Право

Процессуальный статус подозреваемого и обвиняемого


министерство просвещения республики Молдова
          Международный независимый университет Республики Молдова



                              Департамент права

           Кафедра уголовно-процессуального права и криминалистики



                              дипломная работа



             Процессуальный статус подозреваемого и обвиняемого



|Выполнила:           |студентка             |
|                     |Косицкая Ирина        |
|Научный руководитель:|доктор права          |
|                     |Осояну Тудор          |



                              Кишинэу, 2004 г.
                                    План:

|                                                                |стр.    |
|Введение                                                        |3       |
|Глава 1. Общие положения                                        |5       |
|§1. Понятие подозреваемого                                      |5       |
|§2. Понятие обвиняемого                                         |10      |
|Глава 2. Процессуальный статус подозреваемого                   |14      |
|§1. Признание лица в качестве подозреваемого                    |14      |
|§2. Задержание подозреваемого                                   |21      |
|§3. Права подозреваемого                                        |35      |
|§4. Обязанности подозреваемого                                  |40      |
|Глава 3. процессуальный статус обвиняемого                      |42      |
|§1. Признание лица в качестве обвиняемого                       |42      |
|§2. Права обвиняемого                                           |56      |
|§3. Обязанности обвиняемого                                     |69      |
|заключение                                                      |72      |
|библиография                                                    |76      |
|ПРИЛОЖЕНИЯ                                                      |        |

                                  Введение

      Неотъемлемым  содержанием  правового  государства  является  охрана  и
обеспечение  прав  и  законных  интересов  лиц,  участвующих   в   уголовном
процессе, и в частности, подозреваемых и обвиняемых.
      Проблемы  обеспечения  прав  и  законных  интересов  подозреваемого  и
обвиняемого,    совершенствование    деятельности     органов     уголовного
преследования, прокуратуры, суда и адвокатуры являются  актуальными.  Нельзя
бороться с преступностью, не уделяя должного внимания правам личности, и,  в
частности, правам подозреваемого и обвиняемого в  уголовном  процессе.  Лишь
при   этом   условии   открывается   возможность    подвергнуть    виновного
справедливому,  соответствующему  тяжести  преступления   и   его   личности
наказанию  и  оградить  невиновного  от   неосновательного   привлечения   к
уголовной ответственности и осуждения,  ибо  изобличить  и  наказать  только
виновного значит не допустить  привлечения  к  ответственности  и  осуждения
невиновного.  Реальное  обеспечение  прав   личности,   в   первую   очередь
подозреваемого  и  обвиняемого,  является  критерием  оценки   демократизма,
гуманизма уголовного процесса.
      Основу гарантий прав личности в сфере уголовного  процесса  составляют
закрепленные  и  обеспечиваемые  Конституцией  права  и  свободы  граждан  и
принципы правосудия.
      Эти основополагающие нормы,  устанавливающие  гарантии  прав  личности
конкретизируются в уголовно-процессуальном законе  применительно  к  стадиям
процесса и правам, предоставленным участникам уголовного процесса.
      В  современных  условиях  развития   и   совершенствования   правового
государства   свобода   личности,   ее   права   и   гарантии    возрастают,
следовательно, это свойственно и уголовному судопроизводству.
      Возрастание гарантий прав и  законных  интересов  лиц,  участвующих  в
уголовном процессе ссответствует как интересам  личности,  так  и  интересам
общества в целом. Только  при  условий  гарантированности  прав  и  законных
интересов  лиц,  участвующих   в   уголовном   процессе   и   прежде   всего
подозреваемого  и  обвиняемого,   возможно   выполнение   задач   уголовного
судопроизводства.
      Таким образом, вопрос о гарантиях прав  подозреваемого  и  обвиняемого
имеет большое практическое и  теоретическое  значение.  Этим  и  объясняется
выбор темы дипломной работы.
      В дипломной  работе  делается  попытка  рассмотреть  основные  вопросы
процессуальных  гарантий  прав  подозреваемого  и  обвиняемого  в   процессе
уголовного преследования.
      В дипломной работе не дается исчерпывающего  изложения  всех  вопросов
темы. Объем  настоящей  работы  позволил  остановиться  только  на  наиболее
важных и спорных вопросах темы, которые различно решаются в теории уголовно-
процессуального  права  Молдовы  и  практике  расследования  уголовных  дел.
Работа основана на анализе нового уголовно-процессуального закона,  практике
его  применения  и  специальной  литературе,   посвящённой   процессуальному
положению подозреваемого и обвиняемого.
      Мной  поставлена  цель  –  более  подробно,  со  всех  сторон  изучить
обвиняемого и  подозреваемого  –  как  лиц,  интересы  которых  более  всего
затрагиваются в ходе уголовного  судопроизводства  в  виду  реальной  угрозы
применения к ним мер уголовной ответственности.
      В данной  дипломной  работе  произошел  анализ  вопросов  раскрывающих
понятие  подозреваемого  и  обвиняемого  в  свете   нового   процессуального
законодательства, его процессуальное положение, основания  и  процессуальный
порядок привлечения в качестве подозреваемого и обвиняемого,  его  право  на
защиту и правовые последствия нарушения  данного  права.  Указанные  вопросы
проанализированы   на   основе   нового   уголовно-процессуального   кодекса
Республики  Молдова,   специальной   литературы   по   данной   проблеме   и
процессуальной практики.
                          Глава 1. Общие положения

      §1. Понятие подозреваемого

      Подозреваемый  –  физическое  лицо,  в  отношении   которого   имеются
доказательства   причастности   его   к   совершению    уголовно-наказуемого
преступления до предъявления ему обвинения (ст. 63 УПК РМ).
      Усиление  процессуальных  гарантий  неприкосновенности  личности   при
появлении в уголовном процессе  фигуры  подозреваемого  предполагает  четкую
нормативную   регламентацию   фактических   и   процессуальных    оснований,
порождающих такого участника процесса, его правового положения  в  уголовном
судопроизводстве, прав и  обязанностей  соответствующих  управомоченных  лиц
(органов), а также обеспечение реализации  этих  нормативных  предписаний  в
правоотношениях, возникающих между подозреваемым и названными  компетентными
лицами (органами).
      Вопрос  о  понятии   подозреваемого   является   одним   из   наиболее
дискуссионных как в теории, так и в практике уголовного процесса.
      Новый уголовно-процессуальный кодекс Республики Молдова  от  14  марта
2003 года установил, что подозреваемым считается лицо, в отношении  которого
есть доказательства о его причастности к совершению преступления.
      Ранее отсутствовала такая регламентация,  что  не  могло  не  породить
различных точек зрения  о  понятии  подозреваемого.  Расхождения  в  мнениях
научных  и  практических  работников  проявляются,  главным   образом,   при
определении  процессуальных  действий,  порождающих  фигуру  подозреваемого.
Особенно это касалось допроса лица, в отношении которого имеются сведения  о
совершении  преступления,  когда  ни  задержание,  ни  меры   пресечения   в
отношении него не применялись, поскольку для этого не было и нет  оснований,
либо  было  нецелесообразно  их   применять.   В   подобных   случаях   одни
процессуалисты  полагают,  что  лицо  должно  быть  допрошено   в   качестве
свидетеля, другие, напротив, считают, что  лиц,  в  совершении  преступления
которыми упоминается в  постановлении  о  начале  уголовного  преследования,
следует допрашивать по правилам допроса подозреваемого. По  мнению  третьих,
понятие подозреваемого подлежит более широкому толкованию, и  при  названных
выше  обстоятельствах  лицо  обязательно  должно  допрашиваться  в  качестве
подозреваемого. Четвертые категорически возражают против расширения  понятия
подозреваемого и отстаивают точку зрения, согласно которой лицо  может  быть
допрошено в качестве подозреваемого лишь при условии применения в  отношении
него   уголовно-процессуального   задержания   либо   мер   пресечения    до
предъявления обвинения.
      Нетрудно заметить, что сторонники последней точки зрения,  фактически,
поддерживают первую. Так,  если  лицо,  вероятно  совершившее  преступление,
нельзя  допросить  в  качестве  подозреваемого   без   применения   к   нему
задержания, меры пресечения  или  постановления  о  привлечении  в  качестве
подозреваемого,  то  значит,  его   либо   вовсе   нельзя   допрашивать   до
предъявления обвинения, либо его нужно  допрашивать  в  качестве  свидетеля.
Однако допрос в качестве свидетелей лиц, подлежащих привлечению к  уголовной
ответственности, вызывает серьезные возражения.
      В  уголовном  процессе  свидетелем  можно  быть  только  по   делу   о
преступлении,  совершенном  другим  лицом.  Отсюда   вполне   понятно,   что
свидетелю  нельзя  задавать  вопросы,  касающиеся  его  личного  участия   в
совершении расследуемого преступления. Допрос,  имеющий  целью  установление
виновности свидетеля в совершении  преступления,  недопустим,  поскольку  он
порождает чуждую уголовному процессу фигуру  так  называемого  изобличаемого
свидетеля , право на защиту которому не может быть обеспечено.
      Ошибочность второй точки зрения также очевидна, поскольку в  уголовном
судопроизводстве лицо, вовлеченное в процесс  в  одном  качестве,  никак  не
может допрашиваться по правилам, установленным для лиц, выступающих  в  ином
качестве.
      Разумеется,  авторы,  говоря  о   допросе   свидетеля   по   правилам,
установленным для подозреваемого, имеют в виду,  что  такие  лица  не  будут
предупреждаться об уголовной ответственности за отказ от  дачи  показаний  и
лжесвидетельство.  Однако,   несмотря   и   на   указанное   обстоятельство,
осуществить такой допрос на практике весьма затруднительно.
      Многие процессуалисты, как уже отмечалось,  предлагают  расширительное
толкование понятия подозреваемого. Однако их предложения весьма различны.
      Так,  В.   Я.   Дорохов   считает,   что   в   уголовно-процессуальном
законодательстве   необходимо   предусмотреть   третий   случай    появления
подозреваемого в процессе, а именно: случай начала уголовного  преследования
против  конкретного  лица.  При  этом  автор  предлагает  ввести   некоторые
ограничения  в  практике  начала  уголовного   преследования   в   отношении
конкретных лиц с тем, чтобы такие решения не утратили характера  исключения.
М.П.  Шешуков  также  предлагает  законодательно  закрепить  третий   случай
вовлечения подозреваемого в процесс: допрос заподозренного  лица  по  поводу
его личного участия в совершении преступления [17, стр. 75].
      По мнению И.Л. Лисагора,  подозреваемым  следует  признавать  лицо,  в
отношении  которого   имеются   данные   о   совершении   им   преступления,
недостаточные для привлечения его  в  качестве  обвиняемого,  но  вызывающие
необходимость  применения  к  нему  меры  процессуального  принуждения   или
допроса [24, стр. 121].
      С точки зрения Л. М. Карнеевой, подозреваем является лицо, в отношении
которого собраны данные, дающие основание  к  подозрению  его  в  совершении
преступления, но недостаточные для предъявления обвинения  [20,  стр.  116].
Появление такой процессуальной фигуры находит  свое  выражение  в  следующих
процессуальных документах: постановлении о начале  уголовного  преследования
против конкретного лица; протоколе задержания подозреваемого;  постановление
о  привлечении  в  качестве  подозреваемого;   постановление   об   избрании
подозреваемому  меры  пресечения  до   предъявления   обвинения;   протоколе
допроса,  из  содержания  которого  видно,  что.  опрашиваемому   задавались
вопросы для получения от него объяснений по поводу его  личной  деятельности
в связи с расследуемым преступлением [20. стр. 11].
      Для признания лица подозреваемым, считает А.А. Чувилев, необходимы, во-
первых, данные, позволяющие предполагать,  что  именно  это  лицо  совершило
преступление;  во-вторых,  процессуальный  акт,  ставящий   такое   лицо   в
положение подозреваемого. К числу упомянутых актов автор  относит:  протокол
задержания, постановление  о  применении  меры  пресечения  до  предъявления
обвинения,  протокол  допроса  в  качестве   подозреваемого,   протокол   об
ознакомлении  с   постановлением   о   назначении   экспертизы,   касающейся
деятельности   подозреваемого,   постановление   о   производстве    обыска;
постановление о производстве освидетельствования; протокол предъявления  для
опознания; постановление наложении ареста на имущество [34. стр. 9].
      По мнению С. П. Бекешко и Е. А. Матвиенко, «подозреваемыми в уголовном
процессе являются не только лица, к которым применено  задержание  или  мера
пресечения, но также и те, в отношении  которых  на  основании  имеющихся  в
деле улик орган уголовного преследования сделал  предположительный  вывод  о
их виновности в совершении преступления и которых он для  обеспечения  задач
расследования вовлек в процесс  путем  наложения  ареста  на  их  имущество,
отобрания    у    них    образцов    для    сравнительного     исследования,
освидетельствования,   направления   на   судебно-медицинскую   и   судебно-
психиатрическую экспертизы, предъявления  для  опознания,  обыска,  а  равно
вызова и допроса в качестве подозреваемого [11, стр. 119].
      Э. Боровский полагает, что лицо может быть признано  подозреваемым  не
только  в  результате  задержания  или  избрания  в  отношении   него   меры
пресечения до предъявления обвинения. Подозреваемым лицо  может  стать  и  в
силу применения к нему таких мер  процессуального  принуждения,  как  обыск,
личный обыск, наложение ареста на корреспонденцию и др. [13, стр. 33-34].
      Учитывая изложенное, можно сформулировать вывод: появление в  процессе
фигуры  подозреваемого  связано,  во-первых,   с   наличием   доказательств,
свидетельствующих о виновности конкретного лица  в  совершении  преступления
(разумеется, доказательств, еще недостаточных для  предъявления  обвинения);
во-вторых, с принятием процессуальных мер, предусмотренных законом.
      Иными  словами,  в  данном  случае  необходимо   наличие   подозрения,
основанного на доказательствах, фактических данных, а также  процессуального
акта, каковым в  настоящее  время,  согласно  ст.  63  УПК  РМ,  может  быть
постановление о  привлечении  в  качестве  подозреваемого,  постановление  о
задержании, либо постановление об избрании меры пресечения, не  связанной  с
лишением свободы. Отсутствие какого-либо из названных моментов  препятствует
возникновению в процессе фигуры подозреваемого.
      Так, если процессуальный акт, порождающий  подозреваемого,  составлен,
несмотря  на  отсутствие  фактических  данных,   являющихся   основанием   к
подозрению,   значит,    мера    процессуального    принуждения    применена
необоснованно,  и  лицо  вовлечено  в  процесс  в  качестве   подозреваемого
незаконно. Если же доказательства, основывающие подозрение, имелись,  но  не
были применены соответствующие процессуальные  меры,  включающие  в  процесс
подозреваемого,    появление    такой    фигуры    согласно     действующему
законодательству, осуществиться не может. И  эта  позиция,  на  мой  взгляд,
вполне  оправдана,  поскольку  доказательства   –   основа   подозрения,   а
процессуальный акт  –  форма  его  закрепления,  влекущая  появление  фигуры
подозреваемого.
      Мотивированное постановление о привлечении в  качестве  подозреваемого
должно  быть  вынесено  во  всех  случаях,  если  собранные   доказательства
указывают на конкретного совершителя преступления, но  их  еще  недостаточно
для предъявления обвинения и нет  оснований  к  применению  задержания  либо
меры пресечения или же их применение нецелесообразно.
      Однако многие годы учеными и  практиками  ставится  вопрос  о  том,  в
качестве кого должно  быть  допрошено  лицо,  в  отношении  которого  начато
уголовное  преследование,  но  которое  не  арестовано,  не  задержано,   не
признано обвиняемым.
      Если оно допрашивается в качестве свидетеля, то оно предупреждается об
уголовной ответственности за отказ от дачи  показаний  и  за  дачу  заведомо
ложных показаний. В  такой  ситуации  сказать  правду,  отказаться  от  дачи
показаний или дать ложные сведения – все равно быть наказанным. По  существу
гражданин принуждается угрозой уголовной ответственности за  отказ  от  дачи
показаний свидетельствовать против  самого  себя.  Хотя  сам  процессуальный
закон утверждает, что запрещается домогаться показаний обвиняемого и  других
участвующих в деле лиц путём насилия, угроз и иных незаконных мер.
      Соответственно в процессуальном законе должно  быть  учтено  положение
п.Ж §3 ст.14 Международного  пакта  о  гражданских  и  политических  правах,
которое гласит: «Каждый имеет право при рассмотрении  любого  предъявленного
ему обвинения как минимум на следующие гарантии  на  основе  равенства:  …не
быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к  признанию  себя
виновным».
      Наряду  с  этим  для  выхода  из  указанного  тупика,  В.М.  Тертышник
предлагает заменить понятия «подозреваемый»  и  «обвиняемый»  единым,  более
широким понятием  «подследственный»,  которое  в  большей  степени  отражает
объективное  положение  лица,  а  не   субъективное   представление   органа
уголовного преследования о  его  отношении  к  преступлению  (подозревать  –
значит  догадываться,  предполагать).  Тертышник  В.М.   предлагает   внести
следующую трактовку в уголовно-процессуальный закон:
      Подследственным  является  лицо,  в  отношении  которого  возбуждается
уголовное  дело,  вынесено  постановление  о  привлечении  его  в   качестве
обвиняемого или подследственного, а также лица, задержанного  по  подозрению
в совершении преступления, или лицо, к которому применена  мера  пресечения.
Подследственный должен наделяться всеми действующими правами  обвиняемого  в
полном объёме [30, стр. 134].
      Несовершенство  самого  понятия  подозреваемого  как   самостоятельной
процессуальной фигуры, отмечают другие авторы.  Они  справедливо  указывают,
что понятие  подозреваемого  должно  быть  раскрыто  с  тем,  чтобы  придать
процессуальный статус подозреваемого всем лицам, в отношении которых  начато
уголовное преследование.
      В случаях, когда подозрение отпадает и устанавливается  непричастность
лица к расследуемому преступлению, выносится постановление  об  отмене  меры
пресечения. Когда же  будет  установлено,  что  действия  подозреваемого  не
содержат состава преступления, и он подлежит привлечению к  административной
ответственности, выносится постановление об этом, а лицо  при  необходимости
может быть допрошено в качестве свидетеля.
      Подозреваемого  следует  отличать  от  других  участников   уголовного
процесса, в частности обвиняемого и подсудимого. Основное отличие состоит  в
том,  что  подозреваемым  признается  лицо,  задержанное  по  подозрению   в
совершении преступления или  вынесено  постановление  о  привлечении  его  в
качестве подозреваемого,  а  обвиняемый  –  лицо,  в  отношении  которого  в
установленном  порядке  вынесено  постановление  о  привлечении  в  качестве
обвиняемого.  То,  есть  обвиняемый  –  это  следующая  стадия,  на  которую
переходит лицо, бывшее в качестве подозреваемого,  в  случае  если  органами
уголовного преследования будет установлена  причастность  его  к  совершению
преступления. А подсудимым в свою очередь именуется обвиняемый в  отношении,
которого дело принято к производству судом.
      §2. Понятие обвиняемого.

