Военная кафедра

Ядерные ракеты средней и межконтинентальной дальности


                              РЕФЕРАТ на тему:
                     «Стратегические ядерные вооружения»


                                  Введение.



      Одним из наиболее значительных событий в  развитии  военного  дела  во
второй половине ХХ века стало  создание  стратегических  ядерных  вооружений
(СЯВ). Их появление и развитие оказало очень сильное влияние  не  только  на
представления о возможном характере будущей войны и  построение  Вооруженных
сил, но и на особенности  развития  экономики,  науки,  промышленности  ряда
ведущих стран мира, а также на отношения между ними.
      Стратегические  ядерные  вооружения  являются  частью   стратегических
вооружений, под которыми понимают различные виды  оружия,  военной  техники,
средства  управления   и   обеспечения,   предназначенные   для   достижения
стратегических   целей   войны.   Основу   СЯВ   составляют   стратегические
наступательные вооружения (СНВ), предназначенные в  основном  для  поражения
на территории противника наиболее важных для  его  экономики  и  Вооруженных
сил  целей.  Основным  элементом  СНВ  являются  носители  различных  типов,
предназначенные для доставки к целям боеприпасов с ядерными зарядами.
      СНВ представляют собой крайне сложный и дорогостоящий вид  вооружения.
Создавать, производить и  содержать  их  могут  страны,  в  которых  уровень
экономики, науки и промышленности достаточно высок. К  середине  90-х  годов
СНВ имели пять стран: США, правопреемница  СССР  -  Россия,  Великобритания,
Франция и Китай (страны так называемого <ядерного клуба>).
      Основными элементами СНВ  являются  межконтинентальные  баллистические
ракеты наземного базирования (МБР), баллистические  ракеты  подводных  лодок
(БРПЛ), и  тяжелые  стратегические  бомбардировщики  (ТБ).  Все  они  прошли
определенный исторический путь развития, определявшийся  для  каждой  страны
своими  специфическими  условиями,  что  в  конечном  счете  наложило   свой
отпечаток на структуру национальных СНВ.
      Тем не менее существовали и общие закономерности, характерные для всех
пяти  стран  на  определенных   этапах   создания   стратегических   ядерных
вооружений.  Так,  например,  все  начинали  с  разработки  и  развертывания
авиационных носителей ядерного оружия. Это не дань традициям, а  объективная
необходимость следовать  закону  развития  от  более  простого  к  сложному,
вызванная уровнем развития науки и техники в  каждом  государстве  в  начале
пути.
      На середину 90-х годов наиболее мощными СНВ обладают США и  Россия,  в
боевой состав которых входят все  три  компонента  стратегических  носителей
ядерных боеприпасов (ядерная триада). Как  по  числу  носителей,  так  и  по
количеству боезарядов на них, а  также  тактико-техническим  характеристикам
СНВ этих государств значительно превосходят СНВ  Великобритании,  Франции  и
Китая. Китай обладает всеми компонентами стратегических ядерных  вооружений,
но не может тягаться с США и Россией ни по количественным,  ни  качественным
показателям своих носителей. Кроме того, Китай в начале  1997  года  остался
единственным  государствам,  которое   обладает   стратегическими   ядерными
вооружениями средней дальности.
      Подобные средства  США  и  СССР  ликвидировали  к  лету  1991  года  в
соответствии с положениями Договора о ракетах средней и  меньшей  дальности,
а Франция сняла с вооружения свои БРСД и  бомбардировщики  среднего  радиуса
действия в конце 1996 года. Подробнее  о  развитие  СНВ  и  ядерных  средств
средней дальности можно узнать в соответствующих разделах.
      Нераспространение ядерного оружия регламентировалось особым Договором,
инициатором разработки которого выступил Советский Союз. Он был  подписан  в
1968 году, а вступил в силу в 1970 году. Цель Договора -  поставить  прочную
преграду на пути распространения ядерного оружия,  обеспечить  международный
контроль  над  выполнением   государствами,   взятых   на   себя   по   нему
обязательств, создать условия для мирного использования атомной энергии.
      В  соответствии  с  Договором  о  нераспространении  ядерного   оружия
государства,  обладающие  им  (кроме  КНР  и   Франции),   взяли   на   себя
обязательства не передавать, кому бы то ни было, а неядерные  государства  –
не производить и не приобретать ядерное оружие или другие  ядерные  взрывные
устройства. Контроль над нераспространением ядерного  оружия  осуществляется
МАГАТЭ.
      В середине 90-х годов начались международные переговоры  по  продлению
действия Договора. Однако, они зашли в  тупик.  Индия  отказалась  подписать
новый договор, так  как  США  в  свою  очередь  отказались  дать  конкретные
обязательства о полной ликвидации ядерных вооружений.  Существуют  и  другие
разногласия. Это ставит под угрозу режим нераспространения  ядерного  оружия
в дальнейшем. Эксперты МАГАТЭ утверждают, что уже сейчас Израиль и  Индия  в
состоянии произвести несколько десятков  ядерных  боеприпасов.  Как  поведут
себя руководители этих стран в будущем - предсказать  трудно.  Вполне  может
случиться так, что в начале ХХI века ядерный клуб расширится.


                 Концепции развития СЯС СССР в 40-90 годах.



      К  созданию  ядерного  оружия  в  Советском  Союзе  приступили   после
окончания Второй мировой войны. Следует  отметить,  что  проблемами  ядерной
энергии в СССР занимались с начала 30-х  годов.  До  начала  Второй  Мировой
войны о военных аспектах научно-теоретических разработок советских  физиков-
ядерщиков никто и не помышлял. Об этом свидетельствует даже такой факт,  что
практически все они после начала Великой Отечественной  войны  оказались  на
фронте в рядах действующей армии. И только  в  1943  году,  после  того  как
советская агентурная разведка стала постоянно добывать сведения  о  попытках
западных стран создать ядерное оружие, ученных решили отозвать в Москву.  Но
и после этого  должного  значения  работам  в  области  ядерной  энергии  не
предавалось.
      Ситуация  изменилась  в  августе  1945  года.  Сообщение  о  том,  что
американцы в Аламогордо взорвали атомное  устройство,  впечатления  на  И.В.
Сталина  не  произвело.  Но  последствия  бомбардировок  г.  Хиросимы  и  г.
Нагасаки потрясли его. Сталин приказал Л. Берии продумать вопрос о  создании
собственного ядерного оружия. Последний хотел  монополизировать  руководство
этими работами и сосредоточить их в своем ведомстве.
      Однако Сталин этот план не принял. По его настоянию  20  августа  1945
года был образован специальный комитет по атомной энергии  под  руководством
Л. Берия. Его заместителем назначили наркома боеприпасов Б.Л.  Ванникова.  В
комитет вошли видные ученые А.Ф. Иоффе, П.Л. Капица и И.В. Курчатов.
      Большую услугу советским атомщикам  оказал  коммунист  по  убеждениям,
ученый Клаус Фукс – видный работник американского  ядерного  центра  в  Лос-
Аламосе. Он в течение 1945 -1947 годов четыре  раза  передавал  сведения  по
практическим и теоретическим вопросам создания атомной  и  водородной  бомб,
чем ускорил их появление в СССР.
      В 1946 - 1948  годах  в  СССР  была  создана  атомная  промышленность,
открыты  месторождения  урана.  В  районе  г.Семипалатинска   был   построен
испытательный полигон.  Там  в  августе  1949  года  было  подорвано  первое
советское  ядерное  устройство.  Интересно,   что   буквально   перед   этим
президенту США  Г.  Трумэну  доложили,  что  ядерную  бомбу  Советский  Союз
создаст не ранее 1953 года. Можно представить, что Трумэн пережил, когда  23
сентября 1949 года ему сообщили, что Соединенные Штаты  больше  не  обладают
ядерной монополией.
      Появилась бомба - встал вопрос о ее носителе. К тому времени советские
ВВС имели на вооружении бомбардировщики Ту-4, способные  доставлять  ядерное
оружие  к  целям,  удаленным  на  расстояние  до  2500  км.  Но  этого  было
недостаточно,  чтобы  долететь  до  Америки,  да   и   характеристики   этих
бомбардировщиков не отвечали требованиям дня. В  ОКБ  А.Н.  Туполева  велись
работы по более совершенным самолетам, способным достичь территории  США.  В
начале 50-х  годов  был  готов  бомбардировщик  Ту-85  с  межконтинентальной
дальностью  полета.  Но  он  имел  поршневые  двигатели.  Как  показал  опыт
Корейской войны, тяжелые самолеты с такими моторами уже безнадежно  устарели
и не могли выдержать конкуренции с реактивными истребителями.
      В то время стратегической концепции развития  зарождающихся  советских
ядерных сил не существовало. И.Сталин поставил перед  конструкторами  задачу
создать  реактивные  бомбардировщики-носители  ядерного  оружия  средней   и
межконтинентальной дальности, и этим все ограничилось.
      Первым на вооружение  поступает  Ту-16,  способный  доставить  ядерную
бомбу весом пять тонн на дальность до 2500 км.  Высокая  скорость  и  мощное
оборонительное вооружение делали его грозным оружием в умелых руках.  Целями
возможных бомбардировок должны были  стать  стратегические  объекты  в  тылу
вероятного противника на континентальных  театрах  военных  действий.  Ту-16
строились серийно в больших количествах.
      В конце  1953  года  руководство  советских  Вооруженных  Сил  приняло
решение  по  возможным  путям  развития  стратегических  носителей  ядерного
оружия.    Предлагалось    строить    межконтинентальные    бомбардировщики,
баллистические ракеты средней и  межконтинентальной  дальности  и  создавать
подводный ракетоносный флот. По замыслу  разработчиков  эти  три  компонента
будущих  стратегических  ядерных  сил  Советского  Союза  могли  с   успехом
дополнить друг друга, компенсируя  в  той  или  иной  мере  свойственные  им
недостатки.
      В   1955   году   на   вооружение    дальней    авиации    принимаются
межконтинентальные бомбардировщики Ту-95 и М-4, способные  нести  не  только
атомные, но и водородные бомбы. Наконец у СССР появились  средства  доставки
атомного оружия, которые в случае развязывания мировой войны  могли  нанести
ядерные  удары  по  стратегическим  целям  на  территории  США.  Возможность
ведения   такой   войны   советская   военная    доктрина    того    времени
предусматривала. Считалось, что в этой войне можно достичь победы  и  к  ней
необходимо готовиться.
      Но  советское  военно-политическое  руководство  прекрасно   сознавало
уязвимость тяжелых самолетов от огня средств ПВО и прежде всего,  реактивной
авиации, которая непременно встретила бы бомбардировщики еще  на  подлете  к
Америке. Поэтому массового  строительства  этих  самолетов  развертывать  не
стали.  К  тому  же  полным  ходом  шла  разработка  ракетного  комплекса  с
межконтинентальной ракетой. Именно ракетной технике лидер  Советского  Союза
Н. Хрущев отдавал предпочтение.
      В развитии стратегических  ядерных  сил  СССР  1959  год  можно  смело
считать этапным. В  этом  году  в  западных  районах  страны  развертывается
массовое  строительство  ракетных  комплексов  с  баллистическими   ракетами
средней  дальности  Р-12  и  Р-5М,  способных  наносить  ядерные  удары   по
объектам, удаленным до 2000 км от места старта. Они поступили на  вооружение
инженерных бригад РВГК. При  этом  часть   самолетов  Ту-16  переключили  на
решение других задач. Заканчивается постановка на боевое  дежурство  первого
комплекса  с  межконтинентальными  ракетами   Р-7.   Создается   новый   вид
Вооруженных  Сил  -  Ракетные  войска  стратегического  назначения.  Военно-
морской флот  получает  первую  дизельную  подводную  лодку  океанской  зоны
проекта 629 с тремя баллистическими ракетами Р-13 на борту.  Годом  позже  в
боевой состав Северного флота вошла первая атомная подводная  лодка  проекта
658 с таким же числом ракет. В начале  1960  года  советские  стратегические
ядерные силы располагали 150 тяжелыми  бомбардировщиками,  пятью  подводными
лодками  с  БРПЛ  Р-13  и  несколькими  МБР  Р-7.  Одновременно  создавалась
группировка баллистических ракет средней дальности.
      Хотя СССР и США приступили к развертыванию межконтинентальных ракет  и
баллистических ракет на подводных  лодках  практически  одновременно,  очень
скоро первый отстал в этой  гонке.  Особенно  это  было  заметно  в  области
морских ядерных вооружений. По своим  тактико-техническим  данным  советские
подводные ракетоносцы проектов 629 и 658 значительно  уступали  американской
ПЛАРБ типа <Дж. Вашингтон>. А ракеты Р-13, которые они  несли  на  борту,  в
отличии  от  американских  <Поларис-А1>,  могли  быть  запущены  только   из
надводного положения, что заставляло субмарину  всплывать  перед  пуском  на
поверхность. В результате она теряла скрытность и подвергалась  угрозе  быть
легко уничтоженной.
      С 1960 года в РВСН началось формирование ракетных  дивизий,  состоящих
из ракетных полков. В  каждом  полку  на  вооружении  имелся  один  ракетный
комплекс. Переход на  единую  организационно-штатную  структуру  значительно
улучшил управление ракетными войсками, но не  устранил  ряда  недостатков  в
этом процессе. Для повышения боевой эффективности РВСН  требовалось  создать
систему централизованного боевого управления восками и оружием.
      Советское военно-политическое руководство  очень  быстро  убедилось  в
том,  что  стратегические  ядерные  силы  США  количественно  и  качественно
превосходят СЯС СССР. Особенно четко это  высветилось  в  период  Карибского
кризиса. В этих условиях руководством  страны  была  поставлена  задача,  на
несколько   десятков   лет   определившая   магистральный   путь    развития
национальных  СЯС,  добиться  ядерного  паритета  с  Соединенными   Штатами.
Учитывая  географические  факторы,   уровень   развития   военной   техники,
уязвимость носителей ядерного  оружия  от  воздействия  средств  противника,
приоритет был отдан  РВСН.  Именно  межконтинентальные  ракеты  могли  стать
гарантом нанесения неотвратимого удара по Америке.
      В   начале   60-х   годов    разработка    ракетных    комплексов    с
межконтинентальными баллистическими ракетами  первого  и  второго  поколения
велась бурными темпами. В 1961 году принимается на вооружение  ракета  Р-16,
ставшая базовой при создании группировки РВСН на период до 1967 года.  Через
два года появился ее шахтный  вариант.  В  1964  году  на  боевое  дежурство
заступают первые полки с МБР Р-9А. Со второй половины 60-х  годов  в  боевой
состав Ракетных войск стали вводиться боевые ракетные комплексы  с  ракетами
УР-100 и Р-36. Они имели повышенную защиту от поражающих  факторов  ядерного
взрыва. За период с 1965 по 1970 года на боевое  дежурство  было  поставлено
свыше 1000 межконтинентальных ракет четырех  типов.  Произошло  качественное
улучшение вооружения РВСН, увеличились его боевые  возможности.  И  хотя  по
некоторым показателям (например, по точности стрельбы)  советские  ракеты  и
уступали американской <Минитмен-2>, в целом они были  на  уровне  требований
времени.
      К 1965 году  закончилось  создание  группировки  ядерных  сил  средней
дальности. Их основу составили баллистические ракеты Р-12 и  Р-14  наземного
и шахтного базирования, развернутые на Западе и Востоке страны  и  способные
эффективно нанести удары по стратегическим целям преимущественно  площадного
характера на всю глубину континентальных ТВД. Их  дополняли  бомбардировщики
среднего радиуса действия Ту-16 и Ту-22  с  ядерными  управляемыми  ракетами
(они  имели  показатели  точности  стрельбы  выше,  чем  БРСД)  на  борту  и
дизельные ракетные подводные лодки.
      Сверхзвуковой бомбардировщик Ту-22 создавался специально  для  решения
задач прорыва систем ПВО в Европе и нанесения ударов  по  хорошо  защищенным
объектам. К сожалению возлагавшиеся на него  надежды  он  не  оправдал.  Это
вызвало необходимость модернизации данного  самолета  практически  сразу  же
после нескольких лет эксплуатации  в  строевых  частях,  а  следовательно  и
лишних затрат немалых финансовых средств.
      В 1962 году в КБ В. Макеева для подводных лодок  проектов  629  и  658
была создана ракета Р-21  с  двигателями  на  жидком  топливе  и  дальностью
полета 1300 км. Главным ее достоинством было то, что  конструкторам  удалось
реализовать принцип подводного старта. После модернизации  и  перевооружения
боевые  возможности  этих  субмарин  возросли.  И  тем  не  менее  советские
подводные   ракетоносцы   уступали   американским   практически   по    всем
показателям.
      Со второй половины 60-х годов  у  руководства  Вооруженными  Силами  и
государства началась трансформация взглядов на  возможный  характер  мировой
войны.  Советская  военная  доктрина  стала  учитывать  возможный  начальный
период ведения  боевых  действий  только  обычными  вооружениями.  Появились
сомнения  и  в  возможности  выйти  победителем   в   войне   после   обмена
массированными ядерными ударами.  С  этого  периода  руководство  Советского
Союза стало стремиться  к  заключению  договоров  с  США  о  запрещении  или
ограничении стратегических ядерных вооружений.
      Но поскольку прогресса в этом вопросе  на  тот  период  достигнуто  не
было,  требовалось  ликвидировать  отставание  от  американцев   в   области
стратегических вооружений, а оно было более чем  внушительным.  Так  в  1965
году США имели на стратегических носителях 5550 ядерных боезарядов,  а  СССР
- только 600 (в эти подсчеты не  включены  боеголовки  на  ракетах  среднего
радиуса действия и ядерные бомбы для бомбардировщиков  с  дальностью  полета
менее 6000 км). С 1967 года  в  состав  Северного  и  Тихоокеанского  флотов
стали вводиться ракетные подводные крейсера стратегического назначения  (РПК
СН) типа <Навага>.
      Они строились крупной серией до  1972  года.  Каждый  такой  подводный
ракетный  крейсер  нес  16   баллистических   ракет   Р-27   с   моноблочной
термоядерной головной частью и дальностью полета около 2400 км.
      Значительным событием в развитии советских ракетно-ядерных  сил  стала
постановка  на  дежурство  централизованной   системы   боевого   управления
войсками. Ввод в эксплуатацию ее первой  модификации  в  1969  году  повысил
надежность доведения боевых  приказов  до  исполнительных  звеньев.  В  1972
началось внедрение модифицированной АСБУ, позволявшей реализовать  в  полной
мере принцип  применения  ракетно-ядерного  оружия  только  после  получения
санкции от Верховного главнокомандующего.
      В  конце  60-х  годов  дальнейшее  развитие  получили  бомбардировщики
среднего радиуса действия, имевшие двойное назначение (носитель  ядерного  и
обычного оружия). В 1967 году началась  разработка  проекта  бомбардировщика
Ту-22М,  призванного  заменить  устаревший  Ту-16  и  неудачный  Ту-22.   Он
предназначался для  повышения  боевой  устойчивости  и  гибкости  применения
группировки ядерных  средств  средней  дальности,  а  также  решения  других
задач. С 1971 года новые ракетоносцы стали поступать в строевые части.
      К  концу  1972  года  практически  завершилась  постановка  на  боевое
дежурство боевых ракетных комплексов с межконтинентальными ракетами  второго
поколения. Советский ВМФ получил три десятка  подводных  ракетных  крейсеров
типа <Навага>. Стратегические бомбардировщики Ту-95  оснастили  управляемыми
ракетами Х-22, что позволяло им наносить удары по целям,  не  входя  в  зону
действия объектовой ПВО. В 1972 году Советский  Союз  располагал  1300  МБР,
505 БРПЛ и 145 тяжелыми бомбардировщиками.  Практически,  задача  достижения
ядерного паритета почти была выполнена, но  ввод  в  боевой  состав  ядерной
триады  США  ракет  <Минитмен-3>  и  <Посейдон>,  оснащенных  разделяющимися
головными частями с боевыми блоками  индивидуального  наведения,  отодвинуло
его достижение еще на несколько лет.
      В конце 60-х годов в военных НИИ  велись  проработки  возможных  путей
повышения боевых свойств советских стратегических вооружений на 70-е годы  с
учетом перспективы поступления на вооружение американских ракет  с  РГЧ.  От
их успеха  зависела  возможность  парирования  растущей  угрозы  со  стороны
стратегических наступательных вооружений США, а также выбор пути  достижения
ядерного паритета. После всестороннего анализа всех факторов  приоритет  был
отдан  группировке  межконтинентальных  ракет,  которая  должна  была  стать
главным сдерживающим элементом стратегических ядерных сил.
      На ракетные подводные крейсера возлагались задачи нанесения  ответного
удара, так как считалось, что они потенциально менее уязвимы  при  внезапном
ядерном нападении противника. Однако, обеспечение этой неуязвимости  (боевой
устойчивости) само по  себе  является  сложной  и  дорогостоящей  задачей  и
зависит  от  множества   разнородных   факторов.   Тяжелые   бомбардировщики
предназначались для наращивания усилий после обмена ядерными ударами.
      С таким подходом не было согласно руководство ВМФ, главкомом  которого
в то время был С. Горшков. Ссылаясь на американский опыт, он проводил  линию
на перенос главной роли в структуре стратегических сил Советского  Союза  на
подводный ракетоносный флот. Несмотря на то, что мнение руководителей  флота
не возобладало, его представители еще долгие годы не  отказывались  от  этой
идеи.
      Анализ направлений развития  ракетных  комплексов  РВСН  показал,  что
основными из  них  должны  быть:  увеличение  числа  боеголовок  на  ракетах
группировки, повышение ее живучести и  обеспечение  возможности  преодоления
боевыми блоками  противоракетной  обороны.  Наращивать  количество  пусковых
установок не представлялось возможным, в том числе и по  причине  начавшихся
советско-американских переговоров  по  проблемам  ограничения  СНВ.  Поэтому
было принято решение  о  переходе  к  производству  ракет  с  разделяющимися
головными частями.
      После  всесторонней  оценки  возможных  условий   боевого   применения
ракетных  комплексов  с  учетом  предполагаемого   развития   стратегических
наступательных вооружений США, Франции и Великобритании были выданы  задания
на  проектирование  МБР  двух  классов:  тяжелых   и   легких,   существенно
отличавшихся своей стартовой массой. Повышение живучести БРК  предполагалось
достичь за счет увеличения  защищенности  стационарных  пусковых  установок,
так как переход к  подвижным  ракетным  комплексам  технически  не  был  еще
подготовлен.
      Не обошлось  и  без  издержек.  Так  были  разработаны  и  приняты  на
вооружение  сразу  два  типа  легких  ракет  с  РГЧ,   что   не   вызывалось
необходимостью и привело к  дополнительным  материальным  затратам.  Вызвано
это  было   в   первую   очередь   стремлением   конструкторов-разработчиков
вооружения и руководства  соответствующих  отраслевых  министерств  получать
новые заказы, тем более выгодные, если они  касались  создания  образцов  на
базе уже существующих. Такое положение было и с разработкой  боевой  техники
для ВМФ и для ВВС. Отрицательную  роль  сыграло  также  непонимание  высшими
руководителями КПСС и Правительства роли военной науки в  определении  путей
развития стратегических вооружений.
      С подписанием главами СССР и  США  Временного  соглашения  по  СНВ  на
развитие  советских  СЯС  стали  оказывать  влияние   закрепленные   в   нем
ограничения.  Так  взамен  вводимых  в  строй   подводных   ракетоносцев   с
баллистическими ракетами снимались с боевого  дежурства  МБР  Р-9А  и  Р-16.
Всего с 1972 по 1985 года Советский Союз демонтировал 1007  ракет  наземного
базирования и  233  БРПЛ.  Ликвидировал  13  атомных  подводных  лодок  типа
<Навага>.
      Начиная с начала 70-х годов,  главной  концепцией  развития  советских
стратегических    вооружений    становится    концепция,    которую    можно
охарактеризовать  как   <стратегической   достаточности>.   Она   определяла
количественный и  качественный  состав  носителей,  их  распределение  между
РВСН, ВМФ и  ВВС,  с  учетом  возможного  применения  в  различных  условиях
обстановки.  Научным   путем   было   определено   оптимальное   соотношение
количества  носителей  и  ядерных  боеприпасов  для  них.  Учитывала  она  и
начавшийся процесс ограничения стратегических вооружений Советского Союза  и
Соединенных Штатов Америки.
      С  1972  года  Северный  и  Тихоокеанские  флоты   стали   пополняться
подводными ракетоносцами типа <Мурена>, которые несли по  12  баллистических
ракет Р-29 с моноблочной головной  частью.  С  их  развертыванием  появилась
возможность выбирать районы патрулирования ближе к своим  берегам,  так  как
эти ракеты имели дальность полета около 8000 км. Это было крайне  важно  для
обеспечения боевой устойчивости ракетных  подводных  крейсеров  потому,  что
советский надводный флот значительно уступал американскому  и  тем  более  -
объединенному флоту НАТО и США.
      В 1972 году начались  летные  испытания  МБР  третьего  поколения.  Со
второй половины 1974  года  развернулись  работы  по  вводу  в  эксплуатацию
ракетных комплексов с этими ракетами. К концу 1977  года  задача  достижения
ядерного паритета с США в области  СНВ  была  полностью  решена.  В  составе
стратегических ядерных сил Советского Союза имелось 1368  МБР  шести  типов,
732  БРПЛ,  100  бомбардировщиков   Ту-95   различных   модификаций   и   35
бомбардировщиков М-4. И хотя число боевых блоков на них  было  меньше  того,
чем располагали США,  можно  было  говорить  о  примерном  равенстве  боевых
потенциалов. Достигнутое повышение устойчивости  группировки  советских  СЯС
гарантировало выполнение поставленных задач в  условиях  нанесения  ответно-
встречного удара.
      С 1977 года началась постепенная замена устаревших ракет в группировке
ядерных сил средней  дальности.  На  боевое  дежурство  ставились  мобильные
ракетные  комплексы  <Пионер>  с  ракетами  РСД-10.  К  моменту  начала   их
развертывания в европейской части СССР имелось 606  ракет  Р-12  и  Р-14.  С
вводом в боевой состав двух новых ракет  снималось  три  старые.  При  этом,
несмотря на увеличение в  два  раза  числа  боеголовок,  суммарная  мощность
ядерных боезарядов уменьшалась более чем на одну  мегатонну.  Развертывались
новые РСД и на востоке страны.
      Из состава флота  была  выведена  часть  дизельных  ракетных  лодок  с
ракетами   Р-21.   Значительное   число   средних   бомбардировщиков    было
перенацелено на решение задач с  применением  обычного  оружия.  Практически
все Ту-16 и Ту-22  переоборудовались  в  специализированные  вспомогательные
самолеты. В 1983 году были сняты с боевого дежурства все Р-14 (часть из  них
использовалась в  качестве  ускорительных  средств  для  вывода  космических
аппаратов на  околоземные  орбиты).  В  1986  году  практически  завершилось
развертывание ракет РСД-10  в  европейской  части  СССР.  К  концу  года  их
насчитывалось 243 единицы. Кроме них имелось 112 ракет Р-12  и  18  Р-21  на
подводных лодках. Но спустя год был подписан  советско-американский  Договор
по  РСМД,  и  до  лета  1991  года  все  ракеты   средней   дальности   были
ликвидированы.
      С конца 70-х годов советское политическое руководство все  чаще  стало
выдвигать идею об отказе применения ядерного оружия первыми.  12  июня  1982
года Советский Союз заявил об  этом  официально.  В  этом  же  году  Министр
обороны маршал Советского Союза  Д.Ф.  Устинов  заявил:  <Лишь  чрезвычайные
обстоятельства - прямая ядерная агрессия против Советского  государства  или
его союзников - может заставить нас прибегнуть к ядерному  удару  возмездия,
как  последнему  средству   самообороны>.   Политическое   заявление   нашло
отражение в положениях военной доктрины, что сказалось и  на  стратегических
вооружениях.  Потребовалось  провести  модернизацию   ракетных   комплексов,
направленную на повышение стойкости к поражающим  факторам  ядерного  взрыва
и, прежде всего, к действию нейтронного излучения.
      Получили дальнейшее развитие морские стратегические  ядерные  силы.  В
конце 70-х годов на вооружение принимается ракетный подводный  крейсер  типа
<Кальмар> с ракетами Р-29Р,  оснащенными  разделяющейся  головной  частью  с
боевыми блоками индивидуального наведения. В 1982 году  на  испытание  вышла
головная подводная лодка типа <Акула> ракетной системы <Тайфун>.  Она  несла
20 твердотопливных ракет Р-39 с 10 боеголовками  типа  <МИРВ>  на  каждой  и
дальностью полета свыше 8000  км.  <Акула>  стала  самой  крупной  подводной
лодкой  в  мире.  Всего  было  построено  шесть  таких  крейсеров.   Следует
отметить, что по  ряду  параметров  они  уступали  американским  ПЛАРБ  типа
<Огайо>.
      Появление у США новейших ракетных систем <МХ>, <Трайдент> и  <Першинг-
2<с высокими ударными характеристиками, а также крылатых ракет воздушного  и
наземного базирования с большой дальностью полета, поставило  советские  СЯС
в крайне тяжелое положение.  Оно  могло  усугубиться  при  условии  успешной
реализации американской  программы  <стратегической  оборонной  инициативы>,
положения которой существенно затрагивали Договор по системам  ПРО  от  1972
года.
      Перед  Советским  Союзом  встал  вопрос,  каким   образом   обеспечить
возможность нанесения  ответного  удара  (для  нанесения  ответно-встречного
удара просто могло не хватить времени, так как подлетное  время  <Першингов>
к  запланированным  объектам  поражения  исчислялось  8-12  минутами).  Путь
дальнейшего  повышения  защищенности   шахтных   пусковых   установок   всей
группировки РВСН военными учеными был признан бесперспективным, несмотря  на
то, что именно на нем настаивало Министерство общего машиностроения.
      В конце концов, с мнением военных  согласились.  Решено  было  создать
мобильные комплексы  с  межконтинентальными  ракетами  на  твердом  топливе,
живучесть которых бы достигалась за счет изменения своего местоположения,  и
принять на вооружение ракеты с повышенной стойкостью к  поражающим  факторам
ядерного взрыва. Кроме того  потребовалось  увеличить  надежность  доведения
приказов до исполнительных звеньев и создать  резервную  систему  управления
на случай чрезвычайных условий начала и ведения войны.
      В 1982 году все части ВМФ и ВВС,  входящие  в  стратегические  ядерные
силы, получили более совершенные средства управления. С 1987  года  началось
развертывание мобильного грунтового БРК <Тополь> с ракетой РС-12М.  В  1988-
1989  годах  на  вооружение  принимаются  МБР  РС-18В   и   РС-22   шахтного
базирования, способные нести по 10 боевых блоков индивидуального  наведения,
а также модификацию РС-22  для  боевого  железнодорожного  комплекса.  С  их
вводом  в  группировку  РВСН  боевые  возможности  советских  стратегических
ядерных сил по нанесению ответного удара заметно возросли.
      В 80-х годах  также  совершенствовалось  оружие  морских  и  воздушных
компонентов ядерной триады. Был  принят  на  вооружение  ракетные  подводные
крейсера типа <Дельфин> с БРПЛ Р-29РМ, имеющей  высокие  тактико-технические
характеристики. Дальняя  авиация  стала  пополняться  бомбардировщиками  Ту-
95МС6 - носителями крылатых ракет большой дальности,  а  потом  и  Ту-95МС16
(нес 16 КР), что существенно увеличивало боевые  возможности  стратегической
авиации. С 1987 года началась опытная эксплуатация  ракетоносца  Ту-160,  по
своим   боевым    характеристикам    превосходящего    американский    В-1В.
Предполагалось, что всего будет развернуто 100 таких самолетов.
      Однако, известные политические события, а именно - развал СССР, распад
единого военно-промышленного комплекса, изменение политических внутренних  и
внешних  ориентиров,  разрушение  промышленно-финансовой   системы   страны,
существенно подорвали стратегический, прежде всего, военный потенциал  нашей
Родины,  уничтожили  возможность  реализации  идеи  поддержания  на  должном
уровне СЯС России, а, следовательно, и с таким трудом достигнутый паритет  в
вопросах СНВ между США и СССР.

