Рефераты - Афоризмы - Словари
Русские, белорусские и английские сочинения
Русские и белорусские изложения
 

ЛОМБРОЗО

Статья из раздела: «Энциклопедия юриста»

ЛОМБРОЗО (Lombroso) Чезаре (1835-1909) - итальянский врач-психиатр и судебный медик, основатель антропологической школы в уголовном праве и соответствующего направления в криминологии,, нередко называемого .'ломброзианством'. Родился в Вероне (Северная Италия),получил медицинское образование и дипломы в университетах Павии и Падовы (Северная Италия) и Вены. Работал военным и тюремным врачом (1859- 1864), затем стал директором небольшой психиатрической лечебницы и профессором психиатрии в Павии, а с 1876 г. и до конца жизни руководил последовательно кафедрами судебной медицины, психиатрии и уголовной антропологии в университете Турина. Опубликовал свыше 400 книг и статей по самым разным вопросам, в том числе по психиатрии,антропологии, по отдельным социальным и политическим проблемам Италии. Первую известность принесла ему книга 'Гениальность и помешательство' (1864), в которой доказывалось, что многие признанные гении, в том числе государственные деятели и полководцы, обнаруживали психические расстройства. В 1876 г. вышло в свет первое издание главного из сочинений Л. - книги 'Преступный человек в его соотношении с антропологией, юриспруденцией и тюрьмоведением' (сокращенно - 'Человек преступный', сочетание, образованное по типу 'Человек разумный'). Основываясь на своих наблюдениях за отдельными заключенными, а также на сравнении антропометрических данных групп заключенных с группами солдат, пожарников, студентов и др.. Л. заявил в этой книге, что им открыт тип 'прирожденного преступника', которого легко обнаружить по определенным физическим признакам ('стигматам'): прежде всего по форме черепа, по чертам лица. морщинам и т.п. По утверждению Л., эти 'прирожденные преступники' столь значительно отличаются от обычных граждан и по указанным 'стигматам', и по ряду психологических свойств (например, у некоторых из них Л. отмечал поразительную нечувствительность к боли), что по существу представляют собой особую расу, породу людей, каждому из которых от рождения предопределено превратиться в опасного преступника. Публикация книги 'Преступный человек', вскоре переведенной на французский и другие языки, вызвала большой резонанс. У Л. появилось немало восторженных почитателей. Некоторые из них стремились развивать его концепции,разыскивая новые 'стигматы', но еще быстрее росло число решительных его противников,доказывающих прежде всего, что выводы Л. построены на случайных и непроверенных наблюдениях, а порой и на подтасованных результатах обследований и в целом лишены сколько-нибудь серьезного фактического обоснования. Многие из постулатов Л. были опровергнуты еще при его жизни критиками, взявшими на себя труд заново проверить его утверждения и не обнаружившими указанных им различий при сравнении больших групп преступников и законопослушных граждан. Острой критике подверглись и предлагавшиеся Л. объяснения причин преступности, в основе которых лежала трактовка криминала как биологического явления. - На протяжении своей жизни, под влиянием критики со стороны не только противников, но и сторонников его теории. Л. не раз 'корректировал' свои взгляды (в частности, в нескольких переработанных изданиях 'Преступного человека' и в опубликованной на французском языке книге 'Преступление, его причины и способы борьбы с ним' (1899)), не отказываясь, впрочем, от .некоторых наиболее важных тезисов. В то же время Л. допускал существование. наряду с 'прирожденными' и 'душевнобольными' преступниками, и разного рода 'случайных' преступников. а также признал необходимость учета влияния на преступность таких социальных факторов, как нищета, неграмотность, алкоголизм. : К числу самых больших публикаций Л. относятся также довольно описательная, по сути дела лишенная теоретических выводов, книга 'Женщина-преступница, проститутка и нормальная женщина' (1893 г., в соавторстве с Ферреро) и 'Политическая преступность и революция' (1890г.. в соавторстве с Ласки), где предпринята попытка объяснить революционное движение влиянием расовой или национальной принадлежности их участников либо климатическими условиями. Л. проявлял большую активность в пропаганде своих взглядов и в стремлении организационно объединить сторонников в Италии и на международной арене. В этих целях он со своими единомышленниками начал издавать с 1880 г. журнал 'Архив уголовной психиатрии и уголовной антропологии' и собирать международные конгрессы уголовной антропологии, в том числе и с участием русских криминалистов (конгрессы проводились до начала первой мировой войны). Основное в учении Л. - трактовка преступности в качестве .