ОГЛАВЛЕНИЕ>>

ДОБРОЛЮБОВ

ДОБРОЛЮБОВ Николай Александрович (1836—61)—рус. революционный мыслитель-демократ, критик и публицист, в философии — материалист и атеист; соратник Чернышевского. С 1856 печатался в журнале “Современник”, в 1857—61 вел в нем отдел критики и библиографии. За 5 лет журналистской деятельности Д. написал ряд глубоких теоретических статей по вопросам искусства и науки, затрагивающих проблемы педагогики, эстетики, философии: “О значении авторитета в воспитании” (1857), “Органическое развитие человека в связи с его умственной и нравственной деятельностью” (1858), “Роберт Овен и его попытки общественных реформ”, “Что такое обломовщина?”, “Темное царство” (1859), “Когда же придет настоящий день?”, “Черты для характеристики русского простонародья”, “Луч света в темном царстве” (1860), “Отец Александр Га-вацци и его проповеди” (1861) и др. При обращении к философским проблемам Д. с позиций материалистического антропологизма отстаивал принцип единства природы и человека, физиологических и психических процессов в человеческом организме, отвергая идеализм, дуализм (как скрытую форму идеализма), вульгарный материализм. В вопросах гносеологии выступал против агностицизма и скептицизма. Опираясь на идеи Фейербаха, Д. критиковал осн. догматы христианской теологии (особенно идею бессмертия души), раскрывал сущность и особенности др. форм религиозной идеологии (индуизма, буддизма, мусульманства, учения иезуитов и пр.). Удовлетворение нужд, потребностей, интересов народов, развитие их самодеятельности Д. считал важнейшим критерием исторического прогресса. Показывая социальную обусловленность человеческих действий и вместе с тем определяя деятельность как наиболее сущностное, “природное” качество личности, он тем самым обнаруживал ограниченность антропологического принципа. По сравнению с Чернышевским Д. уделял меньше внимания разработке социалистической теории, но занимал здесь примерно те же позиции, мечтая об об-ве, где бы “значение человека... определялось его личными достоинствами”, а “материальные блага приобретались каждым в строгой соразмерности с количеством и достоинством его труда...”. В области эстетики Д. развивал традиции Белинского, указывая на социальное назначение литературы и искусства — изображать “неестественность общественных отношений” в тогдашней действительности, определять “естественные стремления” народа, искать в жизни идеал. Д. разработал концепцию “реальной критики” как способа исследования жизни. Видя свою гл. цель в пробуждении и развитии самосознания российского об-ва, он полагал вместе с тем, что только революционные действия масс в состоянии радикально преобразовать существующие порядки, сломать отличающийся “коренной дрянностью” самодержавный политический механизм, покончить с “темным царством” крепостничества. Д. бичевал мнимо-радикальный характер либерального литературного обличительства, требовал от передовых людей революционного “дела”.