 Развитие ракетных войск стратегического назначения в период с 1959 по 1996
                                    год.



      13 мая 1946 года вышло в свет  постановление  Совета  Министров  СССР,
положившее начало формированию первого  ракетного  соединения,  вооруженного
баллистическими  ракетами  Р-1,  -  бригады   особого   назначения   резерва
Верховного   Главного   Командования.   Ее   задачей    стало:    проведение
испытательных пусков совместно  с  испытательными  подразделениями  полигона
Капустин Яр; накопление  опыта  эксплуатации  ракетного  оружия;  разработка
основных положений по боевому применению ракетных частей и подразделений.  В
1950 году формируется вторая бригада особого назначения РВГК,  а  в  течение
1952-1953  -  еще  четыре  бригады.  На  их  вооружение  поступил   комплекс
баллистической  ракетой  Р-2.  В  последствии  они  были  переформированы  в
инженерные бригады, и вооружены  ракетным  комплексом  с  БРСД  Р-5М.  Число
инженерных бригад возросло. Перед личным составом этих бригад,  командование
уже ставило конкретные боевые задачи на  случай  ведения  ядерной  войны  по
поражению крупных  группировок  противника  на  Европейском  театре  военных
действий. При этом предусматривалось каждому фронту передать  в  оперативное
подчинение по одной ракетной бригаде.
      После поступления на вооружение инженерных бригад ракетного  комплекса
с БРСД Р-12 существенно изменилось их предназначение. Теперь  их  применение
планировалось  осуществлять  строго  централизованно,  только   по   решению
Верховного Главного Командования. Одновременно началось  формирование  новых
организационно-штатных структур -  инженерных  полков  РВГК,  на  вооружении
которого имелось четыре ракеты.
      В сентябре 1958 года на полигоне  Байконур  состоялся  показ  ракетной
техники членам ЦК КПСС и советского  Правительства.  Его  начали  с  запуска
ракет Р-12. Все пуски прошли успешно. Затем Главный маршал  артиллерии  М.И.
Неделин  и  начальник  штаба  реактивных   частей   генерал-лейтенант   М.А.
Никольский докладывали о боевых возможностях нового  оружия  и  перспективах
его дальнейшего  развития.  Они  научно  обосновали  необходимость  создания
особого вида войск, способного обеспечить  стратегическую  стабильность.  Во
время разбора показа Н.С. Хрущев произнес знаменательную фразу, сказав,  что
ракеты могут и должны стать грозным оружием и  надежным  щитом  Родины.  Тем
самым  он   на   долгие   годы   определил   магистральный   путь   развития
стратегических ядерных сил Советского Союза.
      К концу 1959 года в составе Советских  Вооруженных  Сил  имелись  одно
соединение межконтинентальных ракет, несколько инженерных бригад и более  20
инженерных полков РВГК, вооруженных  ракетами  средней  дальности.  Половина
этих полков входила в состав Дальней авиации  ВВС.  Таким  образом  ракетные
части и соединения подчинялись  двум  разным  начальникам,  что  существенно
затрудняло их эффективное использование и дальнейшее развитие.
      17 декабря 1959 года постановлением Правительства Советского Союза был
создан  новый  вид  Вооруженных  Сил  -  Ракетные   войска   стратегического
назначения. На них возлагались задачи по повседневной эксплуатации  ракетных
комплексов  с  баллистическими  ракетами  в  мирное  время,   подготовки   и
проведению пусков ракет по приказу Верховного  Главнокомандующего  в  случае
развязывания войны. Первым Главнокомандующим РВСН стал М.И. Неделин.
      В 1959 году в западных районах СССР  началось  массовое  развертывание
ракетных полков, вооруженных БРСД Р-12, а  также  завершалось  строительство
двух стартовых станций для запуска МБР Р-7. В тоже время велись  интенсивные
работы  по  испытанию  новой  ракетной  техники,  которые  не  обошлись  без
трагедий. При подготовке первого пуска МБР Р-16  произошел  взрыв.  В  числе
погибших был и Главный маршал артиллерии М.И. Неделин.
      В 1961 году на вооружение РВСН поступили  ракетные  комплексы  (РК)  с
наземными стартами с БРСД Р-14  и  МБР  Р-16.  Боевые  возможности  Ракетных
войск значительно возросли. В их составе создавались две группировки:  ракет
средней дальности и ракет межконтинентальной дальности. Они  предназначались
для подготовки и нанесения ракетно-ядерного удара по стратегическим целям  в
пределах досягаемости ракет.
      В Ракетных войсках была введена постоянно действующая  система  боевых
готовностей.   В   мирное   время   была   установлена   боевая   готовность
<постоянная>. В случае возникновения  реальной  угрозы  развязывания  войны,
части РВСН переводились в следующие степени  боеготовности.  Высшей  из  них
является <полная>. Каждой степени  готовности  соответствовало  определенное
техническое состояние ракетной техники, главным  показателем  которого  было
время до старта ракеты от момента прихода  команды  на  пуск  (боеготовность
РК). Очень быстро этот показатель наряду с показателем живучести стал  одним
из определяющих при оценке ракетных комплексов стратегического назначения.
      Первые советские  боевые  ракетные  комплексы  (БРК),  поступившие  на
вооружение в 1959-1963 годах, отличались низкими показателями  боеготовности
(до нескольких часов) и живучести, а также невысокой  точностью  стрельбы  и
сложностью эксплуатации.  По  этим  показателям  они  уступали  американским
комплексам с МБР <Атлас-F>, <Титан-1> и <Минитмен-1>. Тем не  менее,  они  с
успехом сыграли роль сдерживающего  фактора  в  период  Карибского  кризиса,
даже несмотря на свою малочисленность. В 1962 году  РВСН  располагали  всего
30 пусковыми установками для МБР Р-16 и Р-7А, а США - 203 ПУ.
      С целью превращения РВСН в надежный  <ракетный  щит>  были  развернуты
работы по разработке и испытанию новых ракетных  комплексов  с  МБР  второго
поколения.  При  этом  главными  целями  считались   повышение   показателей
боеготовности,   защищенности,    вероятности    доведения    приказов    до
исполнительных звеньев, упрощение  и  удешевление  эксплуатации  БРК.  Новые
ракеты планировалось ставить на боевое дежурство только в  шахтных  пусковых
установках.
      Для скорейшего развертывания новых БРК правительство  приняло  решение
еще до окончания  совместных  испытаний  ракет  и  других  систем  комплекса
приступить  к  строительству  ШПУ,  командных  пунктов  и  других  элементов
инфраструктуры,  необходимых  для  обеспечения   повседневной   деятельности
ракетных  частей.  Это  позволило  в  короткие  сроки  поставить  на  боевое
дежурство новую ракетную технику. Так  за  три  года  с  1966  по  1968  год
количество развернутых МБР выросло с 333 единиц до 909, а к концу 1970  года
- до 1361.
      После поступления на вооружение ракетных комплексов с МБР Р-36  и  УР-
100,  существенно  повысивших  боевую  мощь  и   эффективность   группировки
межконтинентальных ракет, РВСН  прочно  заняли  главное  место  в  структуре
советских  СЯС.  На   них   возлагались   основные   задачи   по   поражению
стратегических целей вероятного противника в первом ядерном  ударе.  В  1970
году доля МБР составила 74 % от общего числа всех стратегических носителей.
      К  этому  времени  значительное  развитие  получила  система   боевого
управления  войсками  и  оружием  РВСН.  Командные  пункты   были   оснащены
автоматизированной  системой,  позволившей   реализовать   принцип   жесткой
централизации  применения  ракетно-ядерного  оружия,   исключить   возможные
случаи   несанкционированного   запуска   ракет.   Значительно    повысилась
надежность  доведения  приказов  Главного  командования  до   исполнительных
звеньев. Были  внедрены  автоматизированные  системы  контроля  технического
состояния ракет и систем ракетных комплексов.  РВСН  стали  самым  передовым
видом советских Вооруженных Сил.
      Появление МБР с РГЧ индивидуального наведения позволило резко повысить
боевую  мощь  ракетного  оружия  без  дальнейшего   наращивания   количества
носителей.  Идя  по  пути  достижения  стратегического  паритета  с  США,  в
Советском Союзе также приступили к созданию подобных ракет. Новые БРК с  МБР
Р-36М, УР-100Н и МР УР-100 начали  ставиться  на  боевое  дежурство  с  1974
года. Одновременно, в соответствии с  советско-американским  соглашением  об
ограничении стратегических  наступательных  вооружений  (ОСВ-1),  положившим
конец количественному наращиванию числа носителей, начался вывод из  боевого
состава ракетных комплексов с МБР Р-9А и Р-16У. В середине 70-х  годов  СССР
наконец достиг примерного ядерного паритета с США.
      Во второй половине 70-х годов начался  процесс  модернизации  ракетных
комплексов с БРСД. На вооружение стал  поступать  мобильный  РК  <Пионер>  с
твердотопливной ракетой РСД-10, оснащенной РГЧ  ИН.  При  этом  снимались  с
боевого дежурства все Р-14 и Р-12У.  Хотя  общее  число  ракет  и  суммарный
тротиловый эквивалент ядерных боезарядов уменьшились,  боевая  эффективность
группировки в целом возросла.
      С  конца  70-х  годов  на  развитие  РВСН  стали  оказывать  серьезное
воздействие  два  фактора.  Во-первых,   советское   правительство   сделало
политическое заявление о том, что Советский Союз не будет применять ракетно-
ядерное оружие первым. Во-вторых, стали действовать ограничения,  заложенные
в советско-американский Договор ОСВ-2 (хотя  американские  законодатели  его
не  ратифицировали,  стороны   заявили,   что   будут   придерживаться   его
положений), на модернизацию и создание новых ракетных комплексов.
      Отказ  от  применения  ядерного  оружия  первыми  для  Ракетных  войск
означал, что в случае внезапного ядерного нападения противника  им  придется
действовать в крайне тяжелых условиях. Чтобы  обеспечить  решение  задач  по
нанесению  ответно-встречного  и  тем  более  ответного  ядерных  ударов  по
агрессору, требовалось значительно повысить живучесть ракетных комплексов  в
целом, стойкость ракет к поражающим  факторам  ядерного  взрыва,  надежность
систем боевого управления и связи.
      Выполнение всего комплекса работ по модернизации стоящих на вооружении
БРК потребовало значительных финансовых и материальных затрат. В тоже  время
велись  работы  по   созданию   мобильных   ракетных   комплексов,   главным
предназначением которых должно было  стать  участие  в  нанесение  ответного
ядерного удара. Первым поступил на вооружение БРК с  грунтовыми  самоходными
пусковыми установками и МБР РТ-2ПМ <Тополь>. В конце  80-х  годов  поступила
на  вооружение  ракета  РТ-23У,  предназначенная  для   железнодорожного   и
шахтного  ракетных  комплексов.  С  их  постановкой  на   дежурство   боевые
возможности РВСН заметно возросли. К этому времени этот вид Вооруженных  Сил
СССР   стал   самым   передовым    по    техническому    оснащению    высоко
интеллектуальными автоматизированными системами различного назначения.
      В 1988 году начался процесс ликвидации целого класса  ракетно-ядерного
оружия - баллистических ракет  средней  дальности.  В  Ракетных  войсках  на
начало 1988 года на боевом дежурстве находилось 65 ракет Р-12 и 405  РСД-10.
Все они, а  также  ракеты  находившиеся  на  складском  хранении,  подлежали
уничтожению до лета 1991 года.
      Следует отметить, что с приходом  к  руководству  СССР  М.  Горбачева,
начался процесс  постепенных  уступок  США  и  НАТО  в  вопросах  сокращения
вооружений, в том числе и ядерных. Без всяких на то оснований  был  выдвинут
тезис  о  приходе  новой  эры  в   международной   политике   и   главенстве
<общечеловеческих ценностей> (что это такое  на  Западе  так  и  никогда  не
узнали, как в прочем и в нашей стране). Руководство Советского Союза  вместо
реальных мер по оздоровлению экономики занялось  разговорами  о  реформах  и
шараханьем от одной концепции выхода из надвигающегося кризиса к другой.
      Все это сказалось и на Вооруженных Силах государства  в  целом,  и  на
РВСН в частности. К концу 1990 года на боевом дежурстве  стояло  семь  типов
различных ракетных комплексов, а модификаций ракет - еще больше. Около 40  %
всех МБР относились к ракетам второго поколения и требовали замены.  В  тоже
время поступление новых образцов шло медленными темпами.
      В  1991  году  был  заключен  советско-американский  Договор  о  50  %
сокращении стратегических  наступательных  вооружений  (СНВ-1).  В  Договоре
установлены равные лимиты для сторон на общее количество носителей  ядерного
оружия - по 1600 единиц с числом ядерных боезарядов на  них  до  6000.  Были
введены подуровни на определенные  виды  вооружений.  Так  общее  количество
боевых блоков на МБР и БРПЛ не должно превышать 4900 единиц, из них 1100  на
ракетах мобильного  базирования  и  1540  -  на  тяжелых  МБР  (154  РС-20).
Ограничивался и общий суммарный забрасываемый вес ракет.  Договор  запрещает
создание  новых  типов  тяжелых  МБР,  мобильных  пусковых   установок   для
существующих тяжелых ракет,  устройств  скоростного  перезаряжания  пусковых
установок МБР.
      Американцам  удалось  навязать  советской   стороне   ограничения   на
количество неразвернутых межконтинентальных ракет мобильного  базирования  и
пусковых установок таких ракет. Разрешается иметь 250  таких  ракет,  в  том
числе 125 для БЖРК, и  110  ПУ  (18  для  БЖРК).  В  тоже  время  количество
неразвернутых БРПЛ не ограничено.
      В соответствии с положениями Договора  Советский  Союз  должен  был  в
установленные сроки сократить 36 % развернутых  МБР  и  БРПЛ  (примерно  400
первых и 500 вторых) и 41,6 % всех ядерных боезарядов. США -  соответственно
28,8 % стратегических носителей и 43,2 % ядерных боезарядов.
      Осенью 1991 года Горбачев объявил о новых шагах по разоружению. Еще до
рассмотрения  Договора  СНВ-1  законодательными  органами  государства,   он
принимает далеко идущие решения. Останавливается наращивание и  модернизация
МБР железнодорожного базирования, снимается с боевого дежурства 503  МБР,  в
том числе 134 из  которых  оснащены  РГЧ  индивидуального  наведения.  Таким
образом, планировалось, что число  боеголовок  на  советских  стратегических
наступательных вооружениях  будет  сокращено  до  5000  (51,3  %).  А  далее
последовал развал Советского Союза.
      За территорией Российской Федерации  оказались  108  тяжелых  МБР,  46
новейших РТ-23У  шахтного  базирования  и  130  УР-100НУ,  на  которых  было
установлено 2320 ядерных боезарядов. Очень скоро  выяснилось,  что  все  они
безвозвратно  потеряны  для  России  и  их   придется   включить   в   число
ликвидируемых.
      Летом 1992 года во время  визита  Б.  Ельцина  в  США  были  подписаны
Рамочные договоренности по дальнейшему сокращению СНВ и сделано заявлении  о
том, что президенты двух стран дадут указания в короткие  сроки  подготовить
новый договор в духе подписанных  договоренностей.  3  января  1993  года  в
Москве президенты Д. Буш и Б. Ельцин подписали Договор  СНВ-2.  Почти  сразу
же развернулись жаркие споры о его приемлемости для России.
      На первый взгляд все выглядит  весьма  привлекательно  и  равноправно.
Каждая из сторон ограничивает свои МБР, БРПЛ, пусковые установки,  связанные
с ними, тяжелые бомбардировщики таким образом, чтобы к 1  января  2003  года
стороны имели на своих носителях от 3000 до 3500 ядерных  боевых  блоков  по
своему  усмотрению.  Предусмотрены   промежуточные   подуровни   на   период
сокращения.  Полностью  должны  быть  ликвидированы  МБР  с  РГЧ  и   ракеты
<тяжелого> класса.
      Договор позволяет уменьшать количество боезарядов на ракетах наземного
и морского базирования, за исключение  тяжелых  МБР,  при  чем  этот  вопрос
увязан с некоторыми положениями  Договора  СНВ-1.  Для  МБР,  не  являющихся
американскими  <Минитмен-3>,  число  таких  ракет  не  может  превышать  105
единиц. При этом, старая платформа от  РГЧ  остается  на  ракете.  Разрешено
переоборудовать не более 90 шахтных пусковых  установок  тяжелых  ракет  для
размещения в них легких МБР с моноблочной головной частью.
      За  каждым  тяжелым  бомбардировщиком  засчитывается  столько  ядерных
боезарядов, для которых он реально оснащен. Разрешено  перенацелить  до  100
стратегических бомбардировщиков, не оснащенных для КРВБ  большой  дальности,
для  решения  неядерных  задач  с  последующей  переориентацией  на  ядерные
задачи.
      В  случае  вступления  Договора  СНВ-2  в  силу  РВСН   должны   будут
ликвидировать 359 ракет с РГЧ, размещенных на территории России и 280  ракет
с территорий Украины и Казахстана (около 5900 ББ),  составляющих  основу  их
группировки. США ликвидируют 50 МБР <МХ>  (500  ББ)  и  уменьшат  количество
боеголовок на ракетах <Минитмен-3> (всего до 550 единиц)  с  трех  до  одной
(до 1100 ББ). Как видно из этих цифр, Россия сократит МБР с РГЧ в  12,8  раз
больше, чем США и в 4 раза больше ядерных боезарядов. Кроме того,  в  случае
выхода сторон из Договора после выполнения сокращений, США в короткие  сроки
могут заново установить максимальное количество  боеголовок  на  всех  своих
МБР (дальнейшая судьба снятых ядерных боеголовок не контролируется,  что,  в
принципе, позволяет их оставить на хранении, не  говоря  уже  о  возможности
воспроизводства), а Россия сможет восстановить только 105 ракет.
      Структура российских СЯС претерпит значительное изменение. В 1992 году
распределение носителей и боезарядов на  них  выглядело  следующим  образом.
РВСН в общей структуре имели 51,2 % носителей и 56,8 %  боезарядов,  морские
СЯС (МСЯС) - 44,7 % носителей и 37,1 % боезарядов, авиационные СЯС (АСЯС)  -
4,1 % и 6,1  %  соответственно.  В  случае  выполнения  Договора  СНВ-2  эти
показатели могут выглядеть приблизительно так. РВСН -  75,5  %  носителей  и
25,6 % боезарядов, МСЯС - 19,5 % носителей и 47 % боезарядов,  АСЯС  -  5  %
носителей и 27,4 % боезарядов. При этом, чтобы  выйти  на  уровень  900  МБР
российской промышленности необходимо будет произвести  свыше  450  ракет.  В
противном случае доли морской  и  авиационных  составляющих  СЯС  еще  более
возрастут. Очевидно, что основная тяжесть переносится на российские РПК  СН,
которых всего останется 13 единиц.
      Специалистами  РВСН  подсчитано,  что  контрсиловой  потенциал   этого
компонента стратегических ядерных сил России после ликвидации МБР с  РГЧ  ИН
снизится более чем в 8 раз, контрсиловой потенциал  всех  СЯС  уменьшится  в
2,2 раза, а эффективность ответного удара - почти в  1,5  раза.  И  это  при
условии, что промышленность справится  с  планом  развертывания  группировки
новых моноблочных ракет, и США не будут развертывать элементы системы ПВО  в
рамках СОИ.  Некоторые  из  них  уже  прошли  испытания,  а  противоракетная
мобильная система ближнего действия <Патриот> принята на вооружение.
      Естественно,  что  такие  перспективы  вызвали  ожесточенные  споры  о
целесообразности  ратификации  Россией  Договора  СНВ-2.  Подлило  <масла  в
огонь> и решение НАТО о продвижении военной структуры блока на Восток  путем
приема в его члены новых стран. В условиях, когда российская экономика не  в
состоянии   обеспечить   пополнение   Вооруженных   сил   новыми   образцами
вооружений,  резкое  сокращение   РВСН   способно   окончательно   подорвать
обороноспособность страны.
      В настоящее время боевой состав Ракетных войск продолжает сокращаться.
К началу 1996 года закончилось снятие с  вооружения  ракетных  комплексов  с
МБР РТ-2П, УР-100К, МР УР-100 и  МР  УР-100У.  Продолжается  ликвидация  154
<тяжелых> ракет. В тоже время в боевой  состав  введено  несколько  десятков
мобильных ракет РТ-2ПМ <Тополь>, производство которых продолжается.
      В 1994 году началась разработка модификации <Тополь-М>, которая должна
стать основой группировки РВСН в XXI веке. Но ее  разработка  ведется  очень
медленно и поступление на вооружение состоится еще нескоро.
      Хотя РВСН продолжают играть главную роль в структуре  СЯС  России,  их
перспективы не совсем ясны и зависят  от  многих  факторов,  как  впрочем  и
других составляющих стратегических ядерных сил.