биологического. а не социального феномена. Существование 'прирожденного преступника' в современных ему государствах Л. вначале объяснял как атавизм (одним из 'доказательств' служило сходство черепа известного убийцы с неандертальцем, другим - распространенность обычая татуировки у заключенных в тюрьмах и у некоторых отсталых племен и т.п.). Затем Л. стал объяснять его, напротив, 'вырождением' человеческой расы, моральной деградацией,а то и наследственной эпилепсией, т.е. предложил взаимоисключающие объяснения. Постепенно признав, что по крайней мере не все правонарушители являются 'прирожденными преступниками' (оценка их доли в его сочинениях снизилась со временем со 100% сначала до 40%, а затем и до 33%), Л. отказался и от единого понятия 'прирожденного преступника'. Вместо этого он стал утверждать, будто существуют 'прирожденные' убийцы. воры и мошенники, которых можно распознать по специфическим, присущим только им физическим и психическим признакам. Сформулированная Л. трактовка преступности влекла за собой радикальный пересмотр важнейших принципов и традиционных институтов уголовного права и процесса, отражавших теории классической школы в уголовном праве ив большинстве своем закрепленных в законодательстве современных ему государств. Учение Л. отвергало принцип 'нет преступления и наказания без закона', отрицало требование установления индивидуальной вины и принцип соответствия наказания тяжести содеянного. отказывалось как от института вменяемости, так и от юридической разработки многих других важнейших институтов уголовного права. Одновременно Л. выступал против соблюдения требований законности в деятельности суда, против презумпции невиновности, состязательности, возможности обжалования приговоров и т.п. Первое место в судебной деятельности, согласно учению Л.. должны занять классификация преступников по антропометрическим и иным данным и соответственный выбор мер, которые должны быть применены к конкретному лицу, чтобы обеспечить 'безопасность общества'. К числу таких мер относились смертная казнь(правда, в конце жизни Л. стал ее противником), пожизненная каторга, ссылка на необитаемые острова, помещение в сумасшедшие дома тюремного типа и другие 'меры исключения из общества', Клицам, признанным 'случайными преступниками', Л. допускал применение мер воспитательного характера. Следует подчеркнуть, что сам Л. лишь декларировал свою позицию по вопросам уголовного права и процесса, предоставив сподвижникам (Ферри, Гарофало и др.) полную возможность самостоятельной детальной разработки конкретных проблем и способов их решения. Как показали серьезные научные исследования, проводившиеся на протяжении более века в самых различных странах мира, отстаиваемая Л. биологическая трактовка феномена преступности, тезис о существовании 'прирожденного преступника' и другие выдвигавшиеся им концепции, в том числе и в сфере уголовного права и процесса,-лишены теоретического и фактического обоснования и носят реакционный характер. Оценка любой вновь появляющейся концепции в качестве 'ломброзианской' или 'неоломброзианской' связана с ее резко отрицательным восприятием современными криминологами и криминалистами. Вместе с тем публикация в 1876 г. книги 'Преступный человек' и других сочинений Л. объективно имела своим следствием привлечение внимания к проблеме причин преступности (в гораздо большей степени, чем до этого) со стороны юристов и многих других исследователей. Необходимость проверки и критической оценки выдвигавшихся Л. утверждений стала побудительным мотивом к изучению преступности как социального явления и заставила специалистов, представляющих различные отрасли науки, заняться тщательным исследованием личности обвиняемых и осужденных. Требования Л. о реформе уголовного права и процесса побудили многих юристов подвергнуть анализу фундаментальные общедемократические принципы правосудия, решительно выступить в их защиту, в частности с обоснованием необходимости соблюдения гарантий законности. Соч. :Ломброзо. Преступление. Спб., 1900:Ломброзо и Ласки. Политическая преступность и революция. Спб.,1902; Ломброзо и Ферреро. Женщина-преступница и проститутка. Киев,1903. Лит.: Герцензон А.А. Введение в советскую криминологию. М., 1965; Решетников Ф.М. 'Классическая школа' и ан-т.рополого-социологическое направление в уголовном праве. М.. 1985. \Решетников Ф.М\

ref.by 2006—2019
contextus@mail.ru