      Одним   из   активных   участников    уголовного    процесса,    лично
заинтересованного в исходе дела, является обвиняемый –  как  лицо,  интересы
которого  более  всего  затрагиваются  в  ходе  уголовного  преследования  и
судопроизводства ввиду реальной  угрозы  применения  к  нему  мер  уголовной
ответственности.
      Понятие   обвиняемого   четко   и   ясно   определяется   уголовно   –
процессуальным  законом.  В  уголовном  процессе  ни  фактические  данные  о
совершении  лицом   преступления   сами   по   себе,   ни   применение   мер
процессуального  предупреждения  в  отношении   данного   лица   не   служат
достаточным основанием для признания  его  обвиняемым.  По  всем  делам  для
этого необходимо, чтобы  в  установленном  законом  порядке  формулировалось
обвинение  и  началось  изобличение  соответствующего  лица   в   официально
инкриминируемом ему преступлении [18, стр. 215].
      Момент признания лица в качестве обвиняемого связан  с  наличием  двух
процессуальных   действий,   а   именно:   вынесение   органом    уголовного
преследования постановления о привлечении  лица  в  качестве  обвиняемого  и
предъявление обвинения.
      Поэтому необходимо определить, с какого момента нужно признавать  лицо
в качестве обвиняемого.
      По этому вопросу в юридической литературе  нет  единой  точки  зрения.
Многие авторы, например, М.С.  Строгович,  М.А.  Цельцов,  В.А.  Стремовский
связывают появление обвиняемого с вынесением постановления о  привлечении  к
уголовной ответственности в качестве обвиняемого. Некоторые криминалисты,  в
том числе Рахунов Р.Д., связывают со вторым  процессуальным  действием  –  с
предъявлением обвинения.
      В  соответствии  со  ст.  65   Уголовно-процессуального   кодекса   РМ
обвиняемым признается лицо, в отношении  которого  в  установленном  законом
порядке вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого.
      Уголовно – процессуальный закон предписывает считать обвиняемым лицо с
момента вынесения постановления о привлечении его  в  качестве  обвиняемого.
Так согласно ст. 288 УПК при неизвестности места  нахождения  обвиняемого  в
отношении него  может  быть  объявлен  розыск,  применены  меры  уголовно  –
процессуального принуждения, в том числе и меры пресечения.
      В определении понятия обвиняемого в законе подчеркивается такой важный
момент как вынесение  прокурором  постановления  о  привлечении  в  качестве
обвиняемого, ведь именно с этого момента  в  уголовном  процессе  появляется
обвиняемый.  В  качестве  оснований  для   привлечения   лица   в   качестве
обвиняемого уголовно – процессуальный закон определяет  наличие  достаточных
доказательств, дающих основание  для  предъявления  обвинения  в  совершении
преступления (ст. 281 УПК  РМ).  Данные  основания  должны  быть  указаны  в
заключении органа уголовного преследования (ст. 280 УПК РМ).
      Привлечение  лица   в   качестве   обвиняемого   –   это   чрезвычайно
ответственный  акт,  поэтому   закон   требует,   чтобы   орган   уголовного
преследования  располагал  к  моменту  вынесения  постановления  в  качестве
обвиняемого достаточными доказательствами. Строгович М.С.  по  этому  поводу
писал, что «скороспелое привлечение в качестве  обвиняемого,  без  получения
серьезных  доказательств  виновности  данного  лица,  так  и   искусственная
задержка привлечения, оттягивание его к концу следствия – недопустима».
      В зависимости от стадии уголовного преследования, лицо,  обвиняемое  в
преступлении именуется по-разному:
   1. В стадии уголовного преследования – обвиняемый.
   2. В стадии судебного производства – подсудимый.
      Понятие «обвиняемый» более широкое, чем понятие «подсудимый», так  как
всякий  подсудимый  является  обвиняемым,  но  не  всякий  обвиняемый  будет
подсудимым.
      Уголовно – процессуальный  закон  связывает  появление  подсудимого  в
процессе со  стадии  подготовки  дела  к  судебному  разбирательству.  Суть,
которой  состоит  в  том,  что  здесь  не  решается  вопрос   о   виновности
обвиняемого, а лишь осуществляется проверка о том,  имеются  ли  достаточные
основания и доказательства для рассмотрения дела в  судебном  заседании,  не
ущемлены ли права участников процесса, главным образом обвиняемого.
      В стадии подготовки дела к  судебному  заседанию,  судья  при  наличии
основания для рассмотрения дела в судебном заседании  выносит  постановление
о назначении судебного заседания.
      Именно с этого момента обвиняемый становится подсудимым (ч. 2  ст.  65
УПК РМ). Кроме  того,  на  подсудимого  распространяются  те  процессуальные
права обвиняемого, которыми он наделен в стадии уголовного преследования.
      Обвиняемый,  в  отношении  которого  вынесен  обвинительный  приговор,
именуется осужденным (ч. 3 ст. 65 УПК РМ). В уголовно  процессуальном  праве
осужденным признается  лицо,  в  отношении  которого  вынесен  обвинительный
приговор, хотя он еще  и  не  вступил  в  законную  силу.  Вынесенный  судом
обвинительный приговор является  результатом  судебного  разбирательства  по
уголовному  делу,  и  подтверждающий  виновность  подсудимого,  а  значит  и
обвиняемого. Приговором завершается судебное разбирательство  по  уголовному
делу, им обвиняемый (подсудимый) признан виновным в совершении  преступления
и за которое он должен быть осужден, то есть нести меру наказания,  а  также
другие правовые последствия признания виновности подсудимого.
      Обвиняемый,  в  отношении  которого  вынесен  оправдательный  приговор
именуется оправданным.
      Осужденный  несет  обязанности  и  пользуется  правами  с   некоторыми
ограничениями, предусмотренные законодательством,  а  также  вытекающими  из
приговора суда, режима отбывания конкретного вида наказания.  Это  положение
означает, что какого-либо особого правового статуса у осужденного нет.
      Приговор суда определяет  степень  ограничения  прав  и  обязанностей,
которая  связана  с  содержанием  назначенного  наказания,   предусмотренное
уголовным законом.
      Процессуальное положение обвиняемого в стадии уголовного преследования
и   подсудимого   в   судебном   разбирательстве   неодинаково.    Уголовное
преследование не  является  состязательным.  Обвиняемый  в  этой  стадии  не
занимает положения стороны, и он защищается от предъявленного ему  обвинения
лишь перед органом, ведущим уголовное преследование, то есть  перед  органом
уголовного  преследования,  который  выполняет  в   этой   стадии   процесса
несколько функций, в частности, функцию обвинения, функцию защиты и  функцию
разрешения дела в пределах своих полномочий.
      Обвиняемый  появляется  в  уголовном  процессе  в  стадии   уголовного
преследования, в соответствии, с чем возникает вопрос  –  признается  ли  он
виновным в совершении преступления с  момента  привлечения  его  в  качестве
обвиняемого?
      В решении этого вопроса наиболее приемлемой  следует  считать  позицию
М.С. Строговича, согласно которой «совершенно недопустимо и ошибочно  как  в
теоретическом, так и в практическом отношении отождествление  обвиняемого  с
виновным, обращение с обвиняемым как уже с изобличенным преступником.
      Обвиняемый – это лицо, которое обвиняется в  совершении  преступления,
но вопрос о его виновности еще не решен, этот  вопрос  предстоит  решить,  а
для этого надо прежде всего исследовать  всесторонне,  полно  и  непредвзято
все обстоятельства дела, как  уличающие  обвиняемого,  так  и  оправдывающие
его.

                Глава 2. Процессуальный статус подозреваемого

      §1. Признание лица в качестве подозреваемого

      Подозреваемый  как   участник   уголовно-процессуальной   деятельности
приобретает права и несет обязанности, в силу определенного  процессуального
акта: постановления о привлечении в  качестве  подозреваемого,  протокола  о
задержании или постановления об избрании меры  пресечения,  не  связанной  с
лишением свободы. Именно  так  решает  этот  вопрос  уголовно-процессуальный
кодекс.
      Задержанное  по  подозрению  в  совершении  преступления  лицо   может
находиться в положении подозреваемого не более 72 часов (п.1  ч.  2  ст.  63
УПК РМ), в  случае,  если  органом  уголовного  преследования  избрана  мера
пресечения не  связанная  с  лишением  своды,  то  срок  нахождения  лица  в
качестве подозреваемого не должен превышать 10 суток. При вынесении  органом
уголовного   преследования   постановления   о   привлечении   в    качестве
подозреваемого,  срок  нахождения  лица  в  качестве  подозреваемого   может
составлять 3 месяца. По истечении этого срока,  если  ему  не  предъявляется
обвинение, задержанный освобождается  из-под  стражи,  либо  снимаются  иные
меры пресечения.
      О задержании, как и о применении меры  пресечения  в  отношении  лица,
подозреваемого в совершении  преступления,  орган  уголовного  преследования
выносит мотивированное постановление, а суд — мотивированное решение.
      Как  было  сказано  ранее,  в  положении  подозреваемого  лицо   может
находиться не более трех месяцев. Если собрано  достаточно  доказательств  и
лицу предъявлено обвинение, то оно становится обвиняемым.
      В случаях, когда подозрение отпадает и устанавливается  непричастность
лица к расследуемому преступлению, выносится постановление  об  отмене  меры
пресечения и лицо выводится из под уголовного преследования. Когда же  будет
установлено, что действия подозреваемого не содержат  состава  преступления,
и он подлежит  привлечению  к  административной  ответственности,  выносится
постановление об этом, а лицо  при  необходимости  может  быть  допрошено  в
качестве свидетеля.
      Необходимо отметить, что привлечение лица в качестве подозреваемого  и
применение к нему мер процессуального принуждения имеют  различные  правовую
природу, цели и основания,  причем  лицо  задерживается  или  арестовывается
потому, что оно подозревается, а не наоборот, как  это  вытекает  из  логики
действующего УПК.
      По своей правовой природе привлечение в качестве подозреваемого -  это
действие, направленное на появление нового  участника  уголовного  процесса,
формирование  у  лица  соответствующего  правового  статуса,  первый  шаг  в
направлении возложения уголовной ответственности. Лицу объявляется  сущность
подозрения, предоставляется возможность  выразить  свое  отношение  к  нему,
реализовать свои права, прежде всего, право на защиту.
      В свою очередь,  задержание  и  применение  меры  пресечения  являются
мерами процессуального принуждения,  которые,  хотя  и  вносят  изменения  в
правовой статус подозреваемого, но не порождают его. Их  цели  и  назначение
имеют  превентивный  характер,  направленный   на   создание   условий   для
нормального, безопасного и объективного ведения расследования.
      Представляется логичным выделить две группы оснований  признания  лица
подозреваемым: материальные, то есть те фактические  данные  о  причастности
лица  к   преступлению,   которые   обусловили   возникновение   подозрения;
процессуальные,  то  есть  действия  или  решения   органов   расследования,
ставящие лицо в положение подозреваемого.
      Взаимосвязь   между   этими   двумя   группами    оснований    следует
охарактеризовать как «причина и следствие»: только при наличии первых  могут
возникнуть вторые, при отсутствии первых  появление  вторых  незаконно.  Для
вовлечения лица в  процесс  в  качестве  подозреваемого  необходимо  наличие
обеих групп оснований.
      Проблемными вопросами материальных оснований являются,  прежде  всего,
следующие:
      1) о  процессуальном  качестве  фактических  данных,  составляющих  их
содержание;
      2) об объеме этих  данных,  необходимых  для  выполнения  действий  по
признанию лица подозреваемым.
      Представляется, что решение об объявлении  лицу  о  подозрении  его  в
совершении   преступления   может   быть   принято   только   на   основании
доказательств,  а  не   данных   допроцессуального   характера   (заявления,
объяснения, оперативная информация).  Фактически  именно  с  признания  лица
подозреваемым  начинается  уголовное  преследование,  это  решение,  имеющее
большое юридическое значение и далеко идущие последствия, в связи с чем  оно
не может быть  принято  на  основании  непроверенных  и  не  закрепленных  в
уголовно-процессуальном порядке сведений.
      Соблюдение этого требования явилось бы одной из гарантий от произвола,
препятствием незаконным и необоснованным фактам постановки лица в  положение
подозреваемого, особенно с последующим применением принудительных мер.
      Вопрос об объеме, количестве доказательств, необходимых для вовлечения
лица  в  процесс  в  качестве  подозреваемого,  является   весьма   сложным,
разрешение его происходит в каждом случае  исключительно  индивидуально,  на
основании проверки и оценки полученных данных.
      Единства мнений по этому поводу нет.
      Распространена  точка  зрения  о  том,  что  это  доказательства,  еще
недостаточные для предъявления обвинения, но по которым возможно  применение
к подозреваемому задержания, либо ареста, либо совершения  других  действий,
направленных на уличение этого лица в совершении преступления.
      Отдавая должное практической основе такого подхода,  следует,  тем  не
менее, отметить, что никто из авторов не указывает  более-менее  определенно
"нижней границы" совокупности доказательств, дающей право на такое  решение.