      Общие возможные направления развития СЯС России до конца ХХ-века.


      После развала Советского  Союза  на  территории  Российской  Федерации
осталась львиная часть советского стратегического потенциала:  100  %  БРПЛ,
76 % всех МБР и 53 % тяжелых бомбардировщиков. В  тоже  время  за  пределами
России   оказались   новейшие   системы   стратегических   вооружений    (20
бомбардировщиков Ту-160 – 91 % от их общего числа, 46 МБР РС-22А - 82 %,  34
ракетоносца  Ту95МС16  -  61  %).  Кроме  того,  была  нарушена   кооперация
предприятий-производителей  новейших  стратегических  вооружений.   Особенно
тяжелая обстановка сложилась с производством  МБР.  Из  четырех  современных
типов ракет, находившихся на конец 1991 года  в  производстве,  только  один
выпускался на российском предприятии.
      Попытки руководства России создать коллективные стратегические ядерные
силы  под  единым  командованием  натолкнулись  на  активное   сопротивление
политических   лидеров   Украины,   стремившихся   выгодно   воспользоваться
доставшимся им ядерным потенциалом По числу носителей и размещенных  на  них
ядерных боезарядов Украина вышла на третье  место  в  мире  (176  МБР  и  42
тяжелых бомбардировщика - 1240 и 588 боезарядов соответственно).
      С осени 1992 года Россия приступила к созданию  структуры  собственных
СЯС. Но  у  политических  лидеров  страны  не  было  четких  геополитических
ориентиров, не было и новой доктрины, которая  должна  определять  состав  и
задачи ядерных сил. Они прибывали в состоянии  эйфории.  Нормальное  военное
строительство подменялось разговорами о приходе <новой  эры  взаимоотношений
с НАТО>, чуть ли не <братства с США>.  Президент  России  Б.  Ельцин  весной
1992 года решил прекратить дальнейшее производство бомбардировщика Ту-160  и
новых атомных подводных ракетных крейсеров. Еще раньше было принято  решение
об   отказе    от    серийного    производства    новейшей    малогабаритной
межконтинентальной ракеты <Курьер>, испытания которой успешно закончились  в
1991 году.
      В 1992 году, в условиях небывалой в практике подготовки  договоров  по
проблемам  ограничения   и   ликвидации   стратегических   вооружений,   был
подготовлен и 3 января 1993 года подписан Договор  о  дальнейшем  сокращении
стратегических  ядерных  потенциалов  США  и  России.  В  результате  России
предстояла сокращать свои СНВ сразу в соответствии с двумя Договорами  (СНВ-
1 и СНВ-2), в случае их ратификации российскими законодателями.
      Еще до вступления Договора СНВ-1  в  силу  начался  процесс  массового
снятия  с  вооружения  устаревших  российских  МБР  и  БРПЛ.  В  тоже  время
поступление на вооружение новых образцов замедлилось, что  стало  следствием
так  называемых  <экономических  реформ>,   проводимых   правительством   Е.
Гайдара.
      В 1995 году вступил в  силу  Договор  СНВ-1,  предусматривавший  50  %
сокращение стратегических наступательных вооружений  СССР  и  США.  В  зачет
нормы сокращения для России  по  межконтинентальным  ракетам  были  включены
МБР, оставшиеся на территории Украины и Казахстана.  К  середине  1996  года
российские   СЯС   располагали   744   МБР,   640   БРПЛ   и   85   тяжелыми
бомбардировщиками.
      К сожалению, политическое  руководство  страны  так  и  не  выработало
четкой  концепции  дальнейшего  строительства  стратегических  ядерных  сил.
Особенно много неопределенности вносила ситуация с  ратификацией  российско-
американского Договора СНВ-2. Договором  предусматривалось,  что  каждая  из
сторон ограничивает свои МБР, БРПЛ, пусковые установки,  связанные  с  ними,
тяжелые бомбардировщики таким образом, чтобы к 1 января  2003  года  стороны
имели на своих носителях от 3000 до 3500 ядерных  боевых  блоков  по  своему
усмотрению. Предусмотрены промежуточные уровни на  период  сокращений  (семь
лет, как это определяет Договор о СНВ):
      - 2160 боезарядов, которые числятся за развернутыми БРПЛ;
      - 1200 боезарядов на МБР с РГЧ ИН;
      - 650 единиц для боезарядов, которые числятся за развернутыми тяжелыми
МБР с РГЧ.
      В тексте договора есть оговорка, что, если стороны согласуют программу
американской помощи в  ликвидации  российского  арсенала,  то  этот  процесс
должен завершен не позднее 31 декабря 2000 года.
      Договор позволяет уменьшать количество боезарядов на ракетах наземного
и морского базирования, за исключение  тяжелых  МБР,  при  чем  этот  вопрос
увязан с некоторыми положениями  Договора  СНВ-1.  Для  МБР,  не  являющихся
американскими  <Минитмен-3>,  число  таких  ракет  не  может  превышать  105
единиц. При этом, старая платформа от  РГЧ  остается  на  ракете.  Разрешено
переоборудовать не более 90 шахтных пусковых  установок  тяжелых  ракет  для
размещения в них легких МБР с моноблочной головной частью.
      Положения этого  Договора  вызвали  большие  споры  у  специалистов  и
политиков в ввиду  его  очевидной  огромной  затратности  для  России.  Даже
беглый  взгляд  на  его  основные  положения   показывает,   что   структура
российских СЯС претерпит значительное изменение. В 1992  году  распределение
носителей и боезарядов на них выглядело следующим образом. РВСН в  структуре
имели 51,2 % носителей и 56,8 % боезарядов, морские  СЯС  (МСЯС)  -  44,7  %
носителей и 37,1 % боезарядов, авиационные СЯС  (АСЯС)  -  4,1  %  и  6,1  %
соответственно. В случае выполнения  Договора  СНВ-2  эти  показатели  могут
выглядеть приблизительно так. РВСН - 75,5 % носителей и 25,6  %  боезарядов,
МСЯС - 19,5 % носителей и 47 % боезарядов, АСЯС - 5 %  носителей  и  27,4  %
боезарядов.  При  этом,  чтобы  выйти  на  уровень   900   МБР,   оснащенных
моноблочной головной  частью,  российской  промышленности  необходимо  будет
произвести свыше 450 ракет. В противном случае доли  морской  и  авиационных
составляющих  СЯС  еще  более  возрастут.  Очевидно,  что  основная  тяжесть
переносится на  российские  РПК  СН,  которых  всего  останется  13  единиц.
Научные расчеты  с  использованием  современного  математического  аппарата,
например, доктора технических наук, профессора Л. Худякова, показывают,  что
России необходимо иметь 20 подводных  ракетоносцев,  из  которых  13  должны
находиться на боевом патрулировании. Тогда вероятность  нанесения  ответного
удара хотя бы одной лодкой будет в требуемых  пределах.  В  настоящее  время
это условие  выполнимо.  Но  после  2003  года,  если  не  будет  развернуто
серийное строительство новых РПК СН, ситуация может значительно ухудшиться.
      Структура американских стратегических наступательных сил не  претерпит
изменений. На 18  ПЛАРБ  будет  размещено  432  БРПЛ  <Трайдент-D5>  с  1728
боевыми блоками (49,4 % всех боезарядов). За счет  уменьшения  доли  МБР  по
боезарядам  с  23,2  %  в  1991  году  до  15,7  %   возрастет   авиационная
составляющая (с 22,3 до 34,9 %).
      Таким образом, морские СЯС по-прежнему будут играть основную роль. При
этом  их  качественный  уровень  значительно  возрастет,  что  позволит   им
наносить разоружающий удар.
      Посмотрим,  что  стоит   за   этими   цифрами   в   плане   сохранения
стратегического баланса. Расчетная потребность боеголовок  ракет  <Трайдент-
D5>  для  поражения  1000  наземных  пусковых   установок   российских   МБР
составляет  1130-1150  из  их  общего  числа  1728.  Следовательно,   задача
разоружающего удара может быть перенесена с  МБР  <Минитмен-3>  на  БРПЛ.  К
тому же последние способны будут достигнуть внезапности нанесения  удара  из
любой точки мирового океана, не  контролируемой  нашими  средствами  системы
предупреждения о ракетном нападении (СПРН) и надводным  флотом.  С  развалом
СССР мы потеряли из семи надгоризонтных станций СПРН  четыре.  Оставшиеся  у
России к середине  90-х  годов  корабли  океанской  зоны,  способные  решать
противолодочные  задачи  в  отдаленных  от  своих  баз  районах,   настолько
малочисленны, что рассчитывать на их эффективное  применение  нет  ни  каких
оснований. Может сложится такая ситуация, когда российские СЯС будут  лишены
возможности отреагировать на внезапный удар  как  ответно-встречным,  так  и
ответным ударом.
      Специалистами  РВСН  подсчитано,  что  контрсиловой  потенциал   этого
компонента стратегических ядерных сил России после ликвидации МБР с  РГЧ  ИН
снизится более чем в 8 раз, контрсиловой потенциал  всех  СЯС  уменьшится  в
2,2 раза, а эффективность ответного удара - почти в  1,5  раза.  И  это  при
условии, что промышленность справится  с  планом  развертывания  группировки
новых моноблочных ракет, и США не будут развертывать элементы системы ПРО  в
рамках СОИ.  Некоторые  из  них  уже  прошли  испытания,  а  противоракетная
мобильная система ближнего действия <Патриот> принята на вооружение.
      К  середине  1997  года  в  России  сложилась  тяжелая   экономическая
ситуация, которая не  позволяет  содержать  даже  сократившиеся  Вооруженные
силы.   В   этих   условиях   роль   национальных    СЯС    в    обеспечении
обороноспособности государства еще  больше  возросла.  Какими  они  будут  в
конце  нынешнего  века,  зависит  от  ряда  обстоятельств,   а   главное   -
политической воли руководства страны.


                   Баллистические ракеты средней дальности


                Баллистическая ракета средней дальности Р-5М.


