). Полагаем, что и П. в определенных случаях может быть обеспечена бесплатная юридическая помощь. Глава 60 ГК РФ, посвященная обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, может рассматриваться как материально-правовая база защиты интересов жертв преступлений и П. в частности. Эта глава отразила некоторые реалии рыночной экономики, предусмотрев и положения об основаниях, способах и размере компенсации морального вреда. Здесь возникает сложная проблема соотношения правил гражданского и уголовного судопроизводства при рассмотрении иска П. В соответствии с нормами ГПК доказывание требований и возражений возлагается на сторону, их заявившую, а преюдициальное значение приговора по уголовному делу распространяется лишь на факт совершения данных действий данным лицом. Ясно, что защищать свои интересы в условиях уголовного судопроизводства П. легче - ему на помощь приходит принцип публичности и сторона государственного обвинения. Однако, как отмечалось, чаще всего под тем или иным предлогом суд. рассматривающий уголовное дело, оставляет гражданский иск "без рассмотрения", предлагая П. защищать свои интересы в общеисковом порядке (ст. 30 УПК). Ряд спорных вопросов об обеспечении интересов П. решен в постановлении Пленума ВС РФ от 29 апреля 1996 г. "О судебном приговоре". Ссылаясь на нормы ГКРФ(ст. 151,1099.1100,1101), Пленум признал за П. право на компенсацию морального вреда в денежной форме и указал критерии определения размера такой компенсации. Пленум подчеркнул также необходимость соблюдения ст. 310 УПК об обязанности суда разрешить предъявленный по делу гражданский иск. Во многих странах создаются благотворительные организации и общественные фонды защиты жертв преступлений. которые оказывают им правовую помощь, действует система государственной компенсации причиненного ущерба. Государства - члены Европейского Союза еще в ноябре 1983 г. подписали Конвенцию по возмещению ущерба жертвам насильственных преступлений. Предусмотрено, что возмещение ущерба осуществляется тем государством, на территории которого было совершено преступление. При этом компенсация должна покрывать по крайней мере потери дохода, затраты на лекарство и госпитализацию. на похороны.относительно иждивенцев и алименты. Согласно ст. 2 этой Конвенции, если возмещение убытков не может быть обеспечено из других источников, государство должно взять на себя расходы П., физическому состоянию или здоровью которых в результате умышленных насильственных преступлений был нанесен существенный урон: тем. кто находился на иждивении погибших в результате такого преступления. В 1985 г. ООН была принята Декларация основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью. Как и Европейская конвенция. Декларация в соответствии со ст. 15 Конституции РФ - составная часть нашей правовой системы. В Декларации под термином "жертва преступления" понимаются "лица, которым индивидуально или коллективно был причинен вред, включая телесные повреждения или моральный ущерб, эмоциональные страдания, материальный ущерб или существенно ущемлены их основные права в результате действия или бездействия, нарушающего действующие национальные уголовные законы государств-членов, включая законы, запрещающие преступное злоупотребление властью". Здесь, как видим, вопрос поставлен много шире, по сравнению с тем, как он решается в отечественном уголовно-про-цессуальном законодательстве - речь идет именно о жертвах не только преступлений общеуголовного характера, но и преступных злоупотреблений должностных лиц. Нормы Декларации предусматривают возможность реституций и компенсаций жертвам не только за счет виновных, но и в необходимых случаях - за счет государства и социальных фондов. . , . . Принципиальное значение имеют материалы IX Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, состоявшегося в Каире 29 апреля - 8 мая 1995 г. Конгресс перенес акцент с приоритетной защиты прав правонарушителя (традиционный подход) на приоритетную защиту жертвы правонарушения и общественных интересов, поставив соответствующие задачи перед уголовным, уголовно-процессуальным законодательством и виктимологическим разделом криминологической науки. В июле 1995 г. в Барселоне Совет Европы провел Панъевропейский семинар с повесткой дня: "Урегулирование отношений между жертвой и преступником: подходы, проблемы, достижения в их решении". Излагался опытАвстрии, Франции, Норвегии, Испании, Великобритании. При некоторых национальных различиях суть этого опыта сводится к созданию специального органа примирения П. с обвиняемым на основе возмещения вреда, причиненного преступлением. Обычно это - примирительный совет при муниципалитете, состоящий из представителя муниципалитета ("медиатор" - примиритель) и местных активистов. В судопроизводстве РФ идея примирения отражена в ФЗ РФ от 21 декабря 1996 г. № 160-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессу-альный кодекс РСФСР и в Исправитель-но-трудовой кодекс РСФСР в связи с принятием Уголовного кодекса Российской Федерации".где сказано: "Суд.прокурор, а также следователь и орган дознания с согласия прокурора вправе на основании соответствующего заявления потерпевшего прекратить уголовное дело в отношении лица. впервые совершившего преступление небольшой тяжести. если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред". - .. : Бойков А. Д.