      Полагаем,  что  такая  совокупность  не   может   быть   меньше,   чем
доказательства, дающие материальные основания для применения  того  элемента
принуждения,  который  заложен  в  действиях   и   решениях,   необходимость
производства которых вызывает к жизни фигуру подозреваемого.
      Чем  более  весомы  собранные  доказательства  причастности   лица   к
преступлению, тем больший элемент уголовно-процессуального принуждения  (при
наличии,   конечно,   собственных   оснований   и   мотивов,   индивидуально
определяемых в каждом деле) может присутствовать  в  действиях  и  решениях,
адресованных подозреваемому.
      Соблюдение такой соразмерности  поставило  бы  барьер  необоснованному
применению жестких принудительных мер.
      Что касается "верхней границы" данной  совокупности,  то  положение  о
том, что она обязательно  проходит  "ниже"  достаточности  для  предъявления
обвинения, не должно  быть  столь  категоричным:  в  уголовно-процессуальной
практике нередки случаи,  когда  совокупность  доказательств  может  быть  и
достаточной для предъявления обвинения, но конкретная следственная  ситуация
делает невозможным в данный момент привлечение лица в качестве  обвиняемого.
Придание ему статуса подозреваемого  в  такой  обстановке  предоставит  лицу
дополнительные гарантии реализации его прав.
      Само же подозрение можно  определить  как  основанное  на  достаточных
доказательствах предположение органа расследования  о  причастности  лица  к
преступлению, официально объявленное  лицу  и  образующее  у  него  правовой
статус подозреваемого.
      Именно  на  защиту  от  подозрения  и   ориентирован   комплекс   прав
подозреваемого.
      Вопрос  о  процессуальных  основаниях  признания  лица   подозреваемым
является  исключительно  полемичным.  Связано  это   с   тем,   что   именно
определенное  толкование   процессуальных   оснований   является   отправным
моментом для подхода к понятию  подозреваемого,  которое,  в  свою  очередь,
должно быть сформулировано в законе  таким  образом,  чтобы  в  максимальной
степени были гарантирована реализация прав и свобод  лица,  привлекаемого  к
уголовной ответственности - с одной стороны,  и  обеспечивалась  возможность
быстрых и эффективных действий по пресечению и раскрытию  преступления  -  с
другой.
      Изучение и анализ существующей отечественной специальной литературы по
теме исследования позволяет выявить две основные позиции в этой полемике:
      1) ряд авторов считает, что в УПК дан исчерпывающий  перечень  случаев
появления  в   процессе   подозреваемого;   он   удовлетворяет   требованиям
законности и в расширении не нуждается;
      2) другие полагают,  что  подобное  понимание  сущности  и  назначения
процессуальной  фигуры  подозреваемого  устарело,  не  отвечает  современным
стандартам соблюдения прав и  свобод  человека  и  гражданина  и  предлагают
расширить перечень процессуальных оснований признания лица подозреваемым.
      К числу таких оснований  в  разных  вариантах  предлагается  относить:
вынесение  постановления  о  начале  уголовного  преследования  в  отношении
конкретного  лица;  допрос  лица  по  поводу  его   участия   в   совершении
преступлений;  наложение  ареста  на  имущество,  отобрание   образцов   для
сравнительного   исследования,   освидетельствование,    предъявление    для
опознания, обыск и производство иных действий принудительного  и  уличающего
характера; вынесение постановления о привлечении в качестве  подозреваемого.

      Обе позиции содержат основания для критики.
      Рассмотрим  первую.  Практическая  реализация  действующих   положений
закона о том, что подозреваемым является лицо, задержанное по  подозрению  в
совершении преступления, или лицо, к которому применена мера  пресечения  до
предъявления обвинения, влечет ряд негативных последствий.
      1.  Лица,  в  отношении  которых  имеются  фактические  данные  об  их
причастности к преступлению, при  отсутствии  необходимости  задержания  или
применения меры пресечения допрашиваются в качестве свидетелей.
      «Уличаемый свидетель» не имеет возможности реализовать в  полной  мере
свои  права,  особенно  право  на   защиту.   Предоставленные   Конституцией
возможность не свидетельствовать  против  себя  и  пользоваться  юридической
помощью явно не могут заменить весь комплекс прав подозреваемого.
      2.  При  необходимости  вовлечения   лица   в   процесс   в   качестве
подозреваемого допускаются случаи «вынужденного» (то есть,  необоснованного)
задержания лица или  применения  меры  пресечения  только  для  того,  чтобы
фактически заподозренное лицо могло реализовать свои права,  высказать  свое
отношение к подозрению.
      3. По истечении срока задержания или примененной в порядке статьи  175
УПК  меры  пресечения  подозреваемый  оказывается  в  положении  «лица   без
определенного процессуального статуса». Правовое положение подозреваемого  у
него уже отсутствует, обвинение еще не предъявлено,  статус  свидетеля  факт
отмены  меры  процессуального  принуждения  не  образует.   При   дальнейшем
расследовании дела лицо, не имея никаких процессуальных прав, оказывается  в
худшем положении, чем любой участник процесса.
      4.  Без  облечения  фактически   заподозренного   лица   в   положение
подозреваемого или обвиняемого на его имущество  нельзя  наложить  арест,  у
него нельзя получить образцы для  сравнительного  исследования,  его  нельзя
поместить  в  медицинское  учреждение  для  производства   экспертизы.   Эта
ситуация опять провоцирует либо «вынужденное»  задержание,  либо  незаконные
действия с «уличаемым свидетелем».
      5. Возникает вопрос о возмещении такому «свидетелю» расходов по явке к
органу уголовного преследования, среднего  заработка  и  т.д.  В  законе  не
указывается обычный ли это свидетель, или «уличаемый».
      Этот список мог бы быть продолжен. Перечисленные  аргументы  позволяют
констатировать, что вторая позиция - об изменении  процессуальных  оснований
признания лица подозреваемым - более обоснованна.
      Тем  не  менее,  предложения  ее  сторонников  отличаются   следующими
недостатками:
      1. Все они предоставляют лицу статус подозреваемого после выполнения с
ним действий  уличающего  или  принудительного  характера,  тогда  как  лицо
должно стать  соответствующим  участником  процесса  -  подозреваемым  -  до
начала  выполнения  с  ним  этих  процессуальных  действий.  Его  права  ему
понадобятся и могут быть реализованы именно при их производстве.
      2. Представляется, что одного лишь факта совершения в  отношении  лица
определенного      следственного      действия      (обыск,       опознание,
освидетельствование)  явно  недостаточно  для  того,  чтобы   признать   его
подозреваемым в совершении преступления. Для этого нужна еще и  совокупность
доказательств  его  причастности  к  преступлению,  а  не  только  возможное
хранение похищенного или черты внешности,  сходные  со  словесным  портретом
разыскиваемого.
      3.  Невозможно  привести   весь   перечень   действий   уличающего   и
принудительного характера. Он может измениться с течением  времени  за  счет
введения в закон новых процессуальных действий, что повлечет новые  проблемы
с определением понятия подозреваемого.
      4. Предложения о вынесении специального постановления о признании лица
подозреваемым  «стирает  грани»  между  ним  и  обвиняемым,   не   учитывает
имеющейся  разницы  между  двумя  этими  участниками  уголовного   процесса,
выхолащивает весь смысл и назначение  процессуальной  фигуры  подозреваемого
как неотложной и чрезвычайной.
      Автором предложено новое понимание процессуальных оснований вовлечения
лица в процесс в  качестве  подозреваемого,  наиболее  отвечающее  указанным
выше требованиям.
      В   качестве   единого,   универсального   процессуального   основания
предлагается считать официальное объявление  гражданину  органом  уголовного
преследования о наличии подозрения в причастности к преступлению.
      Орган  уголовного  преследования  объявляет  лицу  о   признании   его
подозреваемым  по  мере  формирования  подозрения,  но  не  позднее   начала
выполнения  с  его  участием  действий,  направленных  на  уличение  его   в
совершении преступления, либо применения мер процессуального принуждения.
      В  каждом  случае  неподтверждения   подозрения   лицо   должно   быть
реабилитировано.
      Разумеется, объявление лицу о подозрении  налагает  на  него  также  и
обязанности  подозреваемого,  однако  они,  за   исключением   связанных   с
условиями задержания или меры пресечения,  применяемых  только  при  наличии
собственных оснований и мотивов,  носят  общепроцессуальный  характер  и  не
влекут существенного ограничения его прав.
      Следует, конечно, отметить, что признание лица подозреваемым, в  какой
бы  форме  оно  ни  производилось,  причиняет  ему  определенные   моральные
страдания, связанные с его отрицательной оценкой государством.
      Представляется, что в предлагаемом порядке привлечения лица в качестве
подозреваемого, есть моменты, в определенной мере смягчающие эту  негативную
сторону уголовно-процессуальной деятельности,  которые,  по  нашему  мнению,
состоят в следующем:
      1. Состояние неопределенности, тревожного ожидания  при  выполнении  с
"уличаемым  свидетелем"  следственных  действий  явно  уличающего  характера
наносит лицу не меньшие моральные страдания, чем объявление о подозрении.
      2. Выполнение действий  такого  характера  без  объявления  подозрения
неэтично.
      3. Факт вовлечения лица в уголовный процесс в предлагаемом порядке  не
предполагает  с  неизбежностью  применение  к  нему  задержания   или   меры
пресечения,  как  это  предусматривает  действующее  законодательство,   что
позволяет избежать излишнего применения принуждения.
      4. Предлагаемый порядок вовсе не исключает  допроса  лица  в  качестве
свидетеля,  производства  обыска,  опознания  и  т.д.,  если  основания  для
выполнения этих действий есть, а для объявления о подозрении -  нет  или  их
недостаточно.
      5 Обеспечение возможности опровергнуть  или  смягчить  подозрение,  не
доводя  дело  до   применения   жестких   принудительных   мер,   в   случае
своевременного  уведомления  о  подозрении,  по  нашему  мнению,  с   лихвой
компенсирует испытываемый лицом дискомфорт.
      С учетом такого характера процессуальной фигуры подозреваемого порядок
его вовлечения в процесс, как и предлагается в настоящей  дипломной  работе,
должен быть  предельно  простым,  быстрым,  гибким  и  многовариантным,  без
установления единой жесткой процессуальной формы.
      Естественно, что такое упрощение  закона  не  должно  наносить  ущерба
правам  и  законным  интересам  лица,  которые  необходимо  гарантировать  с
помощью перечисленных ниже правовых средств.
      1. Контроль со стороны начальника органа уголовного преследования.
      2. Надзор прокурора, специально ориентированный  на  случаи  появления
подозреваемого.
      3. Возможность обжаловать решение об объявлении подозрения  в  суд,  в
том числе и с иском о компенсации морального вреда.
      4. Жесткие меры ответственности  органа  уголовного  преследования  за
необоснованное привлечение лица в качестве подозреваемого.
      Предлагаемое привлечение в качестве подозреваемого, по моему мнению, в
большей степени гарантирует реализацию прав и законных интересов  лица,  чем
нынешняя  редакция  закона  и  изученные  предложения  процессуалистов,   по
следующим мотивам.
      1. Чем раньше фактически заподозренный узнает о наличии  подозрения  и
своих правах, тем больше возможности реализовать их и избежать  следственно-
судебных ошибок.
      2. При таком подходе к понятию  подозреваемого  лицо  узнает  о  своих
правах до проведения  следственных  действий  уличающего  и  принудительного
характера, а не после их завершения.
      3. Такое понимание  подозреваемого  позволит  избежать  «вынужденного»
применения мер процессуального принуждения, так как объявление о  подозрении
вовсе не предполагает обязательного  последующего  задержания  или  избрания
меры  пресечения  и  дает  при  этом  возможность  узнать  реакцию  лица  на
объявленное подозрение.
      4.  Статус  подозреваемого  остается  у  лица  и  после   отмены   мер
принуждения, что дает ему возможность активно использовать свои  права  и  в
этот период.
      5. Данные предложения исключают возможность выполнения  процессуальных
действий с лицом, находящимся в бесправном качестве  «уличаемого  свидетеля»
или лица «без определенного процессуального статуса».
      §2. Задержание подозреваемого

      В статье 166 УПК  РМ  дается  исчерпывающий  перечень  оснований,  при
наличии  которых  данная  мера  процессуального   принуждения   может   быть
применена:
      1) когда это лицо застигнуто на месте преступления;
      2) когда очевидцы, в том числе потерпевшие,  прямо  укажут  на  данное
лицо как на совершившее преступление;
      3) когда на подозреваемом или на его одежде, при нем или в его  жилище
(транспортном средстве) будут обнаружены явные следы преступления.
      При  наличии  иных  данных,  дающих  основания  подозревать   лицо   в
совершении преступлений, оно может быть задержано лишь в  том  случае,  если
покушалось на побег  или  не  имеет  постоянного  места  жительства  или  не
установлена личность подозреваемого.
      Расширительному  толкованию  данная   норма   не   подлежит,   поэтому
задержание,  проведенное  по  любым  иным  основаниям,   является   заведомо
незаконным.
      Но на  практике  не  редки  случаи  необоснованного  задержания  якобы
подозреваемых   в   совершенном   преступлении.   Так,   орган    уголовного
преследования  задержал  гр.  Л.  И  гр.  М.  только  потому,  что  они  при
приближении сотрудников полиции пытались  скрыться,  ведя  себя,  по  мнению
доставивших, подозрительно.
      Прежде чем решать вопрос о задержании, необходимо убедиться в  наличии
нескольких условий, обязательных для применения задержания.
      Как уже было отмечено, недопустимо проводить задержание, не убедившись
в  том,  что  в  действиях  конкретного  лица   имеются   признаки   состава
преступления. Несоблюдение этого правила приводит  к  ошибкам,  влекущим  за
собой факты необоснованных задержаний.
      Неумение правильно  квалифицировать  совершенное  деяние  приводит  не
только  к  случаям  задержаний  при  отсутствии  в  действиях  лица  состава
преступления, но и к  фактам  применения  ст.  166  УПК  РМ  при  совершении
преступления, за которое законом не предусмотрено лишение  свободы  на  срок
свыше одного года.
      Другое условие, подлежащее тщательному выяснению при принятии  решения
о  задержании,  возраст  подозреваемого.  Недооценка  этого   обстоятельства
приводит к фактам грубого нарушения законности. В каждом случае  доставления
в полицию несовершеннолетнего необходимо проверить, достиг ли  он  возраста,
с которого возможно наступление  уголовной  ответственности.  Следует  также
иметь в виду, что  задержание  и  заключение  под  стражу  в  качестве  меры
пресечения могут применяться к  несовершеннолетнему  лишь  в  исключительных
случаях, когда это вызывается, тяжестью совершенного преступления [14.  стр.
68].
      Однако  надлежит  помнить,  что  понятие   тяжести   применительно   к
задержанию  и  заключению  под   стражу   включает   в   себя   совокупность
обстоятельств, относящихся не только к тяжести содеянного, но и  к  личности
несовершеннолетнего.  «Существенное  значение  имеют,  в  частности,   такие
обстоятельства,  как  повторность   преступления,   направленность   умысла,
последствия, дерзость и  агрессивность  преступных  действий,  отрицательное
поведение после совершения преступления, длительное отсутствие  определенных
занятий, прочные связи с преступными элементами и т. д.»
      Под основаниями  задержания,  по  смыслу  закона,  понимается  наличие
фактических данных, позволяющих задержать лицо, заподозренное  в  совершении
преступления, за которое может быть назначено  лишение  свободы.  Достаточно
наличия одного из оснований, перечисленных в  ст.  166  УПК  РМ.  Необходимо
только,  чтобы  фактические  данные  были  тщательно  изучены  и  критически
оценены. Рассмотрим более подробно каждое из этих оснований.
      Лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно  после
его совершения. Данное понятие  охватывает  не  только  случаи,  когда  лицо
застигнуто непосредственно при совершении  посягательства,  но  и  на  любой
иной  стадии  реализации  преступного  умысла   в   процессе   приготовления
преступления или покушения на его совершение.
      По этому основанию задерживают иногда  лиц,  застигнутых  недалеко  от
места преступления. Представляется,  что  задержание  по  данному  основанию
возможно, если заподозренное лицо обнаружено на месте преступления  или  при
попытке покинуть его. Подпадают сюда и случаи, когда оно пыталось  бежать  с
места  преступления,  но  было  схвачено  в  ходе  преследования.  Если   же
заподозренное  лицо  обнаружено  неподалеку  от   места   преступления,   то
задержание возможно лишь в том случае, если на его одежде или на  нем  будут
обнаружены  явные  следы  преступления.  Однако  применяется  оно   уже   на
основании п. 3 ч. 1 ст. 166 УПК РМ.
      В  правовой  литературе  встречается  суждение,  что   задержание   по
рассматриваемому  основанию  возможно  лишь,  если  такое  лицо   застигнуто
представителем органов внутренних дел либо иным лицом,  в  функции  которого
входит борьба с преступностью и охрана общественного порядка.
      Однако никаких ограничений на этот счет в тексте закона не содержится.

      Преступник,   может   быть,   застигнут   на   месте   и   гражданами,
непосредственно наблюдавшими факт совершения преступления.
      Очевидцы, в том числе и потерпевшие, прямо указывают  на  данное  лицо
как на  совершившее  преступление.  Очевидцы  -  это  лица,  непосредственно
воспринимавшие факт преступления. В ст.166 УПК РМ, речь  идет  не  только  о
показаниях, оформленных в  соответствующих  процессуальных  документах.  Под
прямыми указаниями очевидцев следует понимать  их  сообщения  (показания)  о
том, что данное конкретное лицо совершило  определенное  преступление.  Если
такое сообщение очевидца одновременно служит  поводом  к  началу  уголовного
преследования,  то  оно  заносится  в  протокол   устного   заявления   либо
оформляется письменным заявлением.  В  дальнейшем  сведения,  полученные  от
очевидца, фиксируются в протоколе задержания (путем ссылки на п. 2 ч. 1  ст.
166 УПК РМ) и подробно отражаются в протоколе допроса. В сообщении  очевидца
должно быть прямое указание на конкретное лицо. Предположительные  показания
в основу решения о задержании лица положены, быть не могут.
      Например: органом уголовного преследования был задержан гр. И. 14 лет.
Основанием для задержания послужили показания очевидцев о том, что  в  драке
участвовал  человек,  похожий  на  задержанного.  Сам  подросток  участие  в
избиении потерпевшего категорически отрицал. В дальнейшем  его  причастность
к преступлению  не  подтвердилась,  дело  в  отношении  него  прекращено  за
отсутствием состава преступления.  Орган  Уголовного  преследования  в  этом
случае неправильно оценил показания той и другой стороны.
      Обоснованность задержания по этому основанию зависит не от  количества
очевидцев  (для  задержания  достаточно  одного),  а   от   конкретности   и
достоверности информации.  Поэтому  во  всех  случаях  необходимо  предельно
точно выяснить у  лиц,  наблюдавших  факт  совершения  преступления,  в  чем
конкретно выражалось  деяние,  и  критически  оценить  полученные  сведения.
Особенно  тщательно  необходимо  анализировать   сведения,   полученные   от
потерпевшего, поскольку последний  под  влиянием  эмоционального  потрясения
может добросовестно заблуждаться относительно оценки происшедшего либо  даже
умышленно искажать фактические данные.
      Например: потерпевший Ф. опознал в гр. К. одного из тех, кто  принимал
участие  в  его  избиении.  Несмотря  на  очевидные   противоречия   в   его
показаниях, а также на выдвинутые К. убедительные доводы о непричастности  к
преступлению,  орган   уголовного   преследования   задержал   его.   Вскоре
выяснилось,  что  задержанный  лишь  отдаленно  похож   на   действительного
преступника  -  Щ.  и  к  преступлению   отношения   не   имеет.   Показания
потерпевшего являются основанием для задержания лишь в  тех  случаях,  когда
преступление совершалось на его глазах либо преступное  посягательство  было
направлено непосредственно против его личности.
      На практике процессуальное задержание проводится иногда  на  основании
показаний  обвиняемого  или  подозреваемого  о   соучастниках   совершенного
преступления.  В  законе  не  содержится  каких-либо  указаний  относительно
допустимости такого задержания. В правовой литературе на  этот  счет  единой
точки зрения не существует.
      Следует иметь в виду, что обвиняемый, подозреваемый, в отличие от лиц,
непосредственно  наблюдавших  факт   совершения   преступления,   не   несут
уголовной ответственности за дачу ложных показаний и нередко  изменяют  свои
показания.
      Например: задержанные за квартирные кражи- Т. и  К.  показали,  что  в
кражах  принимал  участие  В.  Последний,   будучи   допрошен   в   качестве
подозреваемого, подтвердил это и был  задержан.  Однако  в  последующем  все
трое  от  своих  показаний  отказались,  и,  так  как   иных   доказательств
причастности В. к совершению преступления добыто не было, дело  в  отношении
него было прекращено.
      Поэтому  к  показаниям  обвиняемых  (подозреваемых)   об   участии   в
преступлении иных лиц следует  относиться  критически,  тщательно  проверять
их.
      Обнаружение явных следов преступления на подозреваемом, на его одежде,
при нем или в его жилище. Явность следов - это их  очевидная  относимость  к
совершенному   преступлению,   устанавливаемая   с   помощью   оценки   всей
совокупности обстоятельств уголовного  дела.  Это,  прежде  всего  различные
повреждения на теле подозреваемого: раны, ссадины и иные следы на  коже  или
на одежде, свидетельствующие о контакте с потерпевшим или  о  нахождении  на
месте преступления; следы крови, волос и следы  различных  веществ  с  места
преступления; обнаруженные при подозреваемом или в его  жилище  (транспорте)
орудия  преступления,  похищенные  предметы  и   иные   следы,   определенно
указывающие на причастность данного  лица  к  совершению  преступления  [16.
стр. 112].
      Обычно такие следы обнаруживают при обыске, в  том  числе  при  личном
обыске, при осмотре, иногда - при выемке.
      Однако при анализе данного пункта в новом уголовном кодексе замечается
отличие от предыдущего уголовного  закона  в  следующем:  новый  УПК  помимо
предыдущих оснований предусматривает возможность задержания  в  случае  если
явные следы преступления будут  обнаружены  в  транспортном  средстве  лица.
Однако не понятно какое гражданско-правовое отношение  лица  должно  быть  к
транспортному  средству,   имеющему   следы   преступления.   Соответственно
задержаны   в   качестве   подозреваемого   могут   быть   как   собственник
транспортного средства, так и лицо, управляющее автотранспортным  средством.
В связи с этим возможны ошибочные и незаконные задержания лица лишь  за  то,
что он являлся собственником автомобиля, в то время,  как  автомобиль  может
управляться по доверенности или мог быть похищен.
      В связи с вышеизложенным по моему мнению необходимо изменить  пункт  2
части 1 статьи 166 УПК и изложить ее в следующей редакции: на теле,  одежде,
в  жилище  или  транспортном  средстве,  управляемым  данным   лицом   будут
обнаружены явные следы преступления.
      При наличии иных обстоятельств, дающих  основание  подозревать  данное
лицо в совершении преступления, оно может  быть  задержано  лишь  в  случае,
если пыталось скрыться, либо если оно не имеет постоянного места  жительства
или не установлена его личность.
      На практике задержание на основании «иных  данных»  проводится  крайне
редко. В то же время именно при задержании по ч.  2  ст.  166  УПК  РМ  чаще
всего встречаются случаи незаконных и необоснованных задержаний.
      Одна из причин этого в том, что данное основание не раскрыто в  законе
так же четко, как основания, предусмотренные частью первой.  По  смыслу  ч.2
ст. 166 УПК РМ, под «иными данными» следует понимать  любые  доказательства,
указывающие на совершение преступления конкретным лицом. К  их  числу  могут
быть  отнесены  материалы  ревизий,  инвентаризационные   описи,   различные
сведения, полученные в результате процессуальных действий, в том  числе  при
допросах свидетелей и потерпевших, не являющихся очевидцами преступления.
      Однако  при  наличии  «иных  данных»  подозревать  лицо  в  совершении
преступления  само  по  себе  еще  не  является  основанием  для  применения
задержания. Для этого требуется одно из трех дополнительных условий: а)  это
лицо покушалось на побег; б) оно не имеет постоянного места  жительства;  в)
не установлена личность подозреваемого.
      Это продиктовано тем, что «иные данные»  содержат  менее  определенные
сведения о причастности  лица  к  преступлению,  поэтому,  согласно  закону,
задержание  в  этих  случаях  может  быть  проведено  только   при   крайней
необходимости,  обусловленной  вероятностью  уклонения   подозреваемого   от
расследования.
      Несоблюдение  указанных  дополнительных  условий  приводит  к   фактам
незаконного задержания.
      Рассмотрим более детально каждое из дополнительных условий.
      Покушение на побег-это попытка спастись бегством с места преступления,
скрыться от работников полиции или  иных  лиц,  выполняющих  обязанности  по
охране  общественного  порядка,  а  равно  любая  попытка  переменить  место
жительства либо выехать за пределы данного  региона  с  целью  уклонения  от
уголовного преследования.
      Отсутствие постоянного места жительства - не  имеет  регистрации  либо
данное лицо по месту регистрации не проживает.
      Не установление личности - у заподозренного отсутствуют удостоверяющие
его личность документы, или  имеющиеся  документы  вызывают  сомнение  в  их
подлинности либо в  достоверности  содержащихся  в  них  сведений.  Или  при
отсутствии  соответствующих   документов   сведения,   сообщенные   о   себе
заподозренным лицом, не могут быть оперативно проверены.
      В случае, же, если такое лицо ссылается на конкретных граждан, которые
могут  подтвердить  его  личность,  и  если   сведения,   сообщенные   этими
гражданами о личности заподозренного, являются достоверными,  задержание  по
этому основанию применяться не может [14, стр. 27].
      Являясь неотложным процессуальным  действием,  задержание  чаше  всего
применяется  на  первоначальном  этапе   уголовного   преследования,   когда
доказательств для избрания меры пресечения в отношении  заподозренного  лица
еще недостаточно, а необходимость его изоляции очевидна.
      Основания и мотивы  для  задержания  как  неотложного  процессуального
действия возникают внезапно и требуют оперативного  реагирования.  В  случае
же повторного задержания таких  внезапно  открывшихся  новых  обстоятельств,
как правило, нет.
      Задержание  обычно   проводится   на   начальной   стадии   уголовного
преследования.  В  дальнейшем  в  большинстве  случаев   органы   уголовного
преследования накапливают достаточный материал  для  своевременного  решения
вопроса об избрании меры пресечения.
      В то же время в  отдельных  случаях  новые  обстоятельства,  требующие
неотложного  реагирования,  становятся  известными  на   последующем   этапе
уголовного  преследования,  что  может  сделать  целесообразным   применение
процессуального задержания.
      Между тем анализ практики задержаний  показывает,  что  не  только  на
последующей стадии, но и на этапе  начала  уголовного  преследования  органы
уголовного преследования отказываются от применения задержания  при  наличии
указанных в законе оснований, предусмотренных ст. 166 УПК  РМ,  если  у  них
отсутствует уверенность,  что  в  течение  срока  задержания  будут  собраны
достаточные доказательства для последующего  предъявления  обвинения.  Такая
«перестраховка» нередко  приводит  к  тому,  что  в  ряде  случаев  лица,  в
отношения которых  при  наличии  оснований  и  мотивов  задержание  не  было
применено,  совершают  новые  преступления  либо   скрываются   от   органов
уголовного преследования.
      Процессуальное   задержание-   это   самостоятельное    процессуальное
действие, имеющее собственную  юридическую  природу,  а  также  основания  и
мотивы его проведения. По времени оно  может  предшествовать  избранию  меры
пресечения, но не должно применяться наряду с ним.
      Предусмотренные законом  основания  задержания  ст.  166  УПК  РМ,  по
существу,  представляют  собой  основания  для   подозрения   в   совершении
преступлений и не исчерпывают всех тех  обстоятельств,  которые  могут  быть
положены в основу  решения  вопроса  о  задержании.  Наличие  оснований  для
подозрения является обязательным условием задержания, но  само  по  себе  не
делает необходимым его применение (в  отношении  подозреваемого  может  быть
избрана, например, подписка о  невыезде  либо  вообще  не  применяться  мера
принуждения до привлечения в качестве обвиняемого).  Чтобы  задержание  было
обоснованным  кроме  оснований  для  подозрения  должны   быть   еще   такие
побуждающие   обстоятельства,   которые   делают    применение    задержания
целесообразным, оправданным. Именно они и образуют мотив задержания.
      Понятие мотивов задержания закон не раскрывает и не  содержит  какого-
либо их перечня.
      Между тем  правильное  понимание  лицом,  производящим  расследование,
мотивов задержания важно не столько для  надлежащего  оформления  протокола,
сколько для обеспечения обоснованного и эффективного применения данной  меры
процессуального принуждения [19, стр. 36-37].
      Мотив  задержания   должен   объяснить,   для   предупреждения   каких
нежелательных действий подозреваемого следует прибегнуть к изоляции  его  от
общества, с последующим решением вопроса о необходимости применения  к  нему
меры пресечения в виде заключения под стражу.
      Объективные обстоятельства, побуждающие орган уголовного преследования
незамедлительно и именно в данный момент  задержать  подозреваемого,  прежде
всего, порождают конкретную цель, например, не дать подозреваемому  скрыться
от уголовного преследования,  на  безусловное  достижение  которой  и  будет
направлено задержание как одна из мер  процессуального  принуждения.  Однако
указанная цель в каждом конкретном случае может быть  достигнута  не  только
путем применения кратковременного задержания, но и в результате  избрания  в
отношении подозреваемого одной из мер пресечения,  предусмотренной  ст.  175
УПК  РМ.  Мотив  задержания  и  будет  объяснять,  почему   для   достижения
поставленной цели необходимо и целесообразно  применить  именно  эту,  а  не
другую меру процессуального принуждения.
      Однако связывать мотивы задержания с обязательным решением вопроса  об
аресте подозреваемого, недопустимо.
      Хотя одна из целей задержания - это разрешение вопроса о применении  к
задержанному  меры  пресечения  в  виде  заключения  под  стражу,   ошибочно
полагать, что логическим завершением любого  задержания  должен  быть  арест
подозреваемого. Из норм уголовно-процессуального закона такое требование  не
вытекает, и вопрос о последующем применении к задержанному  меры  пресечения
в  виде  заключения  под   стражу   должен   решаться   органом   уголовного
преследования с учетом конкретных обстоятельств  уголовного  дела,  личности
подозреваемого и тактических особенностей уголовного преследования.
      В толковом словаре В. Даля мотив  в  широком,  общепринятом  понимании
этого слова определен  как  «побудительная  причина».  Мотив  формируется  в
сознании субъекта под действием существующих вне  его  объективных  факторов
(причин) и  побуждает  субъекта  к  действию,  направленному  на  достижение
определенной цели. Применительно к решению о задержании  мотивами  выступают
те побуждающие обстоятельства и фактические  данные,  которые  обусловливают
необходимость  задержания  подозреваемого  в  данной  конкретной   ситуации.
Задержание подозреваемого может быть мотивировано необходимостью:
 .  пресечь  дальнейшую  преступную  деятельность  лица   или   предупредить
   совершение им нового преступления;
 . воспрепятствовать уклонению подозреваемого от уголовного преследования  и
   суда;
 . воспрепятствовать подозреваемому помешать  установлению  истины,  сокрыть
   орудия преступления или похищенное.
      Нельзя  не  согласиться  с  мнением,   что   задержание   может   быть
мотивировано    одной    лишь    опасностью    совершенного    преступления.
Действительно,  совершение  преступлений,  исчерпывающий  перечень   которых
приведен в законе, рассматривается  в  качестве  самостоятельного  основания
для применения наиболее суровой меры пресечения-заключения  под  стражу  «по
мотивам одной  лишь  опасности  преступления»,  следовательно,  при  наличии
одного из  оснований,  предусмотренных  ст.  166  УПК  РМ,  будет  оправдано
включение этого обстоятельства в число правомерных мотивов задержания.
      В данном случае на первый план выступает, цель задержания - обеспечить
правильное решение вопроса о мере пресечения в виде заключения под стражу.
      В  связи  с  этим  задержание  по   мотивам   опасности   совершенного
преступления будет правомерно в тех случаях, когда нет реальной  возможности
незамедлительно  избрать  в  отношении  подозреваемого  меру  пресечения   -
заключение под стражу, либо предъявить обвинение с  последующим  заключением
обвиняемого под стражу (например, при отсутствии  достаточных  доказательств
для предъявления обвинения).
      На  практике  порой  возникает   вопрос   о   возможности   задержания
подозреваемого  с  целью  выявления  вероятных  соучастников   преступления,
установления места нахождения орудий преступления  или  имущества,  добытого
преступным  путем,  а   также   его   причастности   к   совершению   других
преступлений.
      Причинами, оправдывающими такое задержание, служат фактические данные,
указывающие на причастность подозреваемого к совершению  иного  преступления
либо  на  совершение  расследуемого  преступления   группой   лиц   (наличие
соучастников) и  т.п.  Причем  эти  фактические  данные  наряду  с  данными,
полученными из процессуальных источников, могут быть получены и  оперативно-
розыскным путем (при условии, если они  отражены  в  материалах  дела)  [14.
стр. 44].
      Двое мужчин, войдя в квартиру гр-ки А., угрожая  ножом,  завладели  ее
имуществом на сумму 540 лей.  Оперативно-розыскными  мероприятиями  один  из
них был установлен. Им оказался С., которого  она  опознала  как  одного  из
преступников. Несмотря на показания потерпевшей, С. продолжал отрицать  свою
причастность к ограблению.  На  основании  показаний  потерпевшей,  а  также
данных, полученных оперативными работниками о причастности С. к  ограблению,
последний был  обоснованно  задержан  по  мотивам  необходимости  проведения
дальнейших мероприятий с целью обнаружить дополнительные доказательства  его
вины и воспрепятствовать ему помешать  установлению  истины,  скрыть  орудия
преступления и похищенное.
      Однако необходимо  подчеркнуть,  что  одни  лишь  оперативно-розыскные
данные не могут служить самостоятельным основанием для  принятия  решения  о
задержании подозреваемого. Сведения, полученные оперативно-розыскным  путем,
могут использоваться  для  доставления  лица,  подозреваемого  в  совершении
преступления, в полицию, его допроса и  проведения  с  его  участием  других
следственных действий. Но для задержания и водворения его в ИВС  необходимо,
чтобы  подозрение  в  отношении  его  основывалось  на  фактических  данных,
полученных   из   процессуальных   источников,   чтобы   эти   данные   были
процессуально закреплены.
      Подводя итог сказанному, дадим перечень мотивов  задержания,  наиболее
часто применяемых на практике, которые,  если  они  опираются  на  материалы
дела, следует считать правомерными.  Задержание  подозреваемого  может  быть
мотивировано необходимостью:
 .  пресечь  дальнейшую  преступную  деятельность  лица   или   предупредить
   совершение   им   нового   преступления;   воспрепятствовать    уклонению
   подозреваемого от уголовного преследования;
 . воспрепятствовать подозреваемому  помешать  установлению  истины,  скрыть
   орудия преступления или похищенное;
 .  изолировать  подозреваемого  от  общества  при  совершении  им  опасного
   преступления;
 . провести мероприятия с целью проверки фактических данных,  указывающих  -
   на возможную причастность подозреваемого к совершению  иных  преступлений
   либо на совершение расследуемого преступления группой лиц,  а  также  для
   установления  места  сокрытия  орудий  преступления,  чужого   имущества,
   добытого преступным путем, или иных обстоятельств,  имеющих  существенное
   значение для расследуемого дела.
      Следует иметь в виду, что основания, перечисленные в ч. 1 и 2 ст.  166
УПК  РМ  дают  органу  уголовного  преследования  право  применять  или   не
применять задержание. Мотивы же объясняют, почему  из  этих  двух  возможных
решений   орган   уголовного   преследования   выбрал   именно    задержание
подозреваемого в совершении преступления.
      Необходимо  отметить,  что  в  качестве   оснований   для   задержания
подозреваемого в ч. 2 ст. 166 УПК РМ выступает совокупность  «иных  данных»,
дающих основания подозревать лицо в совершении преступления, и  указанных  в
законе следующих условий: «если это лицо покушалось на побег, или когда  оно
не имеет постоянного места жительства, или  когда  не  установлена  личность
подозреваемого».
      При наличии  этой  совокупности  (основания)  для  решения  вопроса  о
задержании  требуется  еще  и  мотив,   указывающий   на   необходимость   и
целесообразность задержания. В данном случае условия  не  подменяют  мотивов
задержания, а являются составной частью оснований. Они,  будучи  отражены  в
материалах уголовного дела (в рапорте  лица,  производившего  задержание,  в
протоколах   допроса    потерпевшего,    свидетелей    и    т.п.),    служат
обстоятельством, порождающим у  органа  уголовного  преследования  опасение,
что  подозреваемый,   оставаясь   на   свободе,   скроется   от   уголовного
преследования.
      Как покушение на побег, так и отсутствие у подозреваемого  постоянного
места жительства или неустановление его личности  должны  вызвать  у  органа
уголовного преследования  обоснованное  опасение,  что  подозреваемый  может
скрыться от уголовного преследования и суда. Следовательно,  любое  из  этих
условий может  явиться  причиной  одного  и  того  же  мотива  задержания  -
воспрепятствовать уклонению подозреваемого от уголовного преследования.
      Требование  закона  о  применении  меры  пресечения  до   предъявления
обвинения   в   «исключительных   случаях»   продиктовано    прежде    всего
неотложностью  этого  процессуального   действия.   Естественно,   что   это
относится и к задержанию подозреваемого.
      Подводя  итог  сказанному,   необходимо   отметить,   что   задержание
подозреваемого  в  соответствии  со  ст.  166  УПК  РМ  будет   законным   и
обоснованным только при наличии совокупности основания и мотива  задержания,
причем  мотив  не  должен  противоречить  целям   применения   данной   меры
процессуального  принуждения.  При  наличии  этой  совокупности   задержание
считается законным без учета  последующего  применения  или  неприменения  к
обвиняемому  меры  пресечения  в  виде  заключения  под   стражу   (ареста),
направления дела в  суд  с  обвинительным  заключением  или  прекращения  по
реабилитирующим основаниям.
      Подчас  именно  отсутствие  мотивов  для   задержания   влечет   затем
освобождение подозреваемого из ИВС в связи с тем, что «отпала  необходимость
в дальнейшем содержании его под стражей»,  когда  в  действительности  такая
необходимость и не возникала.
      Закон   и   ведомственные   нормативные   акты   достаточно   подробно
регламентируют процедуру доставления в органы внутренних  дел  и  оформления
протоколов на лиц, заподозренных в совершении преступлений.
      Разбирательство  обстоятельств  доставления  в  орган  внутренних  дел
любого лица начинается в дежурной части. При этом  оперативный  дежурный  по
отделу полиции обязан:
 .  выяснить  обстоятельства  доставления  либо   соответствие   доставления
   документам, на  основании  которых  оно  проведено  в  том  случае,  если
   доставлено лицо, в отношении которого имеется постановление о задержании;

 . принять незамедлительные меры к установлению личности доставленного, если
   же доставленное лицо не имеет постоянного  места  жительства  и  занятий,
   дежурный через адресное бюро обязан проверить наличие  предостережения  о
   прекращении им бродяжничества.
      Порядок документирования  доставления  зависит  от  того,  кем  именно
доставлено лицо, заподозренное в  совершении  преступления.  В  случае  если
доставление произведено гражданами, дежурный составляет  протокол  заявления
с  заполнением  обязательных  реквизитов,  причем  непременно  должно   быть
указано точное время доставления.
      При необходимости оперативный дежурный обязан  организовать  получение
объяснений от очевидцев и граждан, принимавших  участие  в  задержании  [19,
стр. 19].
      Если же правонарушитель  доставлен  работниками  полиции,  то  от  них
должен  быть  получен  рапорт  с  изложением  обстоятельств  правонарушения,
мотивов и времени доставления.
      Последнее обстоятельство особенно важно  для  последующего  исчисления
срока задержания.
      После получения рапорта  о  доставлении  либо  составления  протокола,
заявления факт доставления регистрируется в книге учета лиц, доставленных  в
КП, с последующим отражением в ней результатов рассмотрения материала.
      При установлении  в  действиях  доставленных  признаков  преступления,
оперативный дежурный передает дальнейшее  разбирательство  работнику  органа
уголовного   преследования.   До   принятия   решения   доставленный   может
содержаться в дежурной части, но не более трех часов. Из  этого  ограничения
вытекает, что решение о применении или  неприменении  задержания  должно  во
всех случаях быть принято в срок, не превышающий три часа.
      До решения вопроса о задержании доставленный находится в  комнате  для
содержания лиц, задержанных в  административном  порядке.  Перед  помещением
туда доставленного оперативный дежурный либо  иное  лицо  по  его  поручению
должны в присутствии понятых провести личный обыск правонарушителя с  целью:
обнаружения и изъятия вещественных доказательств, предметов,  запрещенных  к
ношению и хранению, предметов, запрещенных к хранению в камерах  ИВС  или  в
комнатах для содержания лиц, задержанных в административном порядке,  и  для
обеспечения  безопасности  работников  полиции  и   самих   задержанных.   О
результатах личного обыска составляется протокол, подписываемый  лицом,  его
составившим, обысканным и понятыми [14. стр. 57].
      В ряде случаев  личный  обыск  предшествует  задержанию.  Более  того,
иногда именно результаты  личного  обыска  лица,  доставленного  в  связи  с
правонарушением, становятся основанием для начала  уголовного  преследования
и задержания подозреваемого (обнаружение наркотиков, запрещенного к  ношению
оружия и т.д.).
      Дальнейшее  решение  в  отношении  доставленного  принимается  органом
уголовного преследования.
      Срок  задержания  лица,  подозреваемого  в  совершении   преступления,
исчисляется с момента доставления его в орган  уголовного  преследования,  а
если  задержание  производится  на  основании  постановления  о  задержании,
вынесенного органом уголовного преследования -  то  с  момента  фактического
его задержания.
      Исчисление срока задержания с момента доставления в  орган  уголовного
преследования соответствует законным интересам  задержанного  и  содействует
обеспечению быстрого решения  вопроса  о  начале  или  об  отказе  в  начале
уголовного преследования, тщательной  и  своевременной  проверке  вопроса  о
необходимости   и   целесообразности   дальнейшего    ограничения    свободы
доставленного лица.
      При   определении   начала   течения    срока    задержания    следует
руководствоваться также общими правилами исчисления  процессуальных  сроков.
По закону не принимается  в  расчет  тот  час,  которым  начинается  течение
срока.
      Изучение практики показало, что около пятидесяти процентов  задержаний
производится в день  начала  уголовного  преследования,  когда  само  начало
угоолвного преследования  связано  с  доставлением  лица,  заподозренного  в
совершении преступления, в орган уголовного преследования. В  таких  случаях
в протоколе задержания должно быть зафиксировано время  доставления  лица  в
полицию. После принятия решения о задержании доставленного  срок  задержания
следует исчислять именно  с  момента  доставления  лица,  а  не  со  времени
составления  протокола.  С  точки  зрения  законных  интересов   задержанных
указанное требование  приобретает  особое  значение  в  тех  случаях,  когда
протоколы  задержания  оформляют  через  три,  пять  и  более  часов   после
доставления лица в связи с подозрением в совершении  преступления,  а  такие
случаи не являются редкостью.
      К сожалению, на практике далеко не всегда отражают в протоколах  время
доставления лица в полицию, и срок задержания зачастую исчисляют  с  момента
составления  протокола.  Это  не  соответствует   требованиям   закона.   Не
согласуется с ним и распространенная практика фиксации  в  протоколе  вместо
времени  доставления  в  полицию  времени   получения   органом   уголовного
преследования материала на задержанного.
      §3. Права подозреваемого

      Как участник процесса подозреваемый наделяется процессуальными правами
для защиты своих законных интересов.
      Подозреваемый  -  активный  участник  процессуальной  деятельности.  В
частности,  он  пользуется  правом   на   защиту.   Обязанность   обеспечить
подозреваемому возможность защищаться закон  возложил  на  орган  уголовного
преследования.
      Предоставление подозреваемому прав направлена на охрану  его  законных
интересов и служит необходимой предпосылкой установления истины по делу.
      Подозреваемый имеет право (ст. 64 УПК РМ): знать, в совершении  какого
преступления он подозревается; знать  о  своих  правах  в  письменном  виде;
молчать и не свидетельствовать против себя; получать разъяснения  от  органа
уголовного преследования; получить от органа уголовного преследования  копию
постановления (протокола) о задержании;  получать  юридическую  консультацию
от защитника; признаваться в совершенном деянии  и  заключать  соглашение  о
признании  вины;  давать  показания  и  отказываться  от   дачи   показаний;
самостоятельно  или  посредством  защитника  участвовать  в   процессуальных
действиях; уведомлять своих  родственников  (близких)  о  своем  задержании;
представлять   доказательства;   заявлять   отводы;   подавать    заявления;
знакомится  с  протоколами  процессуальных  действий;  уведомляться  органом
уголовного   преследования   о    всех    действиях,    касающихся    судьбы
подозреваемого;  приносить  возражения  и  жалобы   на   органы   уголовного
преследования; отзывать свои жалобы; примиряться  с  потерпевшим;  требовать
возмещение ущерба, причиненного незаконными  действиями  органов  уголовного
преследования или суда; быть реабилитированным, в случае если подозрения  не
подтвердились.
      Право  знать  сущность  подозрения  обеспечивается  тем,   что   орган
уголовного преследования обязан разъяснить подозреваемому перед допросом,  в
совершении какого конкретно преступления он подозревается.
      Закон не указал, в  каком  объеме  следует  разъяснить  подозреваемому
сущность подозрения. Очевидно, не следует  ограничиваться  лишь  объявлением
характера преступления, а назвать время, место  и  другие  известные  органу
уголовного преследования обстоятельства совершения преступления, которые  он
по  тактическим  соображениям  считает  возможным  сообщить  подозреваемому.
Существо подозрения должно быть разъяснено  в  письменной  форме,  с  учетом
индивидуальных  особенностей  подозреваемого   (возраст,   жизненный   опыт,
образование и т.п.).
      Орган уголовного преследования также должен перед допросом  (в  случае
если подозреваемый дал  на  него  согласие)  разъяснить  подозреваемому  его
права и обеспечить возможность их  осуществления.  С  правом  подозреваемого
знать, в чем он подозревается, тесно связано его  право,  давать  объяснения
(показания) как по поводу  обстоятельств,  послуживших  основанием  для  его
задержания  или  избрания  ему  меры  пресечения,  так  и  по  поводу  любых
известных ему обстоятельств по делу.
      Подозреваемый     имеет     право     представлять     доказательства,
свидетельствующие  в  его  пользу.   Он   может   представлять   не   только
вещественные доказательства, но и различные  документы  (например,  справки,
характеристики, письма и т. п.).
      Орган   уголовного   преследования   должен   ознакомиться   с   этими
доказательствами и решить вопрос о приобщении их  к  делу,  что  зависит  от
содержания  каждого  из  доказательств.  Свое   решение   орган   уголовного
преследования излагает в постановлении.  Отказ  в  приобщении  доказательств
должен быть мотивирован.
      С постановлением об отказе  орган  уголовного  преследования  знакомит
подозреваемого.
      Закон предоставил возможность подозреваемому  самостоятельно  защищать
свои права: он может обжаловать любые действия и решения  органа  уголовного
преследования,  в  том  числе  постановление  об  отказе  в  выполнении  его
ходатайств.
      В соответствии с принципами уголовного процесса, производство  ведется
на молдавском  языке.  Подозреваемому  предоставлено  право  объясняться  на
родном языке и пользоваться услугами переводчика (ст. 16 УПК РМ). Он  вправе
делать заявления, давать показания и заявлять ходатайства на  родном  языке.
Это   предполагает   вызов   переводчика    при    производстве    различных
процессуальных действий. Уголовное производство может  осуществляться  также
на языке, приемлемом для большинства лиц, участвующих в процессе.
      При производстве уголовного преследования подозреваемый вправе заявить
отвод органу уголовного преследования, если он  лично,  прямо  или  косвенно
заинтересован в деле; он может заявить  отвод  переводчику,  если  последний
заинтересован в деле или не компетентен, сделать правильный перевод (ст.  86
УПК РМ).
      В связи с тем,  что  закон  допускает  производство  экспертизы  и  до
привлечения лица в качестве обвиняемого подозреваемый  имеет  право  заявить
отвод эксперту (ст. 89 УПК РМ).
      При наличии оснований, предусмотренных ст. 33 УПК РМ, отводу  подлежит
специалист (ст. 87 УПК РМ).
      Подозреваемый   может    участвовать    в    производстве    различных
процессуальных действий.
      Так,  он  может  принимать  участие  в  предъявлении  для   опознания.
Подозреваемый  обычно  выступает  в  качестве   лица,   предъявляемого   для
опознания, но он может  участвовать  в  производстве  этого  процессуального
действия и в качестве опознающего (опознает  соучастника,  потерпевшего  или
предмет, имеющий отношение к расследуемому делу).
      Подозреваемый может присутствовать при обыске. Вопрос  этот  в  каждом
конкретном  случае,   исходя   из   интересов   всестороннего,   полного   и
объективного  исследования  обстоятельств  дела,  решает  орган   уголовного
преследования.   Он   же   обеспечивает   присутствие   подозреваемого   при
производстве  обыска.  Установленный  законом  порядок  производства  обыска
обязывает орган уголовного преследования вначале  предложить  подозреваемому
добровольно выдать вещи и документы, добытые преступным  путем  или  имеющие
значение для дела. Если они выданы добровольно и  нет  оснований  опасаться,
что разыскиваемые  предметы  и  документы  будут  скрыты,  орган  уголовного
преследования вправе ограничиться изъятием выданного (ст. 149 УПК РМ).
      Участие  подозреваемого  в  осмотре  помещений  и  местности   следует
признать обязательным в тех случаях, когда в своих  показаниях  он  называет
место, где находятся объекты, имеющие  отношение  к  делу  и  могущие  стать
вещественными доказательствами.
      В следственной практике нередки случаи, когда подозреваемые,  участвуя
в  осмотре,  помогают  устанавливать   важные   для   дела   обстоятельства,
отыскивать доказательства.
      Подозреваемый вправе принять участие в следственном эксперименте в тех
случаях,  когда  ходатайствует  об   этом   или   когда   орган   уголовного
преследования признает это необходимым. Орган уголовного  преследования  при
этом исходит из требования закона о всесторонности, полноте и  объективности
расследования.  Участвуя  в   производстве   процессуального   эксперимента,
подозреваемый имеет право: просить проверить  то  или  иное  обстоятельство,
указать место нахождения людей и предметов,  просить  отметить  в  протоколе
отдельные  обстоятельства  или  его  заявления  по  поводу  тех   или   иных
обстоятельств.
       Подозреваемый вправе  обжаловать  любые  действия  органа  уголовного
преследования, сопряженные с унижением достоинства и чести или  опасные  для
его здоровья. По этим же причинам подозреваемый может отказаться от  участия
в эксперименте, если последний проводится по  инициативе  органа  уголовного
преследования.
      Если необходимо проверить  или  уточнить  показания  подозреваемого  с
выходом на место, то это можно осуществить лишь с  его  согласия.  Принудить
его  к  этому  орган  уголовного  преследования  не  имеет  права,  так  как
подозреваемый по закону не обязан давать показания.  Проверка  показаний  на
месте  не  должна  проводиться,  если  осуществление  этого  процессуального
действия может быть опасно для здоровья присутствующих лиц, в  том  числе  и
для здоровья подозреваемого, или унижает чье-либо достоинство.
      Таким образом, подозреваемый в уголовном  процессе  обладает  широкими
правами, которые дают ему реальную  возможность  защищаться  от  выдвинутого
подозрения.
      Орган уголовного преследования обязан  разъяснить  подозреваемому  его
права,  установленные  законом.  Об  этом  делается  отметка   в   протоколе
задержания.
      Право задержанного знать, в чем его подозревают, обеспечивается прежде
всего    обязанностью    органа    уголовного    преследования    ознакомить
подозреваемого  с  протоколом  задержания  (ст.  64  УПК  РМ),  где  указаны
основания задержания  и  сведения  о  преступлении,  в  совершении  которого
подозревается задержанный.  Если  задержанный  дал  какие-то  объяснения  по
поводу  его  подозрения  и  задержания,  то  они   заносятся   в   протокол.
Ознакомление задержанного с протоколом удостоверяется его подписью.
      Закон  предусматривает  подозреваемому   возможность   защищаться   от
подозрения. Как уже отмечалось, он вправе  знать,  в  чем  его  подозревают,
давать показания  или  отказаться  от  дачи  показаний.  Порядок  проведения
допроса подозреваемого установлен ст. 104 УПК РМ.
      Перед допросом задержанному должны быть еще раз разъяснены  его  права
как подозреваемому. Причем в соответствии со ст. 64  УПК  РМ,  информация  о
правах подозреваемого должна быть ему оглашена в письменном виде.
      Давать показания - это право, а не обязанность подозреваемого. На него
не   возлагается   бремя   доказывания   своей    невиновности.    Уголовной
ответственности за отказ от дачи  показаний  или  за  дачу  заведомо  ложных
показаний подозреваемый не несет [15. стр. 71].
      Недопустимо добиваться признательных показаний  путем  насилия,  угроз
или  иных  незаконных   действий.   Получение   показаний   таким   способом
наказывается в уголовном порядке.
      Задержанный может заявлять ходатайства лицу,  производящему  уголовное
преследование, о допросе свидетелей, назначении  экспертизы  и  производстве
других  процессуальных  действий  по  собиранию  доказательств  и  выяснению
обстоятельств,   имеющих   значение   для   правильного   разрешения   дела.
Обоснованные  ходатайства  должны   быть   удовлетворены.   При   отказе   в
удовлетворении  ходатайств  (полном  или  частичном)  лицо,   осуществляющее
уголовное преследование выносит постановление с указанием мотивов отказа,  и
сообщает  об  этом  подозреваемому.  Последний  вправе   обжаловать   данное
постановление.
      Если подозреваемый в связи с  производством  экспертизы  помещается  в
судебно-медицинское учреждение, то он пользуется  правами  обвиняемого.  Это
означает,  что  его  обязаны  ознакомить  с  постановлением   о   назначении
экспертизы и разъяснить права, предоставляемые ему в связи  с  производством
экспертизы: заявлять отвод эксперту, просить о назначении эксперта из  числа
указанных им лиц, предоставлять дополнительные вопросы для получения по  ним
заключения  эксперта,  присутствовать   с   разрешения   органа   уголовного
преследования при производстве  экспертизы  и  давать  объяснения  эксперту,
знакомиться с заключением эксперта.
      В случае удовлетворения  ходатайства  подозреваемого  постановление  о
назначении экспертизы соответственно изменяется или дополняется, а в  случае
отказа   -   об   этом   выносится   постановление,   которое    объявляется
подозреваемому под расписку.
      Если   задержанным   заявлено   требование   о   проверке   прокурором
правомерности задержания,  то  администрация  места  содержания  задержанных
обязана немедленно сообщить об этом  прокурору.  Требование  задержанного  о
проверке   прокурором   правомерности   задержания   может   быть   заявлено
задержанным как в устной, так и в письменной  форме.  Об  устном  требовании
лицо,   производящее    расследование,    составляет    протокол,    который
подписывается подозреваемым и лицом, принявшим это требование.
      Протокол или письменное требование задержанного немедленно  передается
прокурору, который сам избирает  форму  проверки  правомерности  задержания.
Результат проверки доводится до сведения задержанного.
      Подозреваемый   может   обжаловать    действия    органа    уголовного
преследования направив жалобу судье по  уголовному  преследованию.  Где  при
рассмотрении  поступившей  жалобы  суды   должны   безотлагательно   вынести
постановление относительно законности его содержания и распорядиться  о  его
освобождении, если задержание незаконно [19, стр. 15].
      §4. Обязанности подозреваемого

      Однако, помимо  прав,  подозреваемые  имеют  и  обязанности,  перечень
которых оговорен в ст. 64 Уголовно-процессуального кодекса РМ.
      Подозреваемые, обязаны:
         . являться по вызову органа уголовного преследования или  судебной
           инстанции;
         . будучи задержанным, соглашаться по требованию органа  уголовного
           преследования на освидетельствование и личный обыск;
         . соглашаться по требованию  органа  уголовного  преследования  на
           врачебный  осмотр,  дактилоскопию,  фотографирование  и   давать
           возможность взять образцы крови, телесных выделений;
         . подвергаться судебной экспертизе по требованию органа уголовного
           преследования;
         .   подчиняться   законным   распоряжениям   должностного    лица,
           осуществляющего уголовное преследование.
      Включение в уголовно-процессуальный закон обязанностей  подозреваемого
является новшеством УПК 2003 года. В то же время, если ознакомится  детально
со  всеми  обязанностями  подозреваемого,  то  можно  понять,   что   данные
обязанности касаются  всех  участников  уголовного  процесса,  в  том  числе
свидетеля, гражданского истца, потерпевшего, обвиняемого, защитника и т.д.
      Основной   обязанностью   подозреваемого   является   обязанность   не
препятствовать производству  уголовного  преследования,  то  есть  выполнять
законные   требования   органов   уголовного   преследования.    Аналогичные
требования, вытекают и из других нормативно-правовых актов, например  Закона
РМ «О полиции» и Закона РМ «Об оперативно-розыскной деятельности» и др.
      Подозреваемый  обязан  являться  по   вызову   органа,   производящего
уголовное преследование;  не  уклоняться  от  уголовного  преследования;  не
препятствовать производству уголовного преследования; соблюдать  требования,
установленные для него при избрании меры  пресечения;  выдавать  предметы  и
документы по требованию органа уголовного преследования во  время  обыска  и
выемки;   подвергаться   освидетельствованию;   представлять   образцы   для
сравнительного  исследования  (например,  почерка,  крови,   иных   телесных
выделений и т.д.).
      За  неисполнение  своих  обязанностей  к  подозреваемому  могут   быть
изменены меры пресечения.


                 Глава 3. Процессуальный статус обвиняемого

      §1. Признание лица в качестве обвиняемого

      Важным этапом уголовного преследования  является  привлечение  лица  в
качестве обвиняемого. В отношении акта привлечения  в  качестве  обвиняемого
действуют основные положения, прямо вытекающие из текста и смысла закона:
      Во-первых  –   лица,   совершившие   преступления   должны   неуклонно
привлекаться в качестве обвиняемых. Орган  уголовного  преследования  обязан
принимать все законные меры к из обнаружению и изобличению;
      Во-вторых – привлечение  в  качестве  обвиняемого  возможно  лишь  при
наличии доказательств, достаточных для предъявления обвинения;
      В-третьих – привлечение в качестве  обвиняемого,  хотя  оно  и  должно
основываться  на  веских   и   проверенных   данных,   еще   не   предрешает
окончательного вывода следствия о виновности обвиняемого и  о  необходимости
предать его суду.
      Важное значение для проведения полного, всестороннего  и  объективного
расследования дела, соблюдения  права  обвиняемого  на  защиту  имеет  выбор
момента  привлечения  лица  в  качестве  обвиняемого.  К  моменту  вынесения
постановления орган  уголовного  преследования  должен  собрать  достаточные
доказательства, свидетельствующие о том, что  само  событие  (деяние)  имело
место,   образующие   его   фактические   признаки   соответствуют   составу
преступления  и   другие   обстоятельства.   По   результатам   исследования
доказательств по делу, орган уголовного преследования составляет  заключение
с предложением  о  привлечении  в  качестве  обвиняемого  на  базе  которого
прокурором выносится постановление  о  привлечении  в  качестве  обвиняемого
(ст. 280-281 УПК РМ). Однако уголовно – процессуальный закон  не  определяет
момент вынесения постановления  о  привлечении  в  качестве  обвиняемого.  В
уголовно – процессуальной литературе одни  авторы  считают,  что  вопрос  об
определении  момента  вынесения  постановления  о  привлечении  в   качестве
обвиняемого  является  тактическим   и   поэтому   устанавливается   органом
уголовного преследования.
      Другие ученые полагают, что тактические соображения не могут влиять на
выбор  момента  привлечения  к  уголовной  ответственности,   поскольку   он
определен законом.
      На мой взгляд, правы те  авторы,  которые  указывают,  что  не  собрав
достоверных  и   достаточных   доказательств,   устанавливающих   виновность
обвиняемого в совершении преступления, прокурор не  имеет  права  привлекать
лицо к уголовной ответственности, руководствуясь  какими  либо  тактическими
соображениями,  допускают  возможность  не  привлечения  лица   в   качестве
обвиняемого, когда необходимые доказательства собраны, но  орган  уголовного
преследования считает целесообразным повременить с  предъявлением  обвинения
по тактическим соображениям.
      Наиболее приемлемой следует считать  точку  зрения,  согласно  которой
недопустимо вынесение постановления о привлечении в качестве обвиняемого  до
получения достаточных доказательств, указывающих на совершение  преступления
определенным лицом, и вынесение этого постановления  сразу  же,  как  только
будут собраны такие  доказательства.  Данные  факты  были  использованы  при
разработке нового Уголовно-процессуального кодекса 2003 года  где  появилось
такое  новшество,  как  предложение  органа   уголовного   преследования   о
привлечении в качестве обвиняемого.
      Не располагая  достоверными  и  достаточными  доказательствами,  орган
уголовного   преследования   не   вправе   привлекать   лицо   к   уголовной
ответственности, руководствуясь какими либо тактическими  соображениями.  Он
только может в таких случаях лишь задержать, при наличии  предусмотренных  в
законе   оснований,   лицо,   подозреваемое   в   совершении   преступления;
привлечение  к  уголовной  ответственности  не  должно  состояться  в  конце
уголовного преследования, когда уже имеются достаточные доказательства,  для
передачи материалов дела в суд.
      Очень  важным  в  этом  отношении  является  вопрос   об   объективных
основаниях привлечения лица в качестве  обвиняемого:  что  требуется,  какие
условия необходимы, чтобы орган уголовного  преследования  мог  применить  в
отношении  гражданина  эту  меру  –  вынести  предложение  о  привлечении  в
качестве  обвиняемого,  поставить  его  в  положение  обвиняемого  со  всеми
вытекающими из  этого  последствиями  (предъявление  обвиняемому  обвинения,
допрос обвиняемого, избрание меры пресечения и т. д.).
      Значит,  для  привлечения  в  качестве  обвиняемого  орган  уголовного
преследования должен располагать доказательствами, уличающими данное лицо  в
совершении преступления. Эти доказательства  должны  быть  достаточными  для
того, чтобы предъявить  обвинение,  поставить  этого  человека  в  положение
обвиняемого. Но  закон  не  говорит,  что  эти  доказательства  должны  быть
достаточными для того, чтобы  считать  обвиняемого  изобличенным,  виновным,
признать его преступником. Привлечением  в  качестве  обвиняемого  уголовное
преследование не заканчивается, а продолжается с участием обвиняемого.
      В  понятие   оснований   привлечения   к   уголовной   ответственности
(привлечение в качестве  обвиняемого)  входят  как  материально  –  правовые
категории  (совершение  привлекаемым  лицом   деяния,   содержащего   состав
преступления), так  и  уголовно  –  процессуальные  категории  (доказанность
соответствия  деяния  признаком  состава  преступления  и   совершение   его
определенным лицом, а также пределы этого доказывания).
      После начала уголовного преследования на первом  этапе,  усилия  лица,
производящего  уголовное  преследование,  направлены  в  первую  очередь  на
обнаружение и изобличение  лица,  совершившего  преступление.  Только  после
того, как будет установлено лицо, совершившее преступление, а также  собраны
доказательства,  подтверждающие,  что  преступление  совершено  именно   тем
лицом, появляются уголовно – правовые и процессуальные основания.
      В уголовно – процессуальной литературе под основаниями  привлечения  в
качестве обвиняемого  понимается  «установление  процессуальными  средствами
факта  совершения  общественно  опасного  деяния   (события   преступления),
доказанность совершения этого деяния конкретными лицами  (которое  по  своим
свойствам может быть субъектом данного  преступления)  и  виновность  в  нем
данного лица».
      Данное определение «основания» представляется  правильным.  Во-первых,
на  начальном  этапе  уголовного  преследования  усилия  органов  уголовного
преследования направлены на установление факта совершения  преступления,  т.
е. решение вопроса о наличии события преступления с  помощью  процессуальных
средств, указанных в законе.
      Во-вторых, после установления факта совершения преступления необходимо
доказать, что преступление совершено именно тем лицом, которое  привлекается
в качестве обвиняемого, с тем, чтобы оградить от этого невиновных лиц.
      Что же следует понимать под  «достаточностью  доказательств»,  которые
должны  в  соответствии  с  требованиями  закона  указывать  на   совершение
преступления определенным лицом?
      В уголовно  –  процессуальном  законодательстве  понятие  «достаточные
доказательства»  не  раскрывается.  В  юридической  литературе   по   поводу
определения этого понятия высказаны самые различные точки зрения.  Именно  в
связи с этим в уголовно – процессуальной литературе возник спор о  том,  что
является  основанием  привлечение  в  качестве  обвиняемого  –   вероятность
виновности лица, подлежащего  привлечению  в  качестве  обвиняемого  или  же
достоверность.  Может  и   должен   ли   быть   убежден   орган   уголовного
преследования  в  виновности  лица  к  моменту  вынесения  постановления   о
привлечении его в качестве обвиняемого.
      На первых этапах развития уголовно – процессуального  законодательства
и теории  уголовного  процесса  высказывалось  мнение  о  том,  что  если  в
отношении лица собраны данные, с  достаточной  степенью  вероятности  дающее
основание  предположить  совершение   им   преступления,   то   этому   лицу
незамедлительно должно быть  предъявлено  обвинение.  Все  это  приводило  к
неоправданному  росту  количества  необоснованных  привлечений   граждан   к
уголовной ответственности.
      В  дальнейшем   столь   категоричных   высказываний   в   уголовно   –
процессуальной  литературе  не  встречается.  Я.О.  Мотовилокер   и   другие
полагают,  что  для  предъявления  обвинения  достаточно,  чтобы   собранные
доказательства обосновывали предположения органа уголовного преследования  о
виновности привлекаемого лица [23, стр. 76-77].
      Другие авторы основания привлечения в качестве обвиняемого связывают с
доказательствами,  которые  убеждают  орган   уголовного   преследования   в
достоверности интересующих  его  фактов,  в  виновности  лица  в  совершении
инкриминируемого ему преступления,  недопустимости  обвинения  человека  при
наличии колебаний, сомнений в его виновности.
      Данную точку зрения следует считать наиболее приемлемой, так  как  во-
первых, в Уголовно – процессуальном кодексе РМ не имеется  указаний  о  том,
что прокурор может вынести  постановление  о  привлечении  лица  в  качестве
обвиняемого  при  наличии  достаточных  оснований   к   предположению,   что
расследуемое преступление совершено подозреваемым  лицом;  во-вторых,  закон
требует   наличие   достаточных   доказательств,   дающие   основание    для
предъявления обвинения в совершении преступления, в третьих, суд,  прокурор,
другие органы уголовного преследования, оценивают доказательства  по  своему
внутреннему убеждению, основанному на  всестороннем,  полном  и  объективном
рассмотрении всех  обстоятельств  дела  в  их  совокупности,  руководствуясь
законом и правосознанием (ст. 26, 27, 101, 320 УПК РМ).
      Таким  образом,  данные  положения  позволяют  утверждать,   что   для
привлечения  к  уголовной  ответственности  орган  уголовного  преследования
должен собрать такие достаточные доказательства, которые бы его  убеждали  в
виновности  обвиняемого  в  совершении  преступления,  т.   е.   он   должен
установить наличие состава преступления в действиях привлекаемого лица.
      Под достаточными доказательствами следует  понимать  такой  заложенный
уголовным  преследованием  «фундамент»  доказательств  (или   совокупность),
которые убедительно свидетельствует о  раскрытии  события  преступления,  об
установлении лица, его совершившего, когда  орган  уголовного  преследования
приходит к твердому убеждению  в  его  виновности,  когда  в  его  действиях
устанавливает (доказывает) состав преступления.
      Кроме того, по мнению А.П. Ульяновой, доказательства достаточны тогда,
когда они в своей совокупности дают основание сделать достоверные выводы  по
делу. Отсюда следует, что достаточность  доказательств  –  это  совокупность
допустимых, относимых и достоверных данных,  необходимых  для  обоснованного
вывода о наличии оснований для привлечения лица  в  качестве  обвиняемого  в
процессе уголовного судопроизводства [31, стр. 39].
      Согласно точки зрения Э.Ф. Куцовой, для предъявления  обвинения  может
быть признана достаточной лишь  совокупность  доказательств,  обосновывающих
убеждение органа уголовного преследования  в  том,  что  преступление  имеет
место  и  совершено  оно  данным  лицом.  Убеждение  лица,   осуществляющего
уголовное  преследование  должно  основываться  на   тщательном,   глубоком,
всестороннем    исследовании    обстоятельств    дела     и     соответствие
действительности [22. стр. 151].
      Отсюда  понятие  «основания  предъявления  обвинения»,  «достаточность
доказательств» и  «убеждение  в  виновности  привлекаемого  лица»  не  могут
рассматриваться в отрыве друг от друга, т. к.  основанием  для  предъявления
обвинения является достаточная совокупность, основывающая  убеждение  органа
уголовного преследования в том, что преступление действительно  имело  место
и совершено привлекаемым лицом, подлежащим уголовной ответственности.
      В связи с обсуждением данного вопроса, возникает и вопрос  о  пределах
доказанности  к  моменту  привлечения  в   качестве   обвиняемого.   Пределы
доказывания  на  разных  этапах   уголовного   преследования   не   остаются
неизменными.  Если   при   начале   уголовного   преследования,   необходимо
располагать   достаточными   данными,   указывающие   только   на   признаки
преступления, то к моменту привлечения лица  в  качестве  обвиняемого  закон
требует  вынесения  прокурором  постановления  о  привлечении   в   качестве
обвиняемого и чтобы в нем было описано: время и место его  составления;  кем
составлено постановление; фамилия, имя и отчество привлекаемого  в  качестве
обвиняемого; преступление, в совершении которого обвиняется данное  лицо,  с
указанием времени, места и  других  обстоятельств  совершения  преступления,
поскольку   они   установлены    материалами    дела;    уголовный    закон,
предусматривающий данное преступление (ст. 281 УПК РМ).
      Органу уголовного преследования, к моменту привлечения лица в качестве
обвиняемого следует определить  обстоятельства,  превышающие  основания  при
начале  уголовного  преследования  и  далее,  круг  этих  обстоятельств  уже
предмета доказывания  в  целом,  но  к  моменту  составления  обвинительного
заключения лицо, производящее  уголовное  преследования,  должно  установить
(доказать) все обстоятельства, указанные в ст. 96 УПК РМ, а именно:
    1. факты, свидетельствующие о наличии элементов преступления,  а  также
       причины, устраняющие преступный характер деяния;
    2. предусмотренные законом обстоятельства, облегчающие  или  отягчающие
       уголовную ответственность исполнителя деяния;
    3. сведения о личности подсудимого и пострадавшего;
    4. характер и размер ущерба, причиненного преступлением;
    5.  наличие  имущества,  предназначенного   или   использованного   для
       совершения преступления либо  добытого  в  результате  преступления,
       независимо от того, кому оно передано;
    6. все обстоятельства, относящиеся к назначению наказания.
      Подлежат выявлению также причины и условия, способствующие  совершению
преступления.
      Привлечение в  качестве  обвиняемого,  как  правильно  указывает  Л.М.
Карнеева, возможно лишь тогда, когда будут установлены (доказаны)  следующие
обстоятельства:
      а)  свидетельствующие  о  том,  что  события   (деяния),   послужившие
основанием к возбуждению уголовного дела, действительно имело место;
      б) подтверждающие совершение преступного деяния  тем  лицом,  которому
предъявлено обвинение;
      в) устанавливающие соответствие деяния,  совершенного  привлекаемым  к
уголовной  ответственности  лицом,  составу  преступления,  предусмотренному
уголовным законом;
      г)  свидетельствующие  об  отсутствии  данных,  исключающих  уголовную
ответственность или освобождающих от нее [20. стр. 29].
      Значит,  если  не  собраны  доказательства  об  этих  обстоятельствах,
привлечение  лица  в  качестве  обвиняемого  будет  преждевременно.   Нельзя
согласиться с решением авторов утверждающих, что  некоторые  обстоятельства,
в частности, квалифицирующие признаки преступного деяния  могут  проверяться
после предъявления обвинения. Такой подход еще как то  определяется  по  тем
делам, при расследовании  которых  сами  сведения  об  этих  обстоятельствах
появляются  позднее,  но  когда   подобные   сведения   уже   имеются,   без
исследования их, нельзя решить  вопрос  об  основаниях  привлечения  лица  в
качестве обвиняемого. Если, например, есть данные о совершении  убийства  из
корыстных побуждений, грабежа  особо  опасным  рецидивистом  и  т.  п.,  без
проверки этих данных невозможно правильно  сформулировать  обвинение,  четко
определить основание уголовной ответственности [18. стр. 181].
      Привлечение лица в качестве обвиняемого должно состояться  немедленно,
как  только  будут  собраны  достаточные  доказательства,  убеждающие  орган
уголовного преследования в виновности определенного лица. Излишне  поспешное
привлечение в качестве обвиняемого при отсутствии достаточных  доказательств
может повлечь за  собой  неосновательное  привлечение  граждан  к  уголовной
ответственности. Преждевременное привлечение, в  качестве  обвиняемого,  как
правило, связано с неумением оценить наличие основания для  такого  решения.
В ряде случаев оно  осуществляется  в  расчете  на  то,  что  в  последствии
удастся   добыть   дополнительные   доказательства,   подтверждающие    факт
совершения  преступления  привлекаемым  лицом.  Опасность   преждевременного
принятия  этого  решения  состоит  в  том,  что   оно   может   привести   к
необоснованному привлечению  лица  в  качестве  обвиняемого,  неправомерному
применению в отношении него мер процессуального принуждения.
      Например, по факту нанесения  тяжких  телесных  повреждений  гр.А.  по
подозрению в совершении преступления были задержаны С. и Д. Располагая  лишь
результатами предъявления их для опознания  потерпевшему,  прокурор  привлек
С. и Д. в качестве обвиняемого и избрал меру  пресечения  –  заключение  под
стражу.  В  ходе  последующего  производства,  уголовное   преследование   в
отношении С.  и  Д.  было  прекращено  за  не  доказанностью  участия  их  в
совершении  данного  преступления.  Однако  в  результате  преждевременного,
необоснованного привлечения в качестве обвиняемого они  10  суток  незаконно
находились под стражей.
      Искусственная задержка привлечения в качестве обвиняемого, оттягивания
его  к  концу  уголовного  преследования,  когда   фактически   исследование
обстоятельств  дела  уже  завершилось  без  участия   обвиняемого   так   же
недопустимо, т. к. в этом случае нарушается право обвиняемого на  защиту  от
предъявленного   обвинения,    отрицательно    сказывается    на    полноте,
объективности и всесторонности исследования доказательств.
      Искусственная  задержка  привлечения  в  качестве  обвиняемого   может
нанести огромный  вред  делу  раскрытия  преступления,  в  частности,  лицо,
подлежащее привлечению в  качестве  обвиняемого,  может  выехать  со  своего
постоянного  места   жительства;   данное   лицо   может   совершить   новое
преступление;  органы   уголовного   преследования   несвоевременно   смогут
собрать, процессуально закрепить доказательства,  подтверждающие  виновность
обвиняемого.
      Таким образом, как только орган  уголовного  преследования  на  основе
оценки  собранных  по  делу  доказательств  придет  к  убеждению  о  наличии
оснований для  предъявления  обвинения,  он  обязан  немедленно  подготовить
заключение с предложением о  привлечении  лица  в  качестве  обвиняемого,  а
прокурор  соответственно,  основываясь  на  заключении   органа   уголовного
преследования предъявить обвинение и обеспечить осуществление его прав.
      Акт привлечения в качестве обвиняемого должен состоять из  достоверных
доказательств,   полученных   из   установленных   законом   источников,   с
соблюдением процессуальных  требований  к  порядку  проведения  следственных
действий, в результате которых данные доказательства получены.
      Подозрения и  ничем  не  полученные  предположения  не  могут  служить
основанием для привлечения лица в  качестве  обвиняемого.  «С  этих  позиций
обоснованность привлечения  в  качестве  обвиняемого  можно  определить  как
наличие установленных  в  точном  соответствии  с  требованиями  уголовно  –
процессуального законодательства фактических  данных,  совокупность  которых
достаточна  для  вывода  о  совершении  лицом,   привлекаемым   в   качестве
обвиняемого, общественно опасного деяния и его квалификации  в  соответствии
с  нормой  уголовного  закона,  предусматривающей  это  деяние  в   качестве
преступного и уголовно наказуемого» [20, стр. 25].
      В действующем уголовно  –  процессуальном  законодательстве  закреплен
единый порядок привлечения  лица  в  качестве  обвиняемого,  который  служит
интересам быстрого и полного раскрытия преступления,  изобличения  виновных,
справедливого  наказания  каждого  совершившего   преступление,   исключение
случаев привлечения к уголовной ответственности и осуждения невиновных.
      Процессуальный   акт   привлечения   лица   в   качестве   обвиняемого
складывается из трех самостоятельных процессуальных действий:
    1. Подготовка заключения органа уголовного преследования с предложением
       о привлечении в качестве обвиняемого;
    2.  Вынесение  прокурором  постановления  о  привлечении   в   качестве
       обвиняемого;
    3. Предъявление обвинения обвиняемому и допрос обвиняемого.
      Актом привлечения в качестве обвиняемого является вынесение прокурором
мотивированного  постановления.  Данный  акт  имеет  важное   процессуальное
значение:  им  определяется  лицо,   которое   изобличается   в   совершении
преступления; именно с этого момента в уголовном процессе появляется  фигура
– обвиняемый. Данный акт также способствует дальнейшему движению  уголовного
дела.  Разбирательство  дела  в  суде  производиться  только   в   отношении
обвиняемых и в пределах  того  обвинения,  которое  им  было  предъявлено  в
процессе уголовного преследования и по которому они преданы суду.
      При вынесении постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого,
прокурор должен строго разобраться  в  собранных  по  делу  доказательствах,
объективно и всесторонне оценить их, твердо  убедиться  в  том,  что  факты,
образующие основание уголовной ответственности установлены в соответствии  с
действительностью, что принимаемое по ним решение  единственное  правильное,
строго законное и обоснованное [18. стр. 192].
      Постановление о привлечении в  качестве  обвиняемого  должно  отвечать
требованиям, предусмотренным ст. 281 УПК РМ.
      Вопрос о содержании, форме этого важного  уголовно  –  процессуального
акта  неоднократно  освещается  в  юридической  литературе  и   следственной
практике, где  неизменно  подчеркивается  неизменность  соблюдения  при  его
вынесении всех требований уголовно – процессуального закона.
      В соответствии с  уголовно  –  процессуальным  законодательством  этот
обязательный,  итоговый   акт   стадии   уголовного   преследования   должен
соответствовать требованиям  законности,  обоснованности,  мотивированности,
объективности   изложения   фактических   данных,    юридической    четкости
формулировки обвинения, индивидуализации обвинения.
      Согласно требованиям законности постановления о привлечении в качестве
обвиняемого  должно  быть  вынесено  уполномоченным  на   то   органом   или
должностным  лицом  в  пределах  его  компетенции,   оно   должно   отвечать
установленной  законом   процессуальной   форме   и   содержать   реквизиты,
определенные  ст.  281  УПК  РМ;  в  нем  должна   быть   дана   юридическая
квалификация действий обвиняемого, т.е. оно должно соответствовать  уголовно
– процессуальному закону как по наименованию и форме, так и по содержанию.
      Несоблюдение  уголовно  –  процессуальной  формы   при   расследовании
уголовного дела рассматривается как  нарушение  уголовно  –  процессуального
закона и в ряде случаев, при признании их существенными, влечет  возвращение
дела для дополнительного уголовного преследования (ст. 292 УПК РМ).
      Постановление о привлечении в качестве обвиняемого будет обоснованным,
если положения, сформулированные в постановлении, основываются на  собранных
по делу объективных данных, а  не  на  предположениях.  Предположения  могут
играть известную роль только для направления расследования,  для  выдвижения
той или иной версии, подлежащей проверке при расследовании дела.  «Закон  не
указывает  на  обязательность  изложения  в   постановлении   доказательств,
обосновывающих обвинение, но необходимо и  достаточно  изложить  фактические
обстоятельства  деяния,  поскольку  они  установлены  материалами  дела,   и
квалификацию».
      Обоснованность и законность неразрывно связаны между собой. Если  лицо
будет привлечено в качестве обвиняемого на каких-либо  предположениях,  и  в
дальнейшем окажется, что оно невиновно в  совершении  преступления,  то  это
есть  нарушение  законности,  и  с  другой   стороны,   если   постановление
составлено неправомочным лицом, то это не  дает  право  считать  данный  акт
привлечения в качестве обвиняемого законным.
      Мотивированность постановления требует, чтобы  формулировка  обвинения
основывалась  на  конкретных  фактических  данных  обстоятельствах,  которые
подтверждают  наличие  преступления  и  квалификации  его.  На  основе  этих
фактических  обстоятельств  прокурор  приходит  к  выводу  о   достаточности
доказательств для привлечения лица в качестве обвиняемого.
      В описательной  части  должны  быть  изложены  обстоятельства  каждого
эпизода,  при  этом  условии,  если  преступление  состоит   из   нескольких
эпизодов. Резолютивная часть обязательно  должна  содержать  статью,  часть,
пункт уголовного закона, по которому квалифицированы  действия  обвиняемого.
Наказание в этой части  постановления,  по  какому  уголовному  закону  лицо
привлекается   к   ответственности,   является   нарушением    уголовно    –
процессуального  закона  и  влечет  направление  дела  для   дополнительного
расследования,  поскольку  лицо  фактически   не   привлечено   в   качестве
обвиняемого в конкретном преступлении.
      Объективность изложения фактических данных в  постановлении  означает,
чтобы изложение фактических обстоятельств было без какого-либо  изложения  и
предвзятости, беспринципности к расследованию уголовного дела.
      Юридическая четкость  формулировки  обвинения  предполагает,  что  все
обстоятельства дела должны быть изложены в  тех  юридических  формулировках,
которые  определены  законом.  Так,   если   объективная   сторона   состава
преступления кражи (ст. 186 УК РМ) определена как тайное  хищение  имущества
другого лица, то нельзя  в  постановлении  указывать,  что  потерпевший  был
ограблен, т. к. ограбление является признаком состава  другого  преступления
– грабежа, который описан в диспозиции другой статьи Уголовного кодекса РМ.
      Когда диспозиция  статьи  Уголовного  кодекса  состоит  из  нескольких
частей,  то  фактические  данные  об  обстоятельствах  дела,  приводимые   в
обосновании   квалификации,   должны   отвечать    юридическим    признакам,
характеризующим эту часть статьи Уголовного кодекса.
      При принятии решения о привлечении в качестве  обвиняемого  необходимо
соблюдать  требование  об   индивидуализации   обвинения.   Индивидуализация
обвинения означает, что если по делу привлекается несколько  обвиняемых,  то
в отношении каждого из них должно быть составлено отдельное постановление  о
привлечении  лица  в  качестве  обвиняемого.   В   уголовном   процессе   не
допускается единое обвинение, т. к. это затрудняет  выявление  степени  вины
каждого из обвиняемых и мешает решению ряда процессуальных действий.
      Постановление о привлечении в качестве обвиняемого должно состоять  из
трех частей: вводной, описательной, резолютивной.
      В  вводной  части  указанного  постановления  должны  быть   следующие
основные реквизиты: наименование процессуального документа;  время  и  место
его составления; должность,  фамилия  лица,  его  составившего,  специальное
звание  (классный  чин);  номер  уголовного  дела   по   которому   вынесено
постановление.
      Описательная часть занимает в постановлении центральное место.  В  ней
необходимо указывать: фамилию, имя, отчество лица, привлекаемого в  качестве
обвиняемого; преступление, в совершении которого данное лицо  обвиняется,  а
также другие обстоятельства совершения преступления, т. к.  они  установлены
материалами дела;  квалификацию  действия  обвиняемого;  мотивы,  которые  в
совокупности позволяют судить об обоснованности  вынесенного  постановления;
ссылки на статьи уголовно – процессуального кодекса,  которыми  определяются
основания и порядок привлечения лица в качестве  обвиняемого.  В  содержании
описательной   части   постановления   включаются   все    без    исключения
инкриминируемые лицу  фактические  обстоятельства.  Содержание  описательной
части  должно  быть  согласованно  с   диспозицией   соответствующей   нормы
Уголовного кодекса.
      Резолютивная часть постановления о привлечении в качестве  обвиняемого
состоит из решения прокурора о привлечении лица  в  качестве  обвиняемого  и
предъявлении  ему  обвинения;  краткое  описание  состава   преступления   и
квалификацию  действий  обвиняемого;  решение  об  объявлении  постановления
обвиняемому и разъяснение ему прав; подпись прокурора.
      В юридической литературе высказаны  разноречивые  мнения  относительно
того, обязан  ли  прокурор  указывать  в  описательной  части  постановления
доказательства, послужившие основанием для предъявления обвинения.
      Некоторые авторы считают, что  ссылки  на  доказательства  необходимы.
Другие ученые полагают, что закон  не  предусматривает  таких  требований  и
этот вопрос должен решаться по усмотрению лица, осуществляющего  привлечение
в качестве обвиняемого, мотивируя  это  тем,  что,  во-первых,  указанные  в
постановлении  о  привлечении  в   качестве   обвиняемого   создает   угрозу
разоружения органа уголовного преследования  перед  лицом  обвиняемого,  во-
вторых,  закон  нигде  прямо  не  предусматривает   необходимость   внесения
доказательств в постановление [15, стр. 37].
      В примерных образцах по  составлению  постановлений  о  привлечении  в
качестве обвиняемого  никакие  доказательства,  послужившие  основанием  для
предъявления обвинения, также не указываются.
      Наиболее приемлемой, следует считать первую  точку  зрения,  т.  е.  в
постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого должны быть  указаны
доказательства, послужившие основанием для предъявления  обвинения,  т.  к.,
во-первых, если прокурор сгруппирует в постановлении о  привлечении  лица  в
качестве   обвиняемого   собранные    органом    уголовного    преследования
доказательства,  дающие  основание   для   привлечения   лица   в   качестве
обвиняемого,   то   это   позволит   обвиняемому   после   ознакомления    с
постановлением конкретно знать на основе каких доказательств его  привлекают
в  качестве  обвиняемого,  лучшим  образом  организовать  свою   защиту   от
предъявленного   обвинения,   представить   дополнительные   доказательства,
заявить ходатайства, например, допросить  определенных  лиц,  которые  могут
дать показания по обстоятельствам, имеющих значение для дела  и  т.  д.  Во-
вторых, никакого разоружения прокурора перед  лицом  обвиняемого  не  будет,
это   будет   только   способствовать   качественному   и   более   быстрому
расследованию   дела,    всесторонне,    полно,    объективно    исследовать
обстоятельства  дела,   выявить   как   уличающие,   так   и   оправдывающие
обвиняемого, а также отягчающие и смягчающие его вину обстоятельства.
      В связи с вышеизложенным необходимо дополнить часть 2 статьи  281  УПК
обязанностью  прокурора   в   постановлении   о   привлечении   в   качестве
обвиняемого, указывать доказательства, подтверждающие виновность лица.
      На сегодняшний день, процессуальная практика  свидетельствует  о  том,
что  прокуроры  при  вынесении  постановления  о  привлечении   в   качестве
обвиняемого  вообще  никаких  доказательств,  послуживших   основанием   для
предъявления   обвинения,   не   приводят.   Обычно,    органы    уголовного
преследования в постановлении пишут: «Собранными  по  делу  доказательствами
установлено:», а какие доказательства собрал орган уголовного  преследования
не ясно и обвиняемый не знает на основе каких доказательств  его  привлекают
в качестве обвиняемого.
      В  описательной  части   постановления   важное   значение   отводится
формулировке обвинения. Обвинение должно  быть  составлено  так,  чтобы  оно
было понятно обвиняемому,  ибо  это  является  средством  обеспечения  права
обвиняемого знать, в чем он конкретно обвиняется.
      По каждому делу обвинение должно содержать все свои составные части  –
фактическую фабулу, юридическую  формулировку  и  правовую  квалификацию.  В
отношении каждой из них необходима полнота и достаточность.
      Полнота фактической фабулы  включает  в  себя  установленные  по  делу
конкретные  фактические  данные  или  факты,  которые  для  данного  состава
преступления имеют непосредственное уголовно  –  правовое  значение,  К  ним
относятся:  место  совершения  преступления;  субъект  преступления;  время,
способ;  преступные  последствия;  цель,  мотив;  психическое  отношение   к
содеянному.
      Правильно утверждение о том, что место и время совершения преступления
должны  указываться  в  постановлении  о   привлечении   лица   в   качестве
обвиняемого по всем делам, иначе обвинение будет  неконкретным.  Эти  данные
должны обязательно приводиться, только точность их установления и  изложение
будет зависеть от конкретных обстоятельств дела.  Так,  указание  времени  с
точностью  до  минут  может  явиться  важным  обстоятельством  при  описании
убийства и не имеет существенного  значения  для  формулировки  обвинения  в
хищении. В последнем случае зачастую можно ограничиться  указанием  дня  или
же целого промежутка времени, в течение которого осуществлялось хищение.
      Достаточность фактической фабулы обвинения означает, что  должны  быть
охвачены все существенные признаки преступных действий (бездействий).
      Полнота  юридической  формулировки  означает,  что  в  ней,  т.  е.  в
юридической формулировке, должны быть отражены  все  существенные  признаки,
которые характеризуют преступные свойства определенного  деяния  и  отличают
его от других составов преступлений.
      Достаточность юридической формулировки  освобождает  орган  уголовного
преследования от обязанности перечислить в постановлении все без  исключения
правовые признаки  совершенного  преступного  деяния.  Обвинение  не  должно
содержать  в  каждом  случае  упоминание,  что  такое-то  деяние   совершено
вменяемым, право субъектным лицом, посягает  на  такой-то  объект  и  т.  д.
Подобные признаки могут быть указаны лишь в случае, если  надо  их  выделить
особо, как имеющие для данного дела специальное значение.
      Полнота правовой квалификации выражается во включении в обвинение всех
тех  статей  уголовного  закона,  по   которому   должно   квалифицироваться
расследуемое преступное деяние. Практически  требование  полноты  важно  при
условии, что возможна идеальная совокупность преступлений. В  таких  случаях
обвинение будет не полным, если в нем не  указаны  те  или  иные  статьи  (и
части статьи) Уголовного кодекса, подлежащие применению  к  его  фактической
фабуле.
      Достаточность правовой квалификации, наоборот,  исключает  возможность
включения в обвинение тех или  иных  статей  уголовного  закона,  которые  в
данном случае не требуются.
      В следственной практике некоторые органы уголовного преследования,  не
имея достаточных доказательств,  квалифицируют  деяние  с  «запасом»,  чтобы
застраховать себя от возвращения дела на дополнительное расследование,  если
суд сочтет необходимым применить к  деянию  обвиняемого  другую  статью  или
часть статьи, предусматривающую более тяжкое наказание.
      Такая  практика  справедливо  подвергается   критике   в   юридической
литературе. Квалификация с «запасом»  искусственно  ухудшает  процессуальное
положение  обвиняемого,  создает  угрозу  назначения  ему   более   сурового
наказания, чем он заслуживает.
      В  описательной  части  постановления   о   привлечении   в   качестве
обвиняемого  не  должно  быть  таких  общих  формулировок,   как   например,
«обвиняется в том, что хулиганил в общественном месте»  или  «систематически
злоупотреблял служебным положением», которые по существу ничего не  говорят.
В  таких  случаях  необходимо  указать   конкретные   хулиганские   действия
(злоупотребления) были совершены. Неясность, нечеткость  таких  формулировок
обвинения грубо нарушают права обвиняемого, он, не знает,  в  чем  конкретно
его обвиняют, не в состоянии осуществить свое право на защиту.
      Таким  образом,  в  постановлении  о  привлечении  лица   в   качестве
обвиняемого должны быть указаны  все  установленные  в  процессе  уголовного
преследования преступные деяния обвиняемого, которые  составляют  обвинение,
либо характеризуют отдельные  стороны  данного  состава  преступления,  либо
влияют на степень ответственности обвиняемого. Во всех случаях  квалификация
преступления должна быть дана с учетом этих обстоятельств.
      Привлечение в качестве обвиняемого  занимает  особое  место  в  стадии
уголовного преследования. Оно подводит  итог  проделанной  к  этому  моменту
работе,  собранным  доказательствам,  во   многом   определяет   направление
дальнейшего производства по делу.
      §2. Права обвиняемого

      Обвиняемый – это лицо, в отношении которого вынесено  постановление  о
привлечении в качестве обвиняемого. С этого  момента  обвиняемый  наделяется
широким объемом процессуальных прав для защиты своих законных интересов.
      В соответствии со ст. 66 УПК РМ, к правам обвиняемого относится:
         . знать, в чем он обвиняется, и в связи с  этим  при  предъявлении
           обвинения, а также незамедлительно после взятия под  стражу  или
           ознакомления  с  постановлением  о  применении   к   нему   меры
           пресечения получить от  органа  уголовного  преследования  копию
           постановления о привлечении его в качестве обвиняемого;
         . незамедлительно  после  задержания  или  предъявления  обвинения
           получить   от   органа   уголовного   преследования   письменную
           информацию о принадлежащих ему правах, предусмотренных настоящей
           статьей, в том числе о  праве  молчать  и  не  свидетельствовать
           против себя, а также разъяснение всех своих прав;
         . в  случае  задержания  получить  до  начала  первого  допроса  в
           качестве обвиняемого юридическую консультацию защитника;
         . в случае задержания незамедлительно, но не позднее чем в течение
           72  часов  быть  доставленным  судье,  а   также   на   судебное
           разбирательство в  разумные  сроки  или  освобождение  во  время
           процесса;
         . с момента  предъявления  обвинения  иметь  защитника  по  своему
           выбору, а при отсутствии  средств  для  оплаты  услуг  защитника
           получать  юридическую  помощь  от  назначенного  адвоката   либо
           отказаться  от  защитника  и  защищать  себя  самостоятельно   в
           случаях, когда это допускается законом;
         . общаться со своим защитником  в  конфиденциальных  условиях  без
           ограничения количества и продолжительности бесед;
         . в случае дачи  согласия  на  допрос  быть  допрошенным,  по  его
           просьбе, в присутствии защитника;
         . давать показания или отказаться от дачи показаний;
         . давать объяснения по предъявленному ему обвинению или отказаться
           от дачи объяснений;
         . признать свою вину и заключить соглашение о признании вины;
         . дать согласие на  проведение  специальной  процедуры  уголовного
           преследования  и  судебного  разбирательства  дела  в   порядке,
           предусмотренном настоящим кодексом,  в  случае  признания  своей
           вины;
         . участвовать в процессуальных действиях  самостоятельно  или,  по
           желанию, в присутствии защитника либо отказаться  от  участия  в
           таких действиях;
         .  уведомить  через   орган   уголовного   преследования   близких
           родственников или другое лицо по своему выбору  о  месте  своего
           содержания под стражей;
         . осуществлять подготовку материалов для уголовного дела;
         .  представлять  документы  и  другие  средства  доказывания   для
           приобщения их  к  уголовному  делу  и  исследования  в  судебном
           заседании;
         . заявлять отводы лицу, осуществляющему  уголовное  преследование,
           судье, прокурору,  эксперту,  переводчику,  секретарю  судебного
           заседания;
         . требовать допроса  свидетелей  обвинения  и  добиться  вызова  и
           допроса свидетелей защиты на тех же условиях, что  и  свидетелей
           обвинения;
         . подавать заявления;
         . возражать против  действий  органа  уголовного  преследования  и
           требовать внесения своих возражений в  протокол  процессуального
           действия;
         . знакомиться с протоколами процессуальных действий, произведенных
           с его участием, и  подавать  замечания  по  поводу  правильности
           записей в протоколах, а также  требовать  внесения  в  протоколы
           записей об обстоятельствах, которые, по его мнению, должны  быть
           отмечены;
         . знакомиться с материалами, представленными в суд в подтверждение
           его ареста;
         . по  окончании  уголовного  преследования  знакомиться  со  всеми
           материалами  дела,  выписывать  из  них  необходимые   сведения,
           снимать  копии,  подавать  заявления  о  дополнении   уголовного
           преследования;
         .  участвовать  в  рассмотрении  дела  в  первой  инстанции  и   в
           апелляционном порядке;
         . выступать в судебных прениях в случае отказа от защитника;
         . произносить последнее слово;
         . уведомляться органом уголовного преследования  о  принятии  всех
           затрагивающих его  права  и  интересы  решений  и,  по  желанию,
           получать копии этих  решений,  а  также  копии  постановлений  о
           применении к нему мер пресечения и  других  мер  процессуального
           принуждения, копии обвинительного или иного заключительного акта
           уголовного   преследования,   гражданского   иска,    приговора,
           апелляционной и кассационной  жалобы,  определения,  посредством
           которого приговор признан окончательным, окончательного  решения
           судебной  инстанции,  рассматривавшей  дело   в   исключительном
           порядке обжалования;
         . обжаловать в предусмотренном законом порядке действия и  решения
           органа уголовного преследования или судебной  инстанции,  в  том
           числе   приговор    или    определение    судебной    инстанции,
           рассматривавшей дело в обычном порядке обжалования;
         . отозвать любую жалобу, поданную им  или  его  защитником  в  его
           интересах;
         . примириться с потерпевшим в предусмотренном  настоящим  кодексом
           порядке;
         .  подавать  возражения  на  жалобы  других  участников  процесса,
           доведенные до его сведения органом уголовного преследования  или
           ставшие известными ему в результате других обстоятельств;
         . высказывать в судебном заседании свое мнение по поводу заявлений
           и предложений других участников процесса, а также  по  вопросам,
           разрешаемым судом;
         . возражать против незаконных действий других участников процесса;
         .  возражать  против  действий  председательствующего  в  судебном
           заседании;
         . требовать и получать возмещение ущерба, причиненного незаконными
           действиями  органа   уголовного   преследования   или   судебной
           инстанции.
      Термин “обвиняемый