      Накопленный опыт при проектировании и испытании баллистической  ракеты
Р-2, а также успехи советских атомщиков, создавших ядерную бомбу,  позволили
в начале 50-х годов приступить к проектированию ракеты  с  ядерной  головной
частью и дальностью полета свыше 1000 км.
      Работы по разработке ракеты поручили кооперации  организаций,  которые
возглавляли С.П. Королев (ракета, комплекс), В.П. Глушко  (двигатель),  Н.А.
Пилюгин (система  управления  и  наземная  проверочно-пусковая  аппаратура),
В.П.   Бармин   (наземное   стартовое,   заправочное    и    вспомогательное
оборудование), В.И. Кузнецов (командные  приборы).  В  течение  одного  года
конструкторский коллектив, под руководством ведущего конструктора  ОКБ-1  Д.
Козлова, и специалисты опытного завода построили  новую  ракету,  получившую
обозначение Р-5. Ее отправили  на  полигон  в  Капустин  Яр  для  проведения
летных испытаний.
      Как  и  следовало  ожидать,  вскоре  были   выявлены   конструкционные
недостатки. Первоначально максимальная дальность полета  не  превысила  1000
км. Несмотря на все сложности  работы  по  доводке  ракеты  продолжались.  К
началу  1955  года  надежность  систем  и  агрегатов  удалось   довести   до
требуемого  уровня.  Хуже  дело  обстояло  с  ядерной  головной  частью.  Ее
разработка задерживалась, что было вызвано новизной  и  сложностью  решаемых
при этом задач.
      В этих условиях было принято  решение  принять  БРСД  Р-5  с  головной
частью, снаряженной обычным взрывчатым веществом весом  в  1000  кг.  Ракеты
этого типа  стали  поступать  на  вооружение  инженерных  бригад  РВГК,  где
заменили эксплуатировавшиеся  до  этого  Р-2.  Каждая  бригада  имела  шесть
пусковых установок.
      По  требованию  военных  конструкторы  искали  пути  повышения  боевых
возможностей своей ракеты. Чтобы повысить эффект  действия  в  районе  цели,
было найдено интересное  решение.  Кроме  стандартной  ГЧ  на  ракету  стали
навешивать две, а чуть позже и  четыре  дополнительных  боевых  заряда,  что
позволило обстреливать площадные  объекты.  Правда,  при  этом  максимальная
дальность полета снижалась до 820 и  600  км  соответственно.  Эффективность
обоих вариантов головной части была низкой.
      Баллистическая ракета Р-5 была выполнена  одноступенчатой  с  несущими
топливными баками из листового алюминиевого  сплава.  Для  их  упрочнения  и
обеспечения  бескавитационной  работы  турбонасосных   агрегатов,   питавших
ракетный двигатель  компонентами  топлива,  в  баках  создавалось  небольшое
избыточное давление. В качестве маршевого  двигателя  на  ракете  применялся
ЖРД РД-103 с тягой на земле до 41 т, разработки  ОКБ  В.П.  Глушко,  давнего
соратника Королева. В  качестве  компонентов  топлива  использовались  92  %
этиловый спирт и жидкий кислород.
      На ракете применили комбинированную систему управления. Для уменьшения
бокового  отклонения  точки  падения  ГЧ  добавили   канал   радиокоррекции.
Управляющие усилия  на  активном  участке  траектории  создавались  аэро-  и
газодинамическими рулями.
      В апреле 1954 года начались работы над  усовершенствованным  вариантом
ракеты. Она получила обозначение Р-5М. Модернизация коснулась  прежде  всего
боевого  оснащения,  двигательной  установки   и   системы   управления.   В
результате внесенных изменений максимальная дальность  стрельбы  увеличилась
на  200  км.  За  счет  впервые  введенного  резервирования  главных  блоков
аппаратуры системы управления удалось повысить ее надежность.
      Ракету оснастили отделяемой от  корпуса  на  конечном  участке  полета
ядерной головной частью мощностью 300 кт. Ее круговое  вероятное  отклонение
(КВО) точки падения от  расчетной  точки  прицеливания  составляло  3,7  км,
предельное отклонение - 6 км.
      20  января  1955  года  на  полигоне  Капустин  Яр  состоялся   первый
испытательный пуск ракеты Р-5М. 2 февраля следующего  года  был  осуществлен
первый  пуск  этой  ракеты  со  штатным  ядерным  боезарядом.  Председателем
государственной комиссии в период проведения  этих  испытаний  был  генерал-
лейтенант П.А.  Дегтярев.  Пуск  прошел  успешно.  Через  полчаса  ГЧ  точно
достигла заданного квадрата, автоматика  подрыва  боевого  заряда  сработала
нормально. К сожалению, в то  время  о  вреде  ядерной  радиации  для  живых
организмов было известно мало. Поэтому проведение таких испытаний  считалось
обычным делом.
      Ракетный комплекс (РК) с БРСД Р-5М был принят на вооружение инженерных
бригад  РВГК  21  июня  1956  года.  Он  был  более  совершенным,  чем   его
предшественники. Запуск ракеты был  полностью  автоматизирован.  В  процессе
предстартовой подготовки  осуществлялся  контроль  всех  пусковых  операций.
Старт Р-5М проводился  с  наземной  пусковой  установки  (пускового  стола),
которую можно было установить на подходящей местности.
      Конечно у этого боевого ракетного  комплекса  (БРК)  были  недостатки.
Предстартовые  проверки,  операции  по  заправке   и   прицеливанию   ракеты
проводились без средств автоматизации,  что  значительно  увеличивало  время
подготовки к пуску. Требовалось несколько часов, чтобы подготовить ракету  к
старту.  Применение  в  качестве  окислителя   быстроиспаряющегося   жидкого
кислорода не позволяло держать ракету  в  заправленном  состоянии  более  30
суток, постоянно  осуществляя  подпитку  бака  окислителя.  К  тому  же  для
выработки запаса кислорода необходимо  было  иметь  мощные  производственные
средства  в  районе  базирования  ракетных  частей.  Все   это   делало   РК
малоподвижным и уязвимым, что ограничивало его развертывание  в  Вооруженных
Силах.
      В случаи развязывания войны планировалось каждому фронту предать  одну
инженерную бригаду РВГК. Но боевое применение этих  ракет  могло  состояться
только после получения приказа от Верховного главнокомандующего.
      После создания 17 декабря 1959  года  Ракетных  войск  стратегического
назначения все инженерные бригады РВГК, вооруженные  ракетным  комплексом  с
БРСД Р-5М, были включены в боевой состав этого вида  Вооруженных  Сил  СССР.
Одновременно их  переформировали  в  ракетные  дивизии.  В  каждой  из  пяти
дивизий, получивших этот  ракетный  комплекс,  имелось  восемь  ракет  Р-5М.
Эксплуатировались они до 1967 года.


                Баллистическая ракета средней дальности Р-12.


      В середине 50-х годов постановлением  Правительства  Советского  Союза
было создано новое Особое  конструкторское  бюро  №  586,  которое  получило
производственную базу в Днепропетровске.  Его  возглавил  М.К.  Янгель.  Ему
поручили создать боевую ракету с дальностью полета  до  2000  км  и  ядерной
головной частью.
      Два года ушло на разработку проекта и постройку  опытной  серии  новой
БРСД, получившей обозначение Р-12.  В  начале  лета  1957  года  специальный
эшелон с новым <изделием> прибыл на полигон Капустин  Яр.  Испытания  ракеты
проводились в три этапа. Всего было подготовлено  и  запущено  25  ракет.  К
первому полету Р-12 готовил расчет составленный из  опытнейших  специалистов
ОКБ и испытателей  полигона.  На  стартовой  площадке  находился  и  главный
конструктор М.К. Янгель.
      22  июня  Р-12  уверенно  взлетела.  Несмотря  на  явный  успех,  были
обнаружены недостатки. Требовалось найти надежное  техническое  решение  для
того, чтобы отделение головной части  от  носителя  не  влияло  на  точность
стрельбы. В сентябре 1958 года состоялся показ ракетной  техники  членам  ЦК
КПСС и советского правительства. Его начали с запуска ракет Р-12. Все  пуски
прошли успешно.
      4 марта 1958 года боевой ракетный комплекс с БРСД Р-12 был  принят  на
вооружение. Именно эти ракеты стали основным  оружием  созданных  в  декабре
1959  года  Ракетных  войск  стратегического  назначения   -   нового   вида
Вооруженных Сил СССР, со временем  ставшим  надежным  гарантом  безопасности
государства.
      Р-12 была  выполнена  одноступенчатой,  с  топливными  баками  несущей
конструкции. Они изготавливались  из  алюминиево-магневых  сплавов.  Верхний
бак (окислителя) разделялся промежуточным  днищем.  Окислитель  расходовался
сначала из нижней части бака, что создавало более благоприятные условия  для
стабилизации полета. В полете баки горючего и окислителя надувались.
      Основные компоненты топлива (азотная кислота и керосин) воспламенялись
при помощи специального  пускового  горючего,  что  было  характерно  и  для
американских ракет того времени. Двигательная установка ракеты  состояла  из
четырехкамерного маршевого ЖРД РД-214, разработанного  в  ОКБ  академика  В.
Глушко, с тягой на земле 60 т. Выход двигателя на  режим  осуществлялся  без
предварительной ступени по принципу  так  называемого  пушечного  пуска.  На
ракете применялась система регулирования кажущейся скорости,  позволявшая  в
определенных пределах изменять тягу  двигателя  в  целях  обеспечения  более
точного движения ракеты на активном участке траектории заданному.
      Автономная инерциальная  система  управления  обеспечивала  управление
полетом ракеты и выведение головной  части  в  район  цели.  При  проведении
испытаний были получены предельные отклонения точки падения ГЧ от  расчетной
по дальности в пределах 1100 м, по направлению - около 600  м  при  стрельбе
на максимальную дальность в 2000 км.  В  ее  состав  впервые  были  включены
устройства нормальной и боковой стабилизации центра  масс.  Приборы  системы
управления размещались в межбаковом отсеке. В  качестве  органов  управления
использовались четыре графитовых газоструйных руля.  На  корпусе  хвостового
отсека устанавливалось четыре небольших стабилизатора.
      Р-12 несла моноблочную головную часть с термоядерным зарядом мощностью
1 Мт.  Отделение  ГЧ  в  полете  осуществлялось  с  помощью  пневматического
толкателя. Ракета предназначалась для поражения  площадных  целей  (площадью
около 100 км).
      Р-12 запускалась с наземного пускового устройства  (стола),  куда  она
устанавливалась перед  стартом.  После  проведения  заправочных  операций  и
прицеливания  ракета  была  готова  к  пуску.  Общее   время   предстартовой
подготовки достигало 3 часа и в  значительной  степени  зависело  от  уровня
обученности боевых расчетов. Обычно ракеты хранились без головных  частей  в
специальных  сооружениях  и  вывозились  к   месту   старта   только   перед
непосредственным применением.
      С середины 1959 года в приграничных  районах  европейской  части  СССР
началось   развертывание   частей   и   соединений,   оснащенных   ракетными
комплексами с БРСД Р-12.  В  течение  этого  года  было  сформировано  более
десяти инженерных  бригад  РВГК.  15  мая  1960  года  на  боевое  дежурство
заступили  ракетные  дивизионы  с  комплексом  Р-12  сразу  четырех  полков,
дислоцированных  в  Белоруссии  и  Латвии.  Но  уже  к  концу   50-х   годов
защищенность БРК с открытыми стартами считалась  недостаточной.  Требовалось
кардинально  повысить  стойкость  ракетной  техники  к  поражающим  факторам
ядерного взрыва. Специалистам выход виделся в укрытии  ракет  под  землей  в
специальных шахтах.
      КБ Янгеля было  поручено  разработать  модификацию  своей  ракеты  для
шахтной  пусковой  установки.  Разработку  ШПУ   поручили   конструкторскому
коллективу под руководством В.П. Бармина.  В  июне  1959  года  на  полигоне
Капустин  Яр  развернулись  строительные   работы.   Несмотря   на   сложные
гидрогеологические условия в этом  районе,  работы  первой  очереди  удалось
закончить в сжатые сроки.
      В начале сентября этого же года состоялся первый пуск из шахты. Ракета
свободно вышла из сооружения  и  легла  на  расчетную  траекторию.  До  57-й
секунды полет проходил нормально, а на 58-й - ракета  потеряла  устойчивость
и устремилась к земле. Как потом выяснилось, падение произошло  из-за  того,
что при старте был срезан один из стабилизаторов.
      В ходе дальнейшей доводки все проблемы удалось решить. 5  января  1964
года БРК с ракетой Р-12У был принят на вооружение  РВСН.  Конструкция  самой
ракеты каких-либо значительных изменений  не  претерпела.  А  вот  стартовый
комплекс представлял собой  ряд  сложных  инженерных  сооружений.  На  одной
стартовой  позиции  по  углам  прямоугольника  с  размерами  80  на   70   м
сооружались четыре ШПУ, подземные хранилища компонентов топлива,  защищенный
командный пункт, а также вспомогательные сооружения.
      Ракеты  загружались  в  шахты  при  помощи   установщика   специальной
конструкции.  К  ним  пристыковывались  заправочные  магистрали   и   кабели
управления и внешнего энергоснабжения. В таком состоянии  ракеты  находились
до начала предстартовой подготовки, в ходе которой  осуществлялась  заправка
баков компонентами топлива и  проводились  другие  необходимые  предпусковые
операции.
      Защищенность  отдельной  ракеты  такого  комплекса  была   значительно
увеличена, но боеготовность оставалась низкой, что  не  позволяло  в  сжатые
сроки провести пуск ракет. Кроме  того,  живучесть  всей  группировки  ракет
уменьшилась, так как один  ядерный  блок  противника  мог  уничтожить  сразу
четыре ракеты. Тем не менее БРСД Р-12У стали развертывать не  только  взамен
Р-12, но и в новых районах: на Северном  Кавказе,  Кольском  полуострове,  в
Средней Азии и в Западной Сибири. Расширение географии  дислокации  РК  было
вызвано изменением геополитической обстановки в мире и, прежде всего,  из-за
обострения отношений с Китаем. Ракетный полк в г. Плунге стал первым, где  1
января 1963  года  закончилась  постановка  на  боевое  дежурство  ракетного
комплекса с Р-12У. Всего к середине 60-х годов  было  развернуто  около  500
ракет. Но уже к концу 1970 года 36  ракет  в  восточных  районах  Советского
Союза было снято с боевого дежурства.
      В июне 1961  года  советское  Правительство  приняло  решение  впервые
провести пуски ракет Р-12 со штатными ядерными  головными  частями  с  целью
определения их фактической мощности и эффективности. Для  проведения  пусков
были выделены техническая и стартовая батареи  ракетного  полка,  который  в
последствии был направлен на Кубу. Стартовая позиция была выбрана  в  районе
восточнее г. Воркуты. На  полигоне  острова  Новая  Земля  была  установлена
необходимая контрольная аппаратура. По плану  испытаний  были  запущены  две
ракеты, оснащенные боевыми зарядами разной мощности.
      Во время Карибского кризиса по  решению  советского  правительства  на
Кубу было переброшено несколько ракетных полков с БРСД  Р-12.  Там  началась
подготовка к развертыванию комплексов и строительство стартовых  позиций.  К
концу октября примерно половина из 36 доставленных боевых  ракет  Р-12  была
готова к заправке компонентами и  стыковке  с  ядерными  головными  частями.
Обстановка продолжала обостряться. Однако, несмотря на давление  сторонников
силового решения конфликта, руководители СССР и США нашли  способ  разрешить
его  мирным  путем.  В  ходе  состоявшихся  переговоров  Соединенные   Штаты
отказались от вторжения на Кубу, Советский Союз обязался убрать свои БРСД  с
кубинской территории при условии,  что  американцы  уберут  свои  ракеты  из
Турции и Европы. И все же одна Р-12 осталась в Гаване, но только в  качестве
памятника, где ее установили  во  второй  половине  80-х  годов  по  просьбе
кубинского правительства.
      Во второй половине  70-х  годов  начался  массовый  процесс  снятия  с
вооружения ракет Р-12 и Р-12У в связи с развертыванием  ракетных  комплексов
РСД-10.  Первыми  снимались  ракетные   комплексы   с   шахтными   пусковыми
установками.  На  момент  подписания   советско-американского   Договора   о
ликвидации  ракет  средней  и  меньшей  дальности  в  1987  году  на  боевом
дежурстве находилось 65 ракет Р-12. Все они были ликвидированы.


                Баллистическая ракета средней дальности Р-14.


      Еще не завершилась программа летных испытаний Р-12, когда стало  ясно,
что необходимо создавать ракету, способную перекрыть весь  диапазон  средней
дальности. Сведения о том, что в  США  проводятся  испытания  баллистических
ракет  с  дальностью  полета  свыше  3000  км,  только   ускорили   принятие
соответствующего решения.
      2 июля 1958 года ОКБ М.К. Янгеля получило правительственное задание на
проектирование ракеты с дальностью полета 3600 км и более высокими чем у  Р-
12   эксплуатационными    характеристиками.    Конструкторский    коллектив,
накопивший к этому времени достаточный опыт, за  два  года  смог  с  успехом
решить поставленную задачу.  6  июля  1960  года  на  полигоне  Капустин  Яр
состоялся первый испытательный пуск новой ракеты, получившей обозначение  Р-
14. Он был признан успешным. Но при проведении первой серии  испытаний  было
выявлено  явление  кавитации,  приводившее  к  разрушению  ракет.   С   этой
проблемой удалось справиться быстро, что  позволило  15  февраля  следующего
года закончить весь цикл испытаний.  24  апреля  1961  года  новый  БРК  был
принят на вооружение РВСН. 1 января  1962  года  в  г.  Глухов  заступил  на
боевое дежурство первый ракетный полк,  вооруженный  ракетным  комплексом  с
БРСД Р-14. В этот же день к дежурству приступил  первый  дивизион  ракетного
полка дислоцированного в г. Приекуле. В декабре 1962 года в этом  полку  был
развернут первый дивизион с ракетами Р-14У в ШПУ.
      Ракета Р-14 была выполнена одноступенчатой с топливными баками несущей
конструкции.  В  качестве  компонентов  ракетного   топлива   впервые   были
использованы азотная кислота (окислитель) и  несимметричный  диметилгидразин
(НДМГ - горючее), которые воспламенялись при взаимном контакте. В  топливных
магистралях были установлены мембранные клапаны,  что  позволяло  длительное
время  держать  ракету  в  заправленном  состоянии.  По  сравнению  с   Р-12
количество жидких компонентов на борту ракеты уменьшилось на  половину,  что
упростило эксплуатацию.
      Маршевый двигатель РД-216, состоявший из двух идентичных  двигательных
блоков, развивал тягу на земле 138 т. Использование в его конструкции  новых
оригинальных технических решений позволило значительно  повысить  надежность
и упростить эксплуатацию.  Впервые  применялась  система  опорожнения  баков
(СОБ), в результате чего  появилась  возможность  уменьшить  гарантированный
остаток топлива и повысить дальность стрельбы.
      Автономная инерциальная система управления ракеты также содержала  ряд
новинок.    Впервые    в    отечественной    практике    была    установлена
гиростабилизированная платформа с воздушным  подвесом  гироскопов,  а  также
генератор программных  импульсов,  что  позволило  снизить  инструментальные
ошибки. Приборы СУ размещались  в  приборном  отсеке,  который  располагался
между  топливными  баками.  В  качестве  органов  управления  использовались
газоструйные рули. КВО составило 1300 м,  что  для  того  времени  считалось
высоким показателем.
      Ракета оснащалась моноблочной отделяемой  в  полете  ядерной  головной
частью с термоядерным зарядом мощностью  1  или  2,3  Мт.  Ее  отделение  от
корпуса обеспечивалось срабатыванием трех разрывных болтов и трех  тормозных
пороховых ракетных  двигателей,  установленных  снаружи  приборного  отсека.
Также  была  предусмотрена  система  аварийного  подрыва  ГЧ  и   выключение
двигательной установки в случаи значительного отклонения ракеты от  заданной
траектории полета.  При  этом  надежно  блокировалась  возможность  развития
ядерной реакции боеприпаса. В  1963  году  по  плану  учений  один  ракетный
дивизион осуществил пуск ракеты с ядерным боезарядом со штатной  техники  по
полигону на Новой Земле. Все системы сработали надежно.
      Старт ракеты  осуществлялся  с  наземного  пускового  устройства  типа
пусковой стол, на которое ракета  устанавливалась  при  помощи  специального
установщика. После  этого  проводились  операции  по  заправке  компонентами
топлива,  прицеливание  и  старт.  Защищенность   и   боеготовность   такого
ракетного комплекса были очень низкими.
      В период проведения летных испытаний базового образца начались  работы
по созданию модификации для шахтного  варианта  базирования.  Первый  запуск
модернизированной  ракеты,  получившей  обозначение  Р-14У,   состоялся   11
февраля 1962 года, а в октябре  следующего  года  весь  комплекс  доводочных
работ удалось закончить и новый  боевой  ракетный  комплекс  был  принят  на
вооружение РВСН.
      На начало  60-х  годов  ракетный  комплекс  с  БРСД  Р-14У  был  самым
совершенным в своем классе. Он обеспечивал поражение целей на дальностях  до
4500 км. На каждой стартовой позиции по углам прямоугольного треугольника  с
катетами 80 и 70 м  оборудовались  три  шахтные  пусковые  установки.  После
загрузки и подстыковки заправочных  магистралей  и  силовых  кабелей  ракеты
заправлялись  и  могли  находиться  в   таком   положение   несколько   лет.
Естественно, что по сравнению с Р-12 их боеготовность значительно возросла.
      Однако изжить все недостатки, присущие БРК с  Р-12У  не  удалось.  ШПУ
обеспечивали сохранение ракет при взрыве мегатонного  заряда  на  дальностях
свыше 2  км,  что  уже  в  то  время  считалось  недостаточным.  К  тому  же
использование групповых стартов было явно неудачным решением. Ракеты Р-14  и
Р-14У годились только для поражения площадных целей.  Но  несмотря  на  это,
свыше 100 этих ракет было развернуто, в том числе - несколько в районе  н.п.
Анадырь. На боевом дежурстве БРК с ракетами  этого  типа  стояли  на  боевом
дежурстве до 1983 года.


               Баллистическая ракета средней дальности РСД-10.


      К созданию нового БРК с ракетой средней дальности в СССР приступили  в
начале 70-х  годов.  Согласно  тактико-техническим  требованиям  нужно  было
спроектировать  и  построить  самоходную   пусковую   установку,   способную
перевозить  баллистическую  ракету  по  любым  дорогам   и   обеспечить   ее
предстартовую подготовку и пуск. Попутно  конструктора  должны  были  решить
массу задач, начиная от обеспечения ядерной  безопасности,  кончая  решением
бытовых проблем жизнедеятельности личного cостава.
      Решить столь сложную задачу  взялся  коллектив  Московского  института
теплотехники под  руководством  академика  А.Д.  Надирадзе.  Была  проделана
громадная теоретическая и практическая работа,  в  результате  которой  была
создана  компактная  твердотопливная  ракета.  Многие  технические  решения,
осуществленные в  процессе  разработки,  были  новыми  в  практике  мирового
ракетостроения. Совместные испытания ракеты и агрегатов комплекса,  которому
присвоили условное обозначение РСД-10 (применялось и  обозначение  <Пионер>)
проводились на полигоне Капустин  Яр.  Первый  запуск  ракеты  состоялся  21
сентября 1974 года. На ее доводку и отработку  совместного  функционирования
всех технических и технологических систем БРК потребовалось  всего  немногим
более года. 9 января 1976 года  Государственная  комиссия  подписала  акт  о
завершении испытаний и рекомендовала  принять  комплекс  на  вооружение.  11
марта 1976 года вышло постановление Правительства  о  постановке  на  боевое
дежурство в РВСН боевых ракетных комплексов с баллистическими ракетами  РСД-
10, а уже в августе первый ракетный  полк  под  командованием  подполковника
Доронина был введен в группировку дежурных сил СЯС СССР.
      Ракета  имела  две  маршевые  ступени  и  агрегатно-приборный  блок  с
головной частью, которые стыковались между собой при  помощи  соединительных
отсеков. В качестве маршевых двигателей на обеих ступенях применили  РДТТ  с
зарядами из смесевого топлива практически  одинаковой  конструкции.  Отличия
заключались, в основном, в способе создания  управляющих  усилий  в  полете.
Оба двигателя имели систему отсечки тяги, что  давало  возможность  изменять
дальность полета.
      Система управления ракеты, разработанная  под  руководством  академика
Н.А. Пилюгина, с бортовой вычислительной машиной, позволяла  ракете  в  ходе
несения   боевого   дежурства   находиться   в   горизонтальном   положении,
обеспечивала точность попадания (КВО)  не  хуже  500  м  во  всем  диапазоне
дальностей   и   азимутов   без   разворота   пусковой   установки,   полную
автоматизацию  предстартовой  подготовки  и  проведение   пуска,   а   также
автоматическое проведение регламентных проверок. Все  основные  блоки  имели
резервирование, что  обеспечивало  высокую  надежность  функционирования,  и
располагались в герметичном приборном отсеке.
      Ракета несла разделяющуюся головную часть типа МИРВ  с  тремя  боевыми
блоками  мощностью  по  150  кт  каждый  с  индивидуальным   наведением   на
собственные цели. Летные испытания этой ракеты проводились и  с  моноблочной
головной  частью  мощностью  1  Мт.  Ступень  разведения  включала   систему
управления  и  твердотопливную  двигательную   установку.   Аэродинамический
обтекатель   на   головной   части   не   предусматривался.   Для   снижения
аэродинамических нагрузок в полете, боевые блоки были установлены под  углом
к продольной оси ракеты.
      В процессе  эксплуатации  ракета,  помещенная  в  транспортно-пусковой
контейнер, размещалась на самоходной пусковой установке  (СПУ),  выполненной
на базе автомобильного шестиосного шасси  МАЗ-547.  Кроме  ракеты  на  шасси
располагались  необходимые  агрегаты  и   оборудование   для   контроля   за
техническим состоянием ракеты и проведения пуска. Несмотря на  солидный  вес
(более 80 т) и габариты (длина - 19,3  м)  СПУ  имела  сравнительно  высокую
скорость, передвигалась по дорогам с  любым  покрытием,  легко  преодолевала
метровые броды и подъемы до 15 град. и  имела  радиус  поворота  21  м,  что
позволяло широко использовать существующую сеть дорог.
      Пуск ракеты мог быть произведен либо из специального укрытия гаражного
типа на основной позиции, либо с одной из  подготовленных  полевых  позиций.
Перед   этим   пусковая    установка    вывешивалась    на    домкратах    и
горизонтировалась.  Старт   ракеты   производился   с   помощью   порохового
аккумулятора давления, выбрасывавшего ее  из  контейнера.  После  достижения
безопасной высоты, включался маршевый двигатель первой ступени.
      Первые годы эксплуатации в войсках БРК <Пионер> позволили выявить  ряд
недостатков, устранение которых  позволило  бы  заметно  улучшить  боевые  и
эксплуатационные   характеристики   комплекса.   Конструкторский   коллектив
головного КБ  во  взаимодействии  со  смежными  организациями  занялся  этой
работой.  В  августе  1979  года  на  летные  испытания  была   представлена
модернизированная  ракета,   имевшая   более   высокие   тактико-технические
характеристики.  За  счет  доработки  алгоритмов  работы  БЦВК  и  комплекса
командных приборов удалось повысить точность стрельбы.
      Изменения  коснулись  и  оборудования,  установленного  на  боевых   и
вспомогательных   агрегатах   комплекса.   Внесенные   улучшения   позволили
существенно увеличить  надежность  доведения  информации  до  исполнительных
звеньев, повысить надежность и эксплуатационные характеристики всего  БРК  в
целом.
      Потребовалось всего год,  чтобы  выполнить  всю  программу  совместных
испытаний.   17   декабря    1980    года    постановлением    правительства
усовершенствованный ракетный комплекс  был  прият  на  вооружение  РВСН  под
обозначением  <Пионер  Усовершенствованный>.  БРСД  этого  комплекса   стала
последней советской боевой ракетой, прошедшей летные испытания  на  полигоне
Капустин Яр.
      Во второй половине 70-х годов и в  первой  половине  80-х  годов  было
осуществлено развертывание БРК с  РСД-10  на  западе  и  востоке  Советского
Союза.  При  постановке  их  на  боевое  дежурство  равное  число   пусковых
установок устаревших ракет Р-14 и Р-12 было выведено из  боевого  состава  и
уничтожено.  С  вводом  новых  комплексов   ракетно-ядерные   силы   средней
дальности Советского Союза вышли на  новый  качественный  уровень,  так  как
готовность к пуску  современных  ракет  составляла  несколько  минут  против
нескольких часов у старых. При нахождении самоходных  пусковых  установок  в
режиме дежурства ракеты с них могли стартовать через несколько  минут  после
получения приказа на пуск, а их подвижность существенно  повышала  живучесть
всей группировки БРСД Советского Союза.
      Появление  в  СССР  мобильных  ракетных   комплексов   стратегического
назначения существенно обеспокоило страны НАТО  и  США.  Последним  пришлось
затратить  немалые  финансовые  средства  на   создание   нового   поколения
космических аппаратов видовой  (оптико-электронной)  разведки,  чтобы  иметь
возможность отыскивать местоположение стартовых позиций  подразделений  СПУ,
скрывавшихся в лесных  массивах.  Кстати  за  более  чем  десятилетний  срок
эксплуатации БРК <Пионер> в строевых частях, иностранным разведкам так и  не
удалось получить четкие снимки пусковой  установки,  что  свидетельствует  о
высоком профессиональном уровне советских ракетчиков.
      Ракетные комплексы с РСД-10 находились на боевом дежурстве  до  начала
1991  года,  а  в  мае  того  же  года  последняя  ракета  этого  типа  была
ликвидирована в соответствии  с  положениями  Договора  об  РСМД.  Кроме  72
ракет, ликвидированных методом  пуска  со  штатной  техники,  все  остальные
ракеты были  взорваны  на  полигоне  Капустин  Яр,  там,  где  они  когда-то
получили путевку в жизнь. Необходимо отметить, что во время ликвидации  РСД-
10 методом пуска, все стартовавшие  ракеты  успешно  выполнили  поставленные
задачи, продемонстрировав высокую надежность советской ракетной техники.

             Баллистические ракеты межконтинентальной дальности


                Межконтинентальная баллистическая ракета Р-7.


      20 мая 1954 года выходит совместное постановление Правительства  и  ЦК
КПСС о создании баллистической ракеты межконтинентальной  дальности.  Работы
были поручены ЦКБ-1. Возглавлявший это бюро  С.П.  Королев  получил  широкие
полномочия  на  привлечение  не  только  специалистов   различных   отраслей
промышленности, но и на  использование  необходимых  материальных  ресурсов.
Для отработки тактико-технических характеристик МБР,  запуска  искусственных
спутников земли,  выполнения  научно-исследовательских  и  экспериментальных
работ по тематике ракетно-космической техники, начиная с февраля 1955  года,
создается полигон в районе поселка Тюра-Там (Байконур).
      В начале 1957 года ракета, получившая обозначение Р-7, была  готова  к
испытаниям. В апреле этого же года был  подготовлен  и  стартовый  комплекс.
Первый старт, назначенный  на  19.00  московского  времени  15  мая,  вызвал
большой  интерес.  Прибыли  все  Главные  конструктора   систем   ракеты   и
стартового комплекса, руководители программы  и  ряда  других  ответственных
организаций. Все надеялись на успех. Однако, почти сразу  после  прохождения
команды на запуск  двигательной  установки  в  хвостовом  отсеке  одного  из
боковых блоков возник пожар. Ракета взорвалась.
      Намеченный  на  11  июня  1957  года  следующий  запуск  <семерки>  не
состоялся  по   причине   неисправности   двигателей   центрального   блока.
Специалистам под руководством ведущего конструктора Д. Козлова  потребовался
месяц упорной и  кропотливой  работы,  чтобы  устранить  причины  выявленных
неполадок. И вот 12 июля ракета наконец взлетела. Казалось все идет  хорошо,
но прошло всего несколько десятков секунд полета и ракета стала  отклоняться
от заданной траектории. Чуть позже ее пришлось подорвать. Как потом  удалось
выяснить, причиной послужило нарушение с 32 секунды  управления  ракетой  по
каналам вращения и тангажа.
      Первая  серия  испытаний  показала  наличие  серьезных  недостатков  в
конструкции Р-7. При анализе  данных  телеметрии  было  установлено,  что  в
определенный момент  при  опорожнении  баков  горючего  возникали  колебания
давления  в  расходных   магистралях,   которые   приводили   к   повышенным
динамическим  нагрузкам  и,  в  конечном  счете,  к  разрушению  конструкции
(американские конструкторы также столкнулись с этой проблемой).
      Долгожданный успех пришел 21 августа 1957 года, когда  стартовавшая  в
тот день ракета полностью выполнила намеченный план  полета.  27  августа  в
советских газетах появилось сообщение ТАСС  об  успешном  испытании  в  СССР
сверхдальней  многоступенчатой  ракеты.  Это  заявление,   естественно,   не
осталось без внимания и произвело должный  эффект.  4  октября  и  3  ноября
этого же года в Советском Союзе при помощи ракет Р-7  были  запущены  первые
ИСЗ. Эти события произвели колоссальный фурор  в  мире.  Позже  американский
президент Дж.  Кеннеди  признался:  <Когда  мы  узнали  о  запуске  русскими
искусственного спутника земли, мы пришли в шоковое  состояние  и  в  течение
недели не могли ни принимать решения, ни разговаривать  друг  с  другом...>.
Не эти ли  впечатления  остановили  Дж.  Кеннеди  от  разрешения  Карибского
кризиса силовым путем? Кто знает.
      А тем временем  испытатели  межконтинентальной  ракеты  столкнулись  с
новыми трудностями. Так как боевой  блок  поднимался  на  высоту  нескольких
сотен километров, то ко времени обратного входа в плотные слои атмосферы  он
разгонялся до огромных  скоростей.  Моноблок  круглой  формы,  разработанный
ранее  для  БРСД,  быстро  сгорал.  В  конце  концов  разработчики   боевого
оснащения справились  с  этой  проблемой,  но  какой  ценой.  Как  вспоминал
генерал-лейтенант А.С. Калашников  (в  период  испытаний  занимал  должность
начальника управления на полигоне Байконур)  летом  1960  года,  когда  Н.С.
Хрущев увидел первую ГЧ ракет Р-7 и модернизированную  (вторая  была  в  4-5
раз меньше и более совершенна по конструкции), то  очень  разозлился  и  все
допытывался у Главкома РВСН маршала артиллерии  М.И.  Неделина,  почему  так
получилось, кто не доработал  и  по  какой  причине  такая  огромная  первая
головная часть. Так как Неделин виновных не  назвал,  то  глава  государства
решил, что виноват С. Королев и когда Сергей  Павлович  докладывал  о  своих
новых МБР Р-9 и РТ-1, выставленных на специальной площадке, Хрущев  выслушал
его молча. Окружающие  даже  не  смогли  понять,  разрабатывать  эти  ракеты
дальше или нет. Естественно, что  большая  масса  ГЧ  существенно  уменьшила
дальность полета.
      На повестку дня встал вопрос  о  создании  модифицированной  ракеты  с
улучшенными тактико-техническими характеристиками. 12 июля  1958  года  было
выдано задание на разработку более совершенной ракеты -  Р-7А.  Одновременно
велась доводка <семерки>. 20 января  1960  года  ее  приняли  на  вооружение
только что созданного вида Вооруженных Сил - Ракетных войск  стратегического
назначения.
      Двухступенчатая ракета Р-7 выполнена по <пакетной > схеме.  Ее  первая
ступень представляла собой четыре  боковых  блока,  каждый  длиной  19  м  и
наибольшим диаметром 3  м,  расположенных  симметрично  вокруг  центрального
блока (вторая ступень ракеты) и соединенных с ним верхним и  нижним  поясами
силовых связей. Конструкция всех блоков одинакова и включала опорный  конус,
топливные баки, силовое кольцо, хвостовой отсек  и  двигательную  установку.
На каждом блоке первой ступени устанавливались ЖРД РД-107  конструкции  ГДЛ-
ОКБ, руководимого академиком  В.  Глушко,  с  насосной  подачей  компонентов
топлива. Он был выполнен по открытой схеме и имел шесть камер сгорания.  Две
из них использовались как рулевые. ЖРД развивал тягу 78 т у земли.
      Центральный блок  ракеты  состоял  из  приборного  отсека,  баков  для
окислителя  и  горючего,  силового  кольца,  хвостового  отсека,   маршевого
двигателя и четырех рулевых агрегатов. На второй ступени устанавливался  ЖРД
РД-108, аналогичный по конструкции с РД-107, но  отличавшийся,  в  основном,
большим числом рулевых камер. Он развивал тягу у земли до  71  т  и  работал
дольше, чем ЖРД боковых блоков.
      Для   всех   двигателей   использовалось   двухкомпонентное   топливо:
окислитель - переохлажденный жидкий кислород, горючее  -  керосин  Т-1.  Для
обеспечения работы  автоматики  ракетных  двигателей,  применялись  перекись
водорода  и  жидкий  азот.   Чтобы   достичь   заданной   дальности   полета
конструкторы установили автоматическую системы регулирования режимов  работы
двигателей и систему одновременного опорожнения баков (СОБ),  что  позволило
сократить гарантированный запас топлива.  Конструктивно-компоновочная  схема
Р-7 обеспечивала запуск всех  двигателей  при  старте  на  земле  с  помощью
специальных пирозажигательных устройств, установленных в каждую из 32  камер
сгорания.
      Маршевые  ЖРД  ракеты  имели   высокие   энергетические   и   массовые
характеристики, а также высокую надежность.  Для  своего  времени  они  были
выдающимся достижением в области ракетного двигателестроения.
      Р-7 оснащалась  комбинированной  системой  управления.  Ее  автономная
подсистема обеспечивала угловую стабилизацию и стабилизацию центра  масс  на
активном  участке  траектории.  Радиотехническая   подсистема   осуществляла
коррекцию  бокового  движения  центра  масс  в   конце   активного   участка
траектории и выдачу команды на выключение двигателей, что повышало  точность
стрельбы. Исполнительными органами системы  управления  являлись  поворотные
камеры рулевых  двигателей  и  воздушные  рули.  Для  реализации  алгоритмов
радиокоррекции  были   построены   два   пункта   управления   (основной   и
зеркальный), удаленных на 276 км от стартовой позиции и на 552  км  друг  от
друга.
      Ракета несла моноблочную термоядерную головную часть мощностью  3  Мт.
Она  крепилась  к  приборному  отсеку  центрального  блока  с  помощью  трех
пирозамков. Характеристики ГЧ позволяли  поразить  крупную  площадную  цель,
посредством как воздушного, так и наземного ядерного взрыва.
      Для базирования этих ракет,  в  1958  году,  было  принято  решение  о
строительстве  боевой  стартовой  станции  (объект  <Ангара>)  в  районе  г.
Плесецк.  1  января  1960  года  она  была  готова,  а  16  июля  впервые  в
Вооруженных  Силах  самостоятельно  провела  два  учебно-боевых   пуска   со
стартовой позиции. Перед стартом ракету доставляли с технической позиции  на
железнодорожном   транспортно-установочном   лафете   и   устанавливали   на
массивное пусковое устройство. Весь процесс предстартовой подготовки  длился
более двух часов.
      Ракетный комплекс получился громоздким, уязвимым  и  очень  дорогим  и
сложным в эксплуатации. К тому же  в  заправленном  состоянии  ракета  могла
находиться не более 30 суток. Для создания и пополнения необходимого  запаса
кислорода для развернутых ракет нужен был целый завод. Комплекс имел  низкую
боевую готовность. Недостаточной была и точность стрельбы. БРК данного  типа
не  годился  для  массового  развертывания.  Всего  было  построено   четыре
стартовых сооружения.
      12 сентября 1960 года на вооружение принимается МБР  Р-7А.  Она  имела
несколько большую по размерам вторую ступень,  что  позволило  увеличить  на
500 км  дальность  стрельбы,  новую  головную  часть  и  упрощенную  систему
радиоуправления. Но добиться заметного улучшения боевых  и  эксплуатационных
характеристик не удалось. Очень быстро стало ясно, что Р-7 и ее  модификация
не могут быть поставлены на боевое дежурство в массовом количестве. Так  все
и случилось. К моменту возникновения  Карибского  кризиса  РВСН  располагали
несколькими десятками таких ракет. К концу 1968 года обе эти ракеты сняли  с
вооружения. Но еще раньше МБР Р-7А стала широко использоваться  для  запуска
космических аппаратов. В истории развития советской космонавтики эта  ракета
сыграла выдающуюся роль.


               Межконтинентальная баллистическая ракета Р-16.


      13 мая 1959 года  специальным  совместным  постановлением  ЦК  КПСС  и
Правительства конструкторскому бюро <Южное> академика М.К.  Янгеля  поручили
разработать межконтинентальную ракету на высококипящих компонентах  топлива.
В последствии она получила обозначение Р-16.  Для  разработки  двигателей  и
систем ракеты, а также наземной и шахтной стартовых позиций были  привлечены
конструкторские коллективы, возглавляемые В.П. Глушко, В.И. Кузнецовым,  Б.М
Коноплевым и др. Необходимость разработки этой ракеты  определялась  низкими
тактико-техническими и эксплуатационными характеристиками  первой  советской
МБР Р-7. Первоначально  Р-16  предполагалось  запускать  только  с  наземных
пусковых установок. На ее проектирование и проведение  летно-конструкторских
испытаний  отводились  крайне  сжатые  сроки.   Чтобы   уложиться   в   них,
конструкторские коллективы пошли по пути  широкого  использования  наработок
по ракетам Р-12 и Р-14.
      При подготовке к первому пуску на полигоне Байконур  24  октября  1960
года  из-за  прохождения  преждевременной  команды   от   токораспределителя
произошел запуск  двигательной  установки  второй  ступени,  что  привело  к
взрыву. В результате  погибли  находившиеся  на  стартовой  позиции  большая
часть боевого расчета, председатель государственной  комиссии  главком  РВСН
М.И. Неделин и ряд конструкторов и руководящих работников от министерств.
      Второй пуск Р-16 состоялся 2 февраля 1961 года. Несмотря  на  то,  что
ракета упала  на  трассе  полета  из-за  потери  устойчивости,  разработчики
убедились в жизнеспособности принятой схемы.  Напряженная  работа  позволила
закончить  летные  испытания  ракеты,  запускаемой   с   наземной   пусковой
установки, к концу 1961 года. 1  ноября  три  первых  ракетных  полка  в  г.
Нижний Тагил и п. Юрья были подготовлены к заступлению на боевое дежурство.
      Начиная с мая 1960 года,  проводились  опытно-конструкторские  работы,
связанные с реализацией  пуска  модифицированной  ракеты  Р-16У  из  шахтной
пусковой установки. В январе 1962 года на  полигоне  Байконур  был  проведен
первый пуск ракеты из ШПУ.  5  февраля  1963  года  началась  постановка  на
боевое дежурство первого ракетного полка  (г.  Нижний  Тагил),  вооруженного
БРК с этими МБР, а 15 июля  этого  же  года  этот  комплекс  был  принят  на
вооружение РВСН.
      Ракета Р-16  была  выполнена  по  схеме  <тандем>  с  последовательным
разделением ступеней. Первая ступень состояла  из  переходника,  к  которому
посредством  четырех  разрывных  болтов  крепилась  вторая   ступень,   бака
окислителя, приборного отсека, бака горючего и хвостового отсека  с  силовым
кольцом. Топливные баки несущей  конструкции.  Для  обеспечения  устойчивого
режима работы ЖРД все баки имели наддув. При этом бак окислителя  наддувался
в полете встречным потоком воздуха, а бак  горючего  -  сжатым  воздухом  из
шаровых баллонов, размещенных в приборном отсеке.
      Двигательная установка состояла из маршевого  и  рулевого  двигателей,
укрепленных на одной раме. Маршевый двигатель был собран из трех  одинаковых
двухкамерных блоков и имел суммарную тягу на земле 227 т. Рулевой  двигатель
имел четыре поворотные камеры сгорания  и  развивал  тягу  на  земле  29  т.
Система подачи топлива во всех двигателях - турбонасосная с питанием  турбин
продуктами сгорания основного топлива.
      Вторая  ступень,   служившая   для   разгона   ракеты   до   скорости,
соответствовавшей заданной дальности полета, имела аналогичную  конструкцию,
но была выполнена короче  и  в  меньшем  диаметре.  Ее  ДУ  во  многом  была
заимствована от первой ступени, что удешевляло производство, но  в  качестве
маршевого двигателя устанавливался только один  блок.  Он  развивал  тягу  в
пустоте 90 т. Рулевой двигатель отличался от аналогичного  двигателя  первой
ступени меньшими размерами и тягой (5 т). Все  ракетные  двигатели  работали
на самовоспламеняющихся при контакте компонентах топлива: окислителе  АК-27И
и горючем - несимметричном диметилгидразине (НДМГ).
      Р-16 имела защищенную автономную инерциальную систему управления.  Она
включала автоматы угловой стабилизации, стабилизации  центра  масс,  систему
регулирования кажущейся скорости, систему одновременного опорожнения  баков,
автомат  управления  дальностью.  В  качестве  чувствительного  элемента  СУ
впервые   на   советских   межконтинентальных   ракетах    была    применена
гиростабилизированная  платформа  на  шарикоподшипниковом  подвесе.  Приборы
системы управления располагались в приборных  отсеках  на  первой  и  второй
ступенях. КВО при стрельбе на  максимальную  дальность  12000  км  составило
около 2700 м. При подготовке к старту  ракета  устанавливалась  на  пусковое
устройство  так,  чтобы  плоскость  стабилизации  находилась   в   плоскости
стрельбы.
      МБР Р-16У конструктивно почти не отличалась от Р-16.  Для  обеспечения
старта из ШПУ была изменена автоматика работы двигательной установки  первой
ступени. На корпусе ракеты были  сделаны  площадки  для  установки  бугелей,
фиксирующих ее положение в направляющих  шахтной  пусковой  установки.  Баки
горючего стали наддуваться азотом.
      МБР Р-16 оснащалась отделяемой моноблочной головной частью двух типов,
отличавшихся мощностью термоядерного заряда  (порядка  3  Мт  и  6  Мт).  ГЧ
конической формы с  полусферической  вершиной  крепилась  к  корпусу  второй
ступени с помощью трех разрывных  болтов.  Ее  отделение  осуществлялось  за
счет  торможения  второй  ступени  при  срабатывании   тормозных   пороховых
ракетных  двигателей.  От  мощности  головной  части  зависела  максимальная
дальность полета, колебавшаяся в пределах от 11000 до 13000 км.
      МБР   Р-16   стала   базовой   ракетой   для   создания    группировки
межконтинентальных ракет РВСН. Наземный стартовый  комплекс  включал  боевую
позицию с двумя пусковыми устройствами,  одним  общим  командным  пунктом  и
хранилищем ракетного топлива. Пуск ракеты осуществлялся после  ее  установки
на пусковой стол, заправки компонентами ракетного топлива и сжатыми  газами,
проведения операций по прицеливанию.  Все  эти  операции  занимали  довольно
много времени. Чтобы его сократить были введены четыре  степени  технической
готовности, характеризовавшиеся определенным временем до возможного  старта,
которое  было  необходимо  затратить  для  выполнения   ряда   операций   по
предстартовой подготовке и запуску ракеты. В высшей степени  готовности  МБР
Р-16 могла стартовать через 30 минут.
      Р-16У была развернута  в  гораздо  меньших  количествах,  так  как  на
строительство шахтных комплексов требовалось больше времени, чем  для  ввода
в строй РК с наземными ПУ. На каждой  стартовой  позиции  располагались  три
ШПУ, размещенные в линию  на  расстоянии  десятков  метров  друг  от  друга,
подземный командный пункт, хранилища компонентов  топлива,  а  также  другие
сооружения. В отличии от других БРК с шахтными пусковыми установками ШПУ  Р-
16У обеспечивала движение ракеты по направляющим. Ракета размещалась  внутри
на  специальном  поворотном  устройстве  с  пристыкованными   коммуникациями
системы заправки. Для БРК с МБР Р-16У  устанавливалось  три  степени  боевой
готовности.
      Как и все ракеты первого поколения эти МБР не могли долго находиться в
заправленном состоянии. В постоянной готовности  они  хранились  в  укрытиях
или шахтах с пустыми баками и требовалось значительное время для  приведения
их  в  готовность  к  пуску.  По  времени  приведения  в  боевую  готовность
советские МБР уступали американским ракетам и  на  много.  Низкая  живучесть
советских ракетных комплексов практически  исключала  возможность  нанесения
ответного удара. К тому же уже в  1964  году  стало  ясно,  что  эта  ракета
морально устарела.
      Для своего времени Р-16 была вполне надежной и достаточно  совершенной
ракетой. До 1965 года было развернуто 186 пусковых установок для Р-16  и  Р-
16У.  На  вооружении  МБР  этого  типа  состояли  до  середины  70-х  годов.
Последние ракеты наземных пусковых  установок  ликвидировали  в  1977  году.
Старт одной из них в июне 1966 года наблюдал на полигоне Байконур  президент
Франции Ш. де Голль, находившийся в СССР с официальном визитом.


               Межконтинентальная баллистическая ракета Р-9А.


      С появлением у американцев  ракетной  системы  <Минитмен>  руководство
Советского Союза явственно  осознало  уязвимость  и  техническое  отставание
своих МКР. В этих условиях решено было ускорить принятие на  вооружение  МБР
Р-9А. Постановлением СМ СССР  от  31  мая  1959  года  ОКБ-1  С.П.  Королева
поручалось  создать  межконтинентальную  ракету,  пригодную  для   массового
развертывания в частях,  а  главное,  которая  должна  была  иметь  тактико-
технические характеристики намного лучше, чем Р-7.
      Р-9А   стала   последней    боевой    ракетой,    разработанной    под
непосредственным руководством С.П. Королева. Летом  1960  года  на  полигоне
Байконур  был  проведен  показ  ракетной  техники  для  руководства  страны.
Присутствовал и Н.С. Хрущев. Сергей Павлович  представлял  две  свои  ракеты
жидкостную  Р-9  и  твердотопливную  РТ-1.  Хрущев  молча  выслушал   доклад
Королева  и  своего  мнения  не  высказал.   Присутствующим   конструкторам,
руководителям  промышленности  и   Ракетных   войск   ясности   относительно
дальнейшей судьбы этих ракет  реакция  Никиты  Сергеевича  не  прибавила.  И
только по настоянию военных разработка Р-9 была продолжена.
      Начало летно-конструкторских испытаний Р-9 (на первом пуске  9  апреля
1961 года присутствовал  Королев)  успешным  не  назовешь.  В  первое  время
сказывалась недоведенность маршевого жидкостного ракетного  двигателя  (ЖРД)
первой  ступени,  работавшего   на   кислородно-керосиновом   топливе.   Его
поставили на ракету под сильным давлением академика В.П.  Глушко.  Только  в
1961 году, при запусках экспериментальных ракет,  в  результате  возникавших
высокочастотных разрушений двигателей, были выведены из строя три  стартовых
комплекса. Следует отметить, что альтернатива была, так как в ОКБ А.  Исаева
и Н. Кузнецова разрабатывали двигатели для первой ступени  этой  ракеты.  Но
Глушко использовал  свои  связи  в  верхах  и  добился  выгодного  для  себя
решения. В конце концов неполадки в двигательной  установке  первой  ступени
устранили, но, как  потом  выяснилось,  не  в  полной  мере.  Ее  надежность
оставалась не на  должном  уровне,  что  подтвердилось  при  эксплуатации  в
войсках. Так при проведении учебно-боевого пуска одним  из  ракетных  полков
произошел взрыв ракеты.
      Испытания затянулись. Так как ракетные комплексы с наземными  стартами
к  этому  времени  уже  считались  морально  устаревшими   и   не   отвечали
предъявляемым к ним требованиям по  степени  защищенности  и  боеготовности,
решено было доработать ракету для шахтной пусковой установки (ШПУ),  создать
которую  еще  предстояло.  Конструкторам  требовалось  повысить   надежность
ракеты и, главное, решить проблему  от  которой  зависела  сама  возможность
нахождения <девятки> на боевом дежурстве. Речь шла  о  способах  длительного
хранения больших количеств жидкого кислорода для  заправки  баков  ракет.  В
результате была создана система, обеспечивавшая потери кислорода не более 2-
3 % в год.
      Летные испытания завершились в только феврале 1964  года,  а  21  июля
1965 года на вооружение РВСН был  принят  ракетный  комплекс  с  шахтными  и
наземными пусковыми установками и ракетой Р-9А. 14 и 15  декабря  1964  года
началась постановка на боевое дежурство первых  четырех  ракетных  полков  с
наземными стартами (по два в г. Козельске и г. Плесецке),  а  26  декабря  -
первого ракетного полка с ШПУ в Козельске.
      Двухступенчатая  ракета   Р-9А   выполнена   по   схеме   <тандем>   с
последовательным  делением  ступеней.  Конструктивной  особенностью   ракеты
можно считать  малую  длину  второй  ступени.  Первая  ступень  состояла  из
открытой  решетчатой  фермы,  бака  окислителя,  приборного   отсека,   бака
горючего  и  хвостового  отсека.  Топливные  баки  выполнялись  по   несущей
конструкции.
      Корпус второй ступени состоял из конической и  цилиндрической  частей.
Коническую  часть  корпуса  составляли  переходник,  бак  горючего   и   бак
окислителя  с  межбаковой  обечайкой.  Цилиндрическая   часть   образовывала
хвостовой  отсек,  внутри  которого  размещался  маршевый  двигатель  второй
ступени. Бак горючего был выполнен по несущей схеме, а бак  окислителя  -  в
форме сферы.
      На  первой  ступени  стоял  четырехкамерный  маршевый  ЖРД  РД-111   с
качающимися камерами сгорания, развивавший тягу 141  т.  На  второй  ступени
установили четырехкамерный ЖРД РД-461 конструкции С.  Косберга.  Он  обладал
рекордным  по  тому  времени  удельным  импульсом  тяги  среди   кислородно-
керосиновых двигателей и развивал тягу  в  пустоте  31  т.  Наддув  баков  в
полете и работа приводов турбонасосных агрегатов  обеспечивалась  с  помощью
продуктов сгорания основных компонентов  топлива,  что  позволило  упростить
конструкцию двигателей и уменьшить их массу.
      <Девятка>   отличалась   сравнительно   коротким    участком    работы
двигательной установки первой ступени, вследствие чего  разделение  ступеней
происходило  на  высоте,  где  влияние  скоростного  напора  на  ракету  еще
значительно. На ракете был реализован горячий  способ  разделения  ступеней,
при котором  двигатель  второй  ступени  запускался  в  конце  этапа  работы
маршевого  ЖРД  первой  ступени.  При  этом  горячие  газы  истекали   через
ферменную конструкцию переходника. Из-за того, что в момент  разделения  ЖРД
второй ступени работал только на 50 % номинальной  тяги  и  короткая  вторая
ступень была аэродинамически неустойчива, рулевые сопла не могли  справиться
с возмущающими  моментами.  Для  устранения  этого  недостатка  конструкторы
установили аэродинамические щитки на  поверхности  сбрасываемого  обтекателя
хвостового отсека второй ступени.
      С появлением систем засечки пусков МБР у США, короткий участок  работы
первой ступени  стал  достоинством  <девятки>,  так  как  стартующие  ракеты
засекались по мощному факелу от работающих маршевых двигателей.
      На ракете устанавливалась комбинированная система управления,  имевшая
инерциальную систему и канал радиокоррекции. Ее  приборы  были  <врезаны>  в
обечайку межбакового отсека. Круговое  вероятное  отклонение  точки  падения
головной части от точки прицеливания при стрельбе на дальности  свыше  12000
км  составляло  1,6  км.  Со   временем   от   радиотехнической   подсистемы
отказались,  оставив  только  инерциальную  подсистему.  Система  управления
позволяла обеспечить дистанционный контроль параметров ракеты.
      Для МБР  Р-9А  были  разработаны  два  варианта  моноблочных  головных
частей. Первая мощностью 4 Мт  могла  быть  доставлена  на  дальность  свыше
13500 км. Вторая мощностью до 6 Мт - на дальность 12500 км. ГЧ  крепилась  к
переходнику  второй  ступени  с  помощью  двух  пирозамков.   Ее   отделение
осуществлялось  пневмотолкателем  после  выключения  маршевого  ЖРД   второй
ступени.
      В результате применения ряда прогрессивных технических решений, ракета
получилась компактной, что было важно при размещении ее в ШПУ.  Для  быстрой
заправки баков окислителя (бак горючего заправлялся после  установки  ракеты
в  шахту)  была  разработана  система   скоростной   заправки.   Техническая
готовность  Р-9А  составляла  10   минут.   На   одной   стартовой   позиции
оборудовалось две шахтные пусковые установки, подземный  командный  пункт  с
системами  управления  ракетами,  пункт  радиоуправления  и  технологическое
оборудование, необходимое для поддержания запаса  жидкого  кислорода.  Старт
ракет   можно   было   осуществить   только   последовательно,    так    как
радиотехническая  система  обеспечивала  наведение  только   одной   ракеты.
Подготовка  и  проведение  пуска  ракеты  Р-9А  протекали  автоматически,  с
дистанционным контролем каждой команды.
      Несмотря на ряд достоинств, к  моменту  постановки  первого  ракетного
полка на боевое дежурство, <девятка> уже  не  в  полной  мере  удовлетворяла
комплексу требований к боевым стратегическим ракетам. Это и не  удивительно,
так как она относилась  к  МБР  первого  поколения.  Превосходя  по  боевым,
техническим и  эксплуатационным  характеристикам  американские  <Титан-1>  и
<Атлас-F>, которые к этому времени уже снимались с вооружения,  и  советские
Р-7А и Р-16У она уступала новейшим <Минитменам>  по  показателям  живучести,
точности стрельбы и времени подготовки  к  пуску.  Последний  критерий  стал
одним из  определяющих  для  МБР.  К  тому  же  ракетные  комплексы  с  Р-9А
оказались достаточно дорогими в эксплуатации,  что  не  могло  сказаться  на
масштабах их развертывания (всего на боевое  дежурство  было  поставлено  26
единиц).  Р-9А  стала  последней  боевой  ракетой  в  группировке  РВСН   на
кислородно-керосиновом топливе. Она состояла на вооружении до середины  70-х
годов.


               Межконтинентальная баллистическая ракета Р-36.


      МБР второго поколения Р-36, поступившая на вооружение РВСН в  середине
60-х годов, стала  родоначальницей  советских  тяжелых  ракет  и  постоянной
головной   боли   американских   стратегов.   Постановлением   Правительства
Советского Союза от 12 мая 1962 года конструкторскому  бюро  академика  М.К.
Янгеля  поручалось  создать  ракету  <тяжелого>  класса,  способную  поднять
сверхмощный термоядерный заряд. Она предназначалась для поражения  важнейших
стратегических  объектов  противника,  защищенных  мощной  системой  ПРО.  В
техническом задании предусматривалось разработка ракеты в двух вариантах:  с
наземным (от него быстро Во время парада  отказались) и с шахтным  стартами.
Ракета разрабатывалась с двумя типами системы управления: комбинированной  с
каналом радиокоррекции  и  чисто  инерциальной.  При  проектировании  широко
использовались  отработанные  на  ракете  Р-16  конструктивные   решения   и
технологии.
      При  разработке  стартового  комплекса   особое   внимание   уделялось
упрощению стартовых  позиций  при  одновременном  повышении  их  надежности,
исключения из пускового цикла процесса заправки ракеты компонентами  и  ряду
других факторов. Это существенно повышало боевую готовность комплекса.
      Испытания проводились на полигоне  Байконур.  28  сентября  1963  года
состоялся первый пуск, который завершился  неудачно.  В  ходе  первой  серии
испытаний  разработчиков  преследовал  ряд   неудач.   Но   тем   не   менее
руководитель  и  члены  государственной   комиссии   признали   эту   ракету
перспективной   и   в   конечном   успехе   не    сомневались.    Постепенно
конструкторскому коллективу удалось устранить все  недостатки.  Одновременно
велась  подготовка  к  серийному  производству  ракет,  строились  стартовые
позиции, что, в конечном счете, позволило  быстро  развернуть  новый  БРК  в
войсках.
      В конце мая 1966 года весь цикл испытаний был завершен, а 21 июля 1967
ракетный комплекс с МБР Р-36 был принят на вооружение РВСН.  5  ноября  1966
года в г. Ужуре началась постановка на боевое  дежурство  первого  ракетного
полка с ракетами этого типа.
      Двухступенчатая Р-36 выполнена по схеме  <тандем>  с  последовательным
разделением  ступеней.  Первая  ступень  обеспечивала  разгон  ракеты.   Она
состояла из переходника, бака окислителя, приборного отсека,  бака  горючего
и хвостового отсека. Ее двигательная установка  состояла  из  шестикамерного
маршевого  и  четырехкамерного  рулевого  жидкостных  ракетных   двигателей.
Маршевый ЖРД собирался из трех одинаковых двухкамерных блоков  и  имел  тягу
на земле 274  т.  Рулевой  двигатель  имел  поворотные  камеры  сгорания.  В
хвостовом  отсеке  устанавливались  четыре  тормозных   пороховых   ракетных
двигателя, срабатывавших при отделении второй ступени.
      Вторая  ступень  обеспечивала  разгон  до  скорости,   соответствующей
заданной дальности  стрельбы.  Она  состояла  из  приборного,  топливного  и
хвостового отсеков. Топливные баки имели совмещенное днище и выполнялись  по
несущей схеме. Двигательная установка состояла из двухкамерного маршевого  и
четырехкамерного жидкостных ракетных двигателей. Они имели  высокую  степень
унификации  с   двигателями   первой   ступени.   Для   питания   всех   ЖРД
использовалось двухкомпонентное самовоспламеняющееся топливо:  окислитель  -
азотный  тетраксид  (АТ),  горючее  -  НДМГ.  Наддув  всех  баков  в  полете
осуществлялся продуктами сгорания основных компонентов  топлива.  На  каждой
ступени, для уменьшения гарантийных запасов  топлива,  устанавливалась  своя
система одновременного опорожнения баков.
      Еще в ходе летных  испытаний  от  комбинированной  системы  управления
отказались. Инерциальная СУ вполне обеспечивала заданную точность  стрельбы.
Это позволило значительно снизить затраты  на  развертывание  БРК.  Элементы
системы управления размещались  в  приборных  отсеках  на  первой  и  второй
ступенях.
      Р-36  могла  оснащаться  двумя  типами  головных  частей:  моноблочной
термоядерной головной частью с одним из двух возможных зарядов мощностью  18
Мт или 25 Мт и разделяющейся типа  с простым разбросом  боевых  блоков.
Сочетание мощного заряда с довольно высокой точностью попадания  (КВО  -1300
м) и надежным  комплексом  средств  преодоления  системы  ПРО  гарантировало
выполнение боевой задачи.
      Пуск ракеты проводился автоматически из ШПУ типа <ОС> после  получения
пусковой команды  с  командного  пункта.  Ракета  хранилась  в  заправленном
состоянии в течение нескольких лет. В верхней  части  стартового  сооружения
размещались  источники  электроснабжения,   аппаратура   технологических   и
технических  систем,  обеспечивавшая  дистанционные  контроль   технического
состояния систем ракеты и проведение операций по подготовке к пуску  и  пуск
ракеты.  Время  подготовки  и  проведение  дистанционного  пуска  МБР   Р-36
составляло 5 минут.
      БРК с  шестью  пусковыми  установками  МБР  Р-36  обладал  уникальными
боевыми   возможностями   и   значительно   превосходил   американский    РК
аналогичного назначения  с  ракетой  <Титан-2>,  прежде  всего  по  мощности
термоядерного  заряда,  точности  стрельбы  и  защищенности.  Его  появление
произвело большое впечатление на зарубежных специалистов.
      Кроме Р-36 в конце 60-х на боевое дежурство в ограниченном  количестве
была поставлена ее  модификация  Р-36орб,  отличавшаяся  способом  наведения
головной части на выбранную цель.  Всего  до  1972  года  включительно  было
развернуто 288 ШПУ для ракет этого типа. Р-36 стояла на боевом дежурстве  до
конца семидесятых годов, после  чего  была  заменена  на  более  совершенную
ракету.


              Межконтинентальная баллистическая ракета УР-100.


      Первой поступившей на  оснащение  РВСН  МБР  второго  поколения  стала
ракета  УР-100,  разработанная  под  руководством  академика  В.Н.  Челомея.
Задание  на  разработку  <легкой>  ампулизированной  ракеты,  пригодной  для
крупносерийной постройки, было выдано  постановлением  Правительства  от  30
марта 1963 года. Кроме  головного  ОКБ-52  привлекалось  значительное  число
смежных организаций,  что  позволило  отработать  все  системы  создаваемого
ракетного комплекса в короткие сроки. Весной 1965 года на полигоне  Байконур
начались летные испытания  ракеты.  19  апреля  состоялся  пуск  с  наземной
пусковой установки,  а  17  июля  -  первый  пуск  из  шахты.  Первая  серия
испытаний  показала  недоведенность   двигательной   установки   и   системы
управления. Однако устранение этих недостатков много времени не  заняло.  27
октября 1966 года всю программу  испытаний  удалось  успешно  завершить.  24
ноября этого же года БРК с ракетой УР-100 был принят на вооружение  РВСН.  В
этот день три первых ракетных полка были развернуты в  Красноярске,  Бершети
и Дровяной.
      УР-100 была выполнена по схеме <тандем> с последовательным разделением
ступеней и плотной компоновкой отсеков.  Ракета  конструктивно  состояла  из
первой и второй  ступеней  и  головной  части.  Разделение  ступеней  ракеты
осуществлялось с помощью пороховых  ракетных  двигателей,  установленных  на
хвостовом отсеке первой ступени.
      Первая  ступень  включала  в  себя   корпус,   маршевую   двигательную
установку,  пневмогидравлическую  систему,  систему  опорожнения   баков   и
приборы системы управления. Корпус был выполнен по несущей схеме  и  состоял
из  трех  отсеков:  хвостового,  топливного  и  переднего.  Топливный  отсек
представлял собой неразъемный блок, состоящий  из  бака  окислителя  и  бака
горючего,   которые   разделялись   общим   совмещенным   двойным    днищем.
Двигательная установка  первой  ступени,  размещенная  в  хвостовом  отсеке,
состояла  из  четырех  маршевых  ЖРД  с   поворотными   камерами   сгорания,
выполненных по замкнутой схеме с дожиганием  генераторного  газа  в  камерах
сгорания. Двигатели имели  высокий  удельный  импульс  тяги,  что  позволило
ограничить  время  работы  первой  ступени.  Их  суммарная  тяга  на   земле
составила 74 т. Для управления полетом ракеты каждый двигатель отклонялся  в
одной плоскости гидравлическим рулевым приводом.
      Вторая ступень по конструкции аналогична первой, но меньших  размеров.
Ее корпус состоял из хвостового, топливного и  приборного  отсеков.  На  ней
устанавливали маршевый однокамерный ЖРД и четырехкамерный  рулевой  ракетный
двигатель. Они развивали тягу в пустоте 13,4 т и  1,5  т  соответственно.  В
качестве компонентов топлива применялись самовоспламеняющиеся  при  взаимном
контакте азотный тетроксид и несимметричный диметилгидразин.
      Все топливные баки имели наддув. Перед стартом они наддувались  сжатым
азотом и воздухом из баллонов, установленных в шахтной  пусковой  установке,
а в полете - продуктами газогенерации.
      На ракете устанавливалась автономная инерциальная система  управления,
обеспечивавшая  управление  полетом  на  активном   участке   траектории   в
соответствии с заранее рассчитанной программой полета, а также  обеспечивала
автоматизированную   подготовку   пуска   и   пуск   ракеты,   дистанционный
непрерывный и периодический контроль состояния ракеты  с  пункта  управления
боевым ракетным комплексом. В ее  состав  входили  устройства  установленные
как в приборном отсеке, так и размещенные на  пусковой  установке.  КВО  при
стрельбе составило 1400 м.
      В качестве боевого оснащения использовалась моноблочная головная часть
с термоядерным зарядом мощностью 1 Мт. Большим  достоинством  было  то,  что
ракета ампулизировалась  (изолировалась  от  внешней  среды)  в  специальном
транспортно-пусковом   контейнере,   в   котором   она   транспортировалась,
хранилась в шахтной пусковой установке в течение всего срока эксплуатации  в
постоянной готовности к пуску  и  из  которого  она  стартовала.  Применение
мембранных клапанов, отделявших топливные баки с  агрессивными  компонентами
от ракетных двигателей, позволило держать ракету  постоянно  заправленной  в
течение многих лет.
      Контроль  технического  состояния  ракет  одного   боевого   ракетного
комплекса, а также предстартовая подготовка и пуск проводились  дистанционно
по командам с командного пункта полка.  Все  его  10  ШПУ  былиразнесены  на
дальность, обеспечивавшую непоражение одним ядерным зарядом противника  двух
соседних стартовых позиций (так называемые <ОС> - <отдельные  старты>).  Для
своего  времени  БРК  с  МБР  УР-100  был   лучшим   по   своим   боевым   и
эксплуатационным характеристикам в  своем  классе  жидкостных  ракет  и  что
самое главное - пригодным для массового развертывания.  К  концу  1971  года
было поставлено на боевое дежурство 940 ШПУ с ракетами этого типа.
      Однако  успехи  в  области  создания   систем   управления   позволили
модернизировать ракету. 23 июля 1969 на полигоне  Байконур  начались  летные
испытания МБР УР-100М УТТХ, имевшей более совершенную систему  управления  с
расширенными возможностями по  переприцеливанию  ракеты,  новую  облегченную
головную часть с  повышенной  надежностью  и  комплекс  средств  преодоления
систем  ПРО.  Были  модернизированы  ряд  систем  ракетного  комплекса,  что
улучшило эксплуатационные характеристики.  С  марта  1970  года  эти  ракеты
стали поступать в строевые части.
      В 1971  году  на  вооружение  принимается  новая  модификация  ракеты,
получившая обозначение УР-100К. Она  превосходила  своих  предшественниц  по
точности  стрельбы,  надежности  и  эксплуатационным  характеристикам.  Были
доработаны двигательные установки  обеих  ступеней.  Повышен  ресурс  работы
ЖРД,  а  также  их  надежность.  Длина  топливного  отсека  первой   ступени
увеличилась. Масса полезной нагрузки возросла на 60 %.
      Система управления на этой ракете  позволяла  дистанционно  выбрать  с
командного пункта полетное задание для стрельбы и ввести данные  в  бортовые
устройства. За счет  применения  режима  форсированного  разгона  гироблоков
удалось сократить время технической готовности ракеты к пуску.
      Для начала 70-х годов УР-100К имела высокие боевые характеристики. Она
могла нести <легкую> или <тяжелую> моноблочную головную  часть  термоядерным
зарядом. Дальность полета составила 12000 км (больше чем у <Минитмен-2>),  а
КВО - 1100 м. Высокая надежность  предопределила  долгий  срок  эксплуатации
этого БРК. Последние ракеты этого типа были  сняты  с  боевого  дежурства  в
конце 1994 года. 16 июня 1971 года с Байконура  в  первый  полет  стартовала
последняя ракета из этого семейства,  получившая  обозначение  УР-100У.  Она
была оснащена головной частью с тремя боевыми блоками рассеивающегося  типа.
Каждый блок содержал ядерный заряд мощностью 350 кт. Дальность  полета  хотя
и сократилась до 10500  км,  но  теперь  ракета  могла  эффективно  поражать
крупные площадные цели. В конце 1973  года  первый  ракетный  полк  с  этими
ракетами заступил на боевое дежурство. После  появления  ракет  с  РГЧ  типа
<МИРВ> УР-100У уступили им свое место.
      В середине  70-х  годов  был  проведен  комплекс  работ  по  повышению
защищенности  шахтных  пусковых  установок  и  ракет  установленных  в  них.
Модернизации подвергся и  транспортно-пусковой  контейнер.  Его  конструкция
стала более рациональной и удобной,  что  позволило  облегчить  обслуживание
ракеты и сократить в три раза время регламентных работ.  Улучшилась  система
внутренней   амортизации.   Установка   новой   аппаратуры   контроля   дала
возможность полностью автоматизировать цикл проверок технического  состояния
ракет и систем  пусковых  установок.  В  результате  выполнения  всех  работ
защищенность сооружений ракетного комплекса повысилась на порядок.
      Следует  отметить,  что  при  последовательной  модернизации  ракет  и
комплекса в целом широко использовались ранее разработанные и  установленные
конструкции, агрегаты системы и узлы. Это  позволило  добиться  значительной
экономии финансовых и материальных ресурсов государств.


               Межконтинентальная баллистическая ракета РТ-2.


   Последней  из  советских  ракет  второго   поколения,   поступившей   на
вооружение, стала первая боевая твердотопливная МБР  РТ-2.  Еще  задолго  до
этого,  в  1959  году,  в  конструкторском  бюро  С.П.   Королева   началась
разработка экспериментальной ракеты РТ-1 с двигателями на  твердом  топливе.
По  поводу  ее  создания  развернулась  дискуссия   между   сторонниками   и
противниками  этого  проекта.  В  то  время  советская  технология  создания
больших смесевых топливных зарядов только зарождалась и,  естественно,  были
сомнения в конечном успехе. Слишком все было ново. К тому же было ясно,  что
эта ракета не сможет нести  тяжелую  головную  часть.  Решение  на  создание
твердотопливной МБР все же было приняли. Не последнюю роль  в  этом  сыграли
известия из США о начале испытаний ракет  <Минитмен>.  4  апреля  1961  года
вышло в свет постановление Правительства, в котором КБ Королева  назначалось
головным  по  созданию  принципиально  нового  БРК  стационарного   типа   с
межконтинентальной  ракетой  на  твердом  топливе,  оснащенной   моноблочной
головной частью. Для испытаний ракет и реализации  ряда  других  программ  2
января 1963 года, на базе объекта <Ангара>,  создается  новый  испытательный
полигон Плесецк.
   В процессе создания ракетного комплекса пришлось решать сложные  научно-
технические и  производственные  проблемы.  Так  были  разработаны  смесевые
твердые топлива, крупногабаритные заряды для двигателей, освоена  уникальная
технология  их  промышленного  изготовления.  Создана  принципиально   новая
система  управления.  Был   разработан   новый   тип   пусковой   установки,
обеспечивавший старт  ракеты  при  помощи  маршевого  двигателя  из  глухого
пускового стакана.
   Первый  пуск  ракеты  РТ-2  состоялся  4  ноября  1966  года.  Испытания
проводились на полигоне Плесецк.  На  выполнение  всей  программы  испытаний
потребовалось два года. 18  декабря  1968  года  ракетный  комплекс  с  этой
ракетой был принят на вооружение РВСН. Первый ракетный полк (г.  Йошкар-Ола)
приступил к несению боевого дежурства 8 декабря  1971  года.  Надо  сказать,
что на то время это был  уникальный  комплекс  по  своим  эксплутационным  и
эргономическим характеристикам.
   Ракета РТ-2 имела три маршевые ступени.  Для  их  стыковки  между  собой
применили соединительные отсеки ферменной конструкции, позволявшие  свободно
выходить газам от работающих двигателей при <огневом>  разделении  ступеней.
Между третьей ступенью ракеты  и  головной  частью  располагались  приборный
отсек  и  переходник,  предназначенный  для  крепления  ГЧ.  Все  РДТТ  были
выполнены в разных диаметрах.  Сделано  это  было  для  достижения  заданной
дальности полета. Все сопловые блоки ракетных  двигателей  имели  по  четыре
разрезных управляющих сопел.
   Маршевые двигательные установки РДТТ первой и  второй  имели  одинаковую
конструктивную схему  и  состояли  из  стальных  цилиндрических  корпусов  с
эллиптическими задними и передними днищами. На передних  днищах  размещались
воспламенители  зарядов  твердого  топлива.  Заряды  РДТТ  зготовлялись   из
смесевого топлива на основе бутилкаучука и перхлората аммония с  добавлением
порошкообразного алюминия. Сопловые блоки, рулевые приводы и часть  приборов
системы управления размещались в хвостовых отсеках ступеней,  имевших  форму
усеченного конуса. Для повышения  устойчивости  ракеты  на  начальном  этапе
полета,  на  хвостовом  отсеке   первой   ступени   устанавливались   четыре
решетчатых стабилизатора.
   Третья ступень по компоновочной схеме была аналогична  первым  двум,  но
имела отличия в конструкции корпуса и заряда РДТТ, хвостового отсека.  Кроме
того двигатель этой ступени имел устройства отсечки тяги.
   На   ракете    устанавливалась    инерциальная    система    управления,
осуществлявшая управление полетом ракеты с момента пуска  и  до  перехода  к
неуправляемому полету головной части. В системе  управления  были  применены
счетно-решающие приборы. Большая часть устройств СУ размещалась в  приборном
отсеке. Точность стрельбы все-таки следует признать невысокой  (КВО  -  1800
м).
   РТ-2 несла моноблочную головную часть с термоядерным  зарядом  мощностью
0,6 Мт.  Эта  ракета  была  первой  МБР  на  твердом  топливе,  принятой  на
вооружение РВСН, и являлась по сути переходной от ракет второго  к  третьему
поколению.
   Ракеты размещались в ШПУ типа <ОС>. Контроль  технического  состояния  и
пуск проводились по командам с командного пункта БРК дистанционно, в  состав
которого  входили  10  пусковых  установок.  Важными   особенностями   этого
комплекса явились  простота  эксплуатации,  высокая  техническая  готовность
ракет,  сравнительно  небольшое   количество   обслуживающих   агрегатов   и
отсутствие средств  заправки.  На  командном  пункте  для  боевых  расчетов,
несущих  дежурство,  были  созданы  довольно  комфортные  условия  с  учетом
последних требований эргономики.
   В тоже время МБР РТ-2 существенно уступала по ряду параметров  советской
УР-100 и американской <Минитмен-2>, созданных приблизительно в те  же  годы.
Это сказалось  на  развертывание  этих  ракет.  В  составе  РВСН  на  боевом
дежурстве стояло всего 60 ракет РТ-2.
   Скромные  тактико-технические   характеристики   ракеты   предопределили
необходимость ее модернизации. 16  января  1970  года  на  полигоне  Плесецк
состоялся первый испытательный пуск модифицированной ракеты. Она  отличалась
от своей предшественницы более  совершенной  системой  управления,  головной
частью,   мощность   заряда   которой   составила   750   кт,    улучшенными
эксплуатационными характеристиками и повышенной надежностью  РДТТ.  Точность
стрельбы несколько возросла. Ракета  была  оснащена  комплексом  преодоления
систем противоракетной обороны.
   28 декабря 1972 года на вооружение был принят  БРК  с  ракетой  РТ-2П  с
улучшенными тактико-техническими характеристиками.  Началось  перевооружение
развернутых ракетных  полков  новыми  ракетами.  Всего  было  развернуто  60
пусковых установок. К  моменту  подписания  в  1991году  Договора  СНВ-1  на
боевом дежурстве находилось 40 РТ-2П. До конца 1994 года все они были  сняты
с дежурства и ликвидированы.


             Межконтинентальная баллистическая ракета МР-УР-100.


      Данная ракета <легкого>  класса  проектировалась  в  КБ  В.Ф.  Уткина,
заменившего М.К. Янгеля, с учетом возможности  размещения  в  старых  шахтах
межконтинентальных ракет УР-1000 с моноблочной ГЧ, снимаемых  с  вооружения,
что позволяло получить  экономию  денежных  средств.  Но  в  тоже  время  по
техническим  условиям  ШПУ  требовалось  модернизировать.   Ограничения   по
геометрическим размерам и  срокам  разработки  наложили  свой  отпечаток  на
конечный результат. Часть первоначальных проектных решений  так  и  остались
не реализованными.
      Летные испытания ракеты проводились на полигоне Байконур. Первый  пуск
состоялся 26 декабря 1972 года.  Программу  испытаний  удалось  завершить  в
установленные сроки, но вопрос о принятии  на  вооружение  нового  ракетного
комплекса с МБР МР-УР-100 <повис> в воздухе. Дело  в  том,  что  практически
параллельно  велись  испытания  заметно  превосходившего  его  по  боевым  и
эксплуатационным характеристикам ракетного комплекса с МБР такого же  класса
УР-100Н. Руководство РВСН полагало нецелесообразным принимать на  вооружение
две ракеты одного  класса,  справедливо  считая  это  лишней  тратой  денег.
Однако руководство промышленности смогло добиться у первых  лиц  государства
нужного для себя  решения  о  постановке  на  боевое  дежурство  сразу  двух
ракетных комплексов.
      6 мая 1975 года  в  г.  Бологое  на  дежурство  был  поставлен  первый
ракетный полк, вооруженный ракетным комплексом с  МР  УР-100.  Единственное,
что командованию РВСН удалось сделать в этой ситуации,  так  это  ограничить
число развертываемых ракет этого типа 150 единицами.
      Ракета МР  УР-100  выполнена  двухступенчатой  по  схеме  <тандем>,  с
двигателями на жидком топливе. Ступени соединялись между  собой  посредством
соединительного отсека, конструктивно входившего  в  состав  корпуса  первой
ступени. Топливный отсек первой ступени включал в себя верхнюю  емкость  для
окислителя и нижнюю - для окислителя, разделенные общим сферическим днищем.
      Двигательная  установка   первой   ступени   состояла   из   маршевого
однокамерного и рулевого четырехкамерного ракетных двигателей. Маршевый  ЖРД
с  турбонасосной  подачей   топлива,   выполненный   по   замкнутой   схеме,
закреплялся неподвижно. Рулевой  двигатель  выполнен  по  открытой  схеме  с
одним общим турбонасосным агрегатом
      На второй ступени устанавливался неподвижно  закрепленный  на  корпусе
однокамерный ЖРД, выполненный по замкнутой  схеме.  В  его  конструкции  был
воплощен ряд оригинальных конструктивных  новинок,  что  позволило  получить
рекордную величину импульса  тяги  (3300  м/с  в  пустоте)  для  ЖРД  такого
класса. Управляющие усилия по тангажу и рысканию при работе  двигателя  этой
ступени создавались посредством вдува газа в закритическую  часть  сопла,  а
по  крену  -  четырьмя  небольшими  соплами,  питавшимися   газом,   который
вырабатывался в газогенераторе турбонасосного агрегата двигателя.
      К  корпусу  второй  ступени  с  помощью  разрывных  болтов   крепилась
разделяющаяся  головная  часть  типа    с  четырьмя  боевыми   блоками
мощностью  по  750  кт,  прикрытыми  обтекателем.  В   состав   РГЧ   входил
герметичный приборный отсек, в  котором  размещалась  система  управления  и
твердотопливная двигательная установка разведения боевых блоков.
      Инерциальная система управления  с  бортовым  цифровым  вычислительным
комплексом,  обеспечивала  управление  всеми  системами  ракеты  в  процессе
боевого дежурства, предстартовой подготовки и в полете до момента  отделения
головной части  от  ускорителя.  Заложенные  алгоритмы  функционирования  СУ
позволили обеспечить КВО точек падения боевых блоков в пределах 500 м.
      Ракеты размещались в шахтных  пусковых  установках  типа  «ОС».  Чтобы
вписать изделие в габариты внутреннего объема шахты и  транспортно-пускового
контейнера,   конструкторам   пришлось   применить   складываемый    носовой
обтекатель головной части ракеты, который  приводился  в  рабочее  положение
после выхода МБР из  защитного  сооружения.  Старт  ракеты  (был  реализован
принцип   «минометного»   пуска   с   использованием   энергии    порохового
аккумулятора   давления)   осуществлялся   дистанционно   после    получения
соответствующей команды.
      Через несколько лет после начала развертывания первых ракет этого типа
начались  работы  по  повышению   защищенности   ШПУ,   что   было   вызвано
возрастанием точности  стрельбы  американских  межконтинентальных  ракет.  В
результате, экономия финансовых средств, о  которой  говорили  представители
промышленности, в ходе постановки на  боевое  дежурство  ракетных  полков  с
этим комплексом обернулась еще большими расходами.
      Очень скоро конструкторы приступили к  модернизации  ракеты  (получила
обозначение МР УР-100У)  с  целью  повышения  ее  боевых  характеристик.  25
октября 1977 года состоялся первый пуск МР  УР-100У.  Испытания  проводились
на полигоне Байконур до 15 декабря 1979 года. Спустя год  новый  комплекс  с
модернизированной ракетой был принят на вооружение РВСН.
      Новая ракета отличалась от предшественницы более совершенной  системой
управления  и  доработанной  РГЧ.  Повысилась  надежность  многих  систем  и
защищенность всего БРК. С 1979 года началась замена части ракет  МР  УР-100,
в развернутых ракетных полках,  на  МР  УР-100У.  Во  второй  половине  80-х
годов, после анализа перспектив развития вооружений РВСН на период  до  2000
года, было принято решение о постепенном выводе  из  боевого  состава  ракет
этого семейства. К моменту подписания Договора СНВ-1 на боевом дежурстве  их
осталось  всего  47  единиц,  а  в  1995  году   последние   из   них   были
ликвидированы.


              Межконтинентальная баллистическая ракета УР-100Н.


      Третьей из поступивших на вооружение  РВСН  ракет  третьего  поколения
стала МБР легкого типа  УР-100Н  с  РГЧ  типа  ,  разработанная  в  КБ
академика В.Н. Челомея. В задании  на  проектирование  БРК  с  этой  ракетой
ставилась главная задача - создать высокозащищенные командный пункт  и  ШПУ,
способную обеспечить успешный старт ракеты в самых неблагоприятных  условиях
обстановки,  которая  может  сложиться  при  внезапном   ядерном   нападении
противника.
      Летно-конструкторские испытания проводились на полигоне Байконур.  Там
же отрабатывались и другие элементы ракетного  комплекса.  Первый  пуск  УР-
100Н  состоялся  9  апреля  1973  года.  Испытания  велись  по   сокращенной
программе, так как разработчики  представили  расчеты,  обосновавшие  именно
такой подход. Это позволило испытани закончить в третьем квартале 1975  года
и уже в декабре этого  же  года  принять  БРК  на  вооружение.  Однако,  это
решение  имело  отрицательные  последствия.  Выяснилось,  что  на  одном  из
режимов ракета  не  обладает  достаточной  надежностью.  У  ракетчиков  были
претензии и к другим с истемам  ракетного  комплекса.  Пришлось  затрачивать
дополнительные усилия и финансовые средства, чтобы устранить недостатки.
      МБР УР-100Н - двухступенчатая ракета, выполненая по схеме  <тандем>  с
последовательным  разделением  ступеней  в  полете.  Все  топливные  баки  -
несущей  конструкции.  Корпус  первой   ступени   состоит   из   хвостового,
топливного  отсеков  и  переходника.  Корпус  второй  ступени   состоит   из
короткого хвостового и топливного отсеков.
      Двигательная установка первой ступени состояла из четырех маршевых ЖРД
с поворотными соплами, выполненных  по  замкнутой  схеме.  Каждый  двигатель
закреплен шарнирно на  раме  в  хвостовом  отсеке  и  может  отклоняться  от
нейтрального  положения  в  соответствующей  плоскости.  На  второй  ступени
устанавливался один маршевый однокамерный  и  один  рулевой  четырехкамерный
жидкостные ракетные двигатели.
      К верхней части второй  ступени  корпуса  ракеты  крепится  агрегатно-
приборный блок разделяющейся головной части, в котором  размещаются  приборы
инерциальной  системы  управления  и   жидкостная   двигательная   установка
разведения шести боевых блоков мощностью по  550  кт  каждый.  Боевые  блоки
прикрыты обтекателем.
      На ракету устанавливалась автономная инерциальная система управления с
БЦВМ.  При  несении  боевого  дежурства  все  важнейшие   параметры   ракеты
непрерывно контролировались. Высокие  характеристики  СУ  подтвердились  при
пусках. КВО  составило  380  м.  Боевое  оснащение  УР-100Н  может  поражать
высокозащищенные и прикрытые системой ПРО точечные цели.
      УР-100Н имеет газодинамическую схему старта, при которой  она  выходит
из транспортно-пускового контейнера  (ТПК),  размещенного  в  ШПУ,  за  счет
действия силы тяги двигательной установки первой  ступени.  Конструкция  ТПК
позволяет производить техническое обслуживание  систем  ракеты,  заправку  и
слив компонентов топлива после установки ракеты в шахту.
      В  целом  ракетный  комплекс  обладал  высокими   тактико-техническими
характеристиками, но, как уже отмечалось, был не лишен  недостатков.  За  их
устранение взялись большие конструкторские коллективы. 26 октября 1977  года
на Байконуре начались летно-конструкторские испытания (ЛКИ)  ракеты  УР-100Н
с улучшенными ТТХ. На этот раз их  провели  в  полном  объеме.  Одновременно
подверглись   доработкам   многие   системы   всего   ракетного   комплекса,
направленным  на  повышение  защищенности   и   улучшение   эксплуатационных
характеристик. 26 июня 1979 года ЛКИ  успешно  завершились.  6  ноября  1979
года на боевое дежурство заступил первый ракетный полк  с  модернизированным
БРК.
      На  новой  ракете  была  повышена   надежность   работы   двигательных
установок,  улучшились   характеристики   системы   управления   и   боевого
оснащения. Общая  дальность  полета  ракеты  немного  возросла.  Значительно
упростилась эксплуатация ракетных  комплексов  при  одновременном  повышении
стойкости  к  поражающим  факторам  ядерного   взрыва.   Ракета   отличается
простотой конструкции и высокой надежностью ряда систем.
      Модифицированный ракетный комплекс  с  МБР  УР-100НУ  получил  высокую
оценку в войсках. При модернизации  комплекса  широко  использовались  ранее
установленное оборудование и системы, а также сооружения и  коммуникационные
линии. Ракеты доводились до нового уровня посредством замены части блоков  и
узлов. Это  позволило  добиться  улучшения  характеристик  при  относительно
небольших финансовых затратах, что для экономики Советского Союза  в  начале
80-х годов имело огромное значение.
      Всего было развернуто 300 МБР этого типа. Часть из  них  (130  единиц)
после развала СССР оказалась на территории  Украины  и  была  ликвидирована.
Российские  БРК  с  ракетами  этого  типа  планируется  держать  на   боевом
дежурстве до конца 20 века.


               Межконтинентальная баллистическая ракета Р-36М.


      Создать тяжелую ракету третьего поколения  поручили  Днепропетровскому
КБ, которое после смерти М.К Янгеля возглавил академик  В.Ф.  Уткин.  Решено
было использовать все  лучшее,  что  накопил  коллектив  при  проектировании
предыдущей  ракеты.  21  февраля  1973  года  с  полигона  Байконур  впервые
стартовала  тяжелая  МБР,  получившая  обозначение  Р-36М.  Ввиду  сложности
решения  возникших  проблем  испытания  всего  ракетного  комплекса  удалось
завершить  только  1  октября  1975  года.  Так  как  ракета  прошла  летные
испытания несколько раньше, то было принято решение о постановке  МБР  Р-36М
на дежурство в старых шахтах ракет Р-36. Первый ракетный полк развернули  24
декабря 1974 года в  г.  Домбаровском.  Там  же  30  ноября  1975  года  был
поставлен на боевое дежурство первый новый БРК с этими ракетами.
      Двухступенчатая ракета  Р-36М  была  выполнена  по  схеме  <тандем>  с
последовательным  разделением  разгонных  ступеней.  Корпус  первой  ступени
состоит  из  переходного   отсека,   топливного   отсека,   боковой   защиты
двигательной установки  и  поддон.  Корпус  второй  ступени  имеет  в  своем
составе переходный  отсек,  топливный  отсек  и  теплозащитный  экран.  Баки
окислителя и горючего  разделены  промежуточным  совмещенным  днищем.  Вдоль
корпуса  ракеты  проходят  трубопроводы   пневмогидравлической   системы   и
бортовая кабельная сеть, закрытые кожухом.
      Двигательная установка первой ступени состоит  из  четырех  автономных
однокамерных ЖРД,  имеющих  турбонасосную  подачу  топлива,  выполненных  по
замкнутой схеме и шарнирно закрепленных на раме в хвостовой  части  ступени.
Отклонение  двигателей   по   командам   системы   управления   обеспечивает
управление полетом ракеты.
      Двигательная  установка  второй  ступени  состояла  из   однокамерного
маршевого  и  четырехкамерного  рулевого  жидкостных  ракетных   двигателей,
выполненных по закрытой и  открытой  конструктивных  схемах  соответственно.
Все жидкостные  ракетные  двигатели  работали  на  самовоспламеняющихся  при
взаимном контакте компонентах топлива.
      В ракете практически реализован  целый  ряд  оригинальных  технических
решений  и  идей,  например,  так  называемый  химический   (путем   впрыска
окислителя в бак горючего и горючего  -  в  бак  окислителя)  наддув  баков,
торможение отделяемой ступени за счет истечения газов наддува и др.
      На ракету была установлена  инерциальная  система  управления,  работу
которой  обеспечивал  бортовой   цифровой   вычислительный   комплекс.   Его
применение позволило добиться высокой  точности  стрельбы.  МБР  этого  типа
несли особенно мощное боевое оснащение. Существовало два  варианта  головных
частей: моноблочная термоядерная с мощностью  до  25  Мт  и  РГЧ  с  восемью
боевыми блоками индивидуального наведения мощностью по 500 кт каждый.  Кроме
того имелся комплекс преодоления систем ПРО.
      Ракета   Р-36М,   помещенная   в    транспортно-пусковой    контейнер,
устанавливалась в шахтную пусковую установку повышенной защищенности.  После
проведения  заправочных  операций  она  могла  находиться   в   заправленном
состоянии длительное  время.  Подготовка  к  старту  и  пуск  осуществлялись
автоматически  после  получения  системой   управления   пусковой   команды.
Наиболее важные параметры ракеты находились под  постоянным  контролем,  что
повышало надежность выполнения  боевой  задачи.  Ракета  имеет  <минометную>
схему старта.
      На вооружении эта ракета простояла до середины  80-х  годов,  пока  не
была  заменена  ракетой  Р-36МУ,  которая  была   ее   модификацией.   Своим
появлением она была обязана разработке американцами нейтронных  боеприпасов,
новым достижениям  в  области  электроники  и  машиностроения,  возрастанием
требований к боевым и эксплуатационным характеристикам  ракетных  комплексов
стратегического назначения.
      МБР Р-36МУ  отличалась  от  своей  предшественницы  более  совершенной
системой управления и доработанным агрегатно-приборным блоком. Число  боевых
блоков возросло до 10. При этом они размещались в два яруса  на  специальной
раме и прикрывались  обтекателем.  Значительно  улучшились  эксплуатационные
характеристики  всего  БРК.  Возросла  защищенность  пусковых  установок   и
пунктов управления.
      Летно-конструкторские испытания этой ракеты начались 31  октября  1977
года на полигоне Байконур, а 18 сентября 1979 года три ракетных полка  в  г.
Жангизтобе,  г.  Домбаровском  и  г.  Ужуре  приступили  к  несению  боевого
дежурства на новой ракетной технике.  Всего  было  развернуто  308  пусковых
установок с ракетами Р-36М и Р-36МУ.
      В 1983 году конструкторскому коллективу  КБ  <Южное>  было  поставлено
задание доработать  ракету  таким  образом,  чтобы  она  могла  преодолевать
перспективную американскую систему противоракетной обороны. Также  ставилась
задача повысить защищенность ракеты и всего комплекса к действию  поражающих
факторов ядерного взрыва.
      В период с марта 1986  года  по  июль  1988  года  проводились  летно-
конструкторские испытания модернизированной ракеты.  11  августа  1988  года
она была принята на вооружение  РВСН.  Конструкторам  удалось  внедрить  ряд
новых конструктивных решений, что повысило характеристики  МБР  и  упростило
эксплуатацию.
      Ракеты этого типа являются самыми мощными из  всех  межконтинентальных
ракет и способны нанести сокрушительный ответный ядерный удар по  агрессору.
На  Западе  им  даже  присвоили  название   <Сатана>.   Именно   по   этому,
американские  представители  на  переговорах  по  сокращению  стратегических
наступательных  вооружений  добивались  запрета  на  модернизацию  <тяжелых>
ракет и их полного сокращения. В ходе подготовки  Договора  СНВ-1  Советский
Союз согласился на 50 % сократить число своих развернутых  ракет  <тяжелого>
класса.
      Еще дальше пошло руководство России.  В  1992  году,  видимо  стремясь
сделать приятное американскому президенту Дж. Бушу, в  спешном  порядке  был
разработан и в начале января 1993 года подписан Договор СНВ-2  о  дальнейшем
сокращении стратегических наступательных вооружений. В  соответствии  с  его
положениями российские <тяжелые> ракеты должны быть полностью  ликвидированы
к 2001 году.


          Межконтинентальная баллистическая ракета РТ-2ПМ <Тополь>.


      Еще в конце 70-х годов конструкторскому бюро А.Д.  Надирадзе  поручили
разработать на базе твердотопливной  МБР  РТ-2П  межконтинентальную  ракету,
пригодную для размещения  на  самоходном  автомобильном  шасси.  Накопленный
коллективом богатый опыт по созданию мобильных ракетных комплексов  позволил
успешно решить эту  задачу.  Условия  модернизации  были  строго  ограничены
положениями Договора  ОСВ-2,  что  определило  скромное  улучшение  основных
боевых характеристик ракеты. К концу осени 1983 года опытная серия ракет РТ-
2ПМ была построена. 23 декабря 1983 года на полигоне Плесецк начались летно-
конструкторские испытания. За все время их проведения неудачным  был  только
один  пуск.  В  целом  же  ракета  показала  высокую  надежность.   Там   же
проводились испытания и боевых  агрегатов  всего  БРК.  С  целью  накопления
опыта эксплуатации нового комплекса в войсковых частях в  1985  году  решено
было развернуть первый ракетный полк в  г.  Йошкар-Оле,  не  ожидая  полного
завершения  программы  совместных  испытаний.  1  декабря  1988  году  новый
ракетный комплекс был официально принят на вооружение РВСН. В  том  же  году
началось  полномасштабное  развертывание  ракетных   полков   с   комплексом
<Тополь> и одновременное  снятие  с  боевого  дежурства  устаревших  МБР.  К
середине 1991 года было развернуто 288 ракет этого типа.
      Ракета  РТ-2ПМ  существенно   доработана   по   сравнению   со   своей
предшественницей. За счет применения более энергоемкого  топлива  повысилась
дальность  полета.  Первая  ступень  ракеты  состоит  из  маршевого  РДТТ  и
хвостового   отсека,   на   наружной    поверхности    которого    размещены
аэродинамические  рули  и  стабилизаторы.  Маршевый  двигатель  имеет   одно
неподвижное сопло.
      Вторая ступень  конструктивно  состоит  из  соединительного  отсека  и
маршевого РДТТ. Третья ступень имеет почти такую же  конструкцию,  но  в  ее
состав дополнительно входит переходной отсек, к которому  крепится  головная
часть.
      Инерциальная  система  управления  имеет  свою  БЦВМ,  что   позволило
добиться высокой точности  стрельбы.  Она  обеспечивает  управление  полетом
ракеты, проведение  регламентных  работ  на  ракете  и  пусковой  установке,
предстартовую подготовку и пуск ракеты. Так как  эта  МБР  предназначена,  в
основном, для нанесения ответного удара, то ставить  на  нее  РГЧ  сразу  же
сочли нецелесообразным.
      В  процессе  эксплуатации  ракета  находится  в   транспортно-пусковом
контейнере,   установленного   на   мобильной   пусковой   установке.    Она
смонтирована на базе семиосного шасси большегрузного  автомобиля  МАЗ.  Пуск
возможен как из укрытия гаражного типа в месте постоянной дислокации, так  и
с необорудованной позиции. Для  этого  пусковая  установка  вывешивается  на
домкратах. Старт ракеты производится из вертикального  положения  с  помощью
порохового  аккумулятора  давления,  размещенного   в   транспортно-пусковом
контейнере.
      После развала Советского Союза БРК <Тополь> оказался  единственным  из
всех ракетных комплексов, производство которого продолжилось в России,  хотя
и в медленном темпе. Кроме того, конструкторское бюро, которое после  смерти
А.Д. Надирадзе возглавил Б.Н. Лагутин, продолжило совершенствование  ракеты.
В 1994 году начались испытания модифицированной ракеты  <Тополь-М>,  которая
должна  будет  стать  основной  в  группировке  РВСН  в  начале   21   века.
Планируется, что  она  будет  пригодна  для  размещения  как  на  самоходных
пусковых установках, так и в ШПУ. Следует отметить, что ракетный комплекс  с
МБР РТ-2ПМ не имеет аналогов в мире.


              Межконтинентальная баллистическая ракета РТ-23У.


      В начале 80-х годов КБ <Южное> было поручено создать  новую  ракету  в
противовес  американской  <МХ>.  При  этом  ее   основные   массо-габаритные
характеристики  не  должны  были  выходить  за  ограничения,   накладываемые
советско-американским Договором ОСВ-2. После оценки задания стало ясно,  что
это должна была быть твердотопливная ракета, пригодная для размещения как  в
ШПУ, так и на самоходном  шасси.  При  этом,  подвижную  пусковую  установку
целесообразно  разместить  на  базе  железнодорожного  вагона.  Этот  способ
базирования,  несмотря  на  сложности  и  недостатки,  позволял   обеспечить
высокую мобильность ракетному комплексу, что было крайне  важно  для  оружия
ответного удара. Выследить боевой железнодорожный ракетный комплекс  (БЖРК),
непрерывно  курсирующий  на  маршрутах  по  разветвленным,   масштабным   по
размерам и забитым обычными составами  железнодорожным  магистралям  страны,
весьма непросто, даже для системы спутниковой разведки. Еще сложнее  нанести
по нему прицельный удар.
      27  февраля  1985   года   на   полигоне   Плесецк   начались   летно-
конструкторские испытания МБР  для  железнодорожного  комплекса,  получившей
обозначение  РС-22В.  Несмотря  на  некоторые  трудности  на  первом  этапе,
конструкторскому  коллективу  удалась  довести  свое  детище  до   требуемых
кондиций, что позволило завершить испытания 22  декабря  1987  года.  Осенью
этого же года на опытную эксплуатацию был поставлен первый ракетный  полк  в
г. Костроме. Позднее на трех ракетных  базах  было  развернуто  еще  30  МБР
этого типа.
      Твердотопливная  ракета  РС-22В  выполнена  трехступенчатой  по  схеме
<тандем> с учетом новейших технологий (коконная конструкция корпусов)  и  по
конструктивно-компоновочной схеме подобна американской <МХ>. Первая  ступень
включает хвостовой и соединительные отсеки цилиндрической формы  и  маршевый
РДТТ, снабженный одним неподвижным соплом.
      Вторая ступень состоит из маршевого  РДТТ  и  соединительного  отсека.
Сопло  двигателя  снабжено  выдвижным  насадком,  что  позволяет   увеличить
удельный импульс при работе двигателя  на  больших  высотах  при  сохранении
исходных габаритов ступени. Третья ступень включает в  себя  маршевый  РДТТ,
по своей конструкции аналогичному двигателю на второй ступени, и  переходной
отсек.
      Ракета  несет  разделяющуюся  головную  часть   типа      с   10
боеголовками  мощностью  по  500  кт.  Ступень   разведения   выполнена   по
стандартной схеме и включает двигательную установку  и  систему  управления.
Головная часть прикрывается обтекателям изменяемой геометрии.
      Инерциальная система управления  обеспечивает  проведение  проверок  и
непрерывный   контроль   технического   состояния   ракеты,    предстартовую
подготовку и старт ракеты, управление полетом и разведение боевых  блоков  с
высокой точностью. КВО точек падения составляет не более 200 м при  стрельбе
н дальность порядка 10000 км. Пуск можно проводить  с  любой  пригодной  для
этого точки маршрута боевого патрулирования.
      В состав железнодорожного комплекса входят три  пусковые  установки  с
ракетами, командный пункт  и  вагоны,  в  которых  размещены  технические  и
технологические системы, обеспечивающие функционирование комплекса  на  всех
этапах боевого дежурства, а также жизнедеятельность личного состава.  Вагон-
пусковая установка оборудован раздвижной крышей. Перед стартом  контейнер  с
ракетой переводится в вертикальное положение. Из  ТПК  ракета  выбрасывается
за счет давления, образующегося при срабатывании ПАД.
      До 1991 года БЖРК регулярно курсировали по железнодорожным магистралям
Советского  Союза,  пока  осенью  этого  года  Горбачев  и  Р.   Рейган   не
договорились поставить их на прикол в пунктах постоянной  дислокации.  Тогда
же  в  ответ  на   инициативу   США   (прекращение   разработки   МБР   <МХ>
железнодорожного базирования, проходившей в то время  полигонные  испытания)
Горбачев  поспешил  объявить  об  отказе  от  дальнейшего  развертывания   и
модернизации МБР РС-22В. Этим он ограничил  период  пребывания  ракет  этого
типа  на  боевом   дежурстве   гарантийным   сроком   эксплуатации.   Вскоре
предприятия производящие эту  ракету  оказались  за  пределами  России,  чем
окончательно подписали приговор РС-22 как железнодорожного, так  и  шахтного
базирования. Последняя имеет обозначение РС-22А.
      РС-22А создавалась для замены жидкостной УР-100НУ. Планировалось,  что
базироваться эта ракета  будет  в  тех  же  ШПУ.  От  ракеты  для  БЖРК  она
отличается  конструкцией  первой  ступени  и  головного  обтекателя.  Первая
ступень несколько короче и легче. Ее  РДТТ  снабжен  поворотным  управляющим
соплом. Головной обтекатель имеет постоянную геометрию.
      31 июля 1986 года на полигоне Плесецк начались  ее  летные  испытания,
продлившиеся до 23 сентября 1987 года. 19 августа 1988  года  был  развернут
первый ракетный полк с ракетами РС-22А в г. Первомайске. Всего до июля  1991
года было поставлено на боевое дежурство 56 единиц.  Причем,  только  10  из
них - на территории России. Как потом выяснилось, этот факт сыграл в  судьбе
этой ракеты печальную роль. После развала  СССР  правопреемницей  его  стала
Россия  и  все  СНВ  доставшиеся  бывшим  союзным  республикам,   а   теперь
независимым государствам, должны быть ликвидированы.
      Говоря  о  РС-22,  хотелось  бы  сказать,  что  эта  ракета   является
воплощением самых последних достижений науки и техники.  Она  отличается  от
всех  остальных  ракет   высокой   боевой   готовностью,   универсальностью,
мощностью,  надежностью  и  относительной  простотой  эксплуатации.   Потеря
основной  группировки  ракетных   комплексов   с   этой   ракетой,   оказала
существенный подрыв боевой готовности РВСН. И что самое  худшее,  привело  к
потере перспективного,  нового,  обеспечивавшего  боевую  устойчивость  всей
группировки межконтинентальных ракет  на  период  до  2005  года,  ракетного
комплекса.
-----------------------
[pic]

[pic]

–??/???????†?????????????????–??/???????†?????????????????–??/???????†??????
???????????–??/???????†?????????????????–??/???????†?????????????????–??/???
????†?????????????????–??/???????†????????????[pic]

[pic]

[pic]

[pic]

[pic]

[pic]

[pic]

[pic]

[pic]

[pic]

[pic]

[pic]

[pic]

[pic]

[pic]

[pic]

[pic]

[pic]

[pic]




смотреть на рефераты похожие на "Ядерные ракеты средней и межконтинентальной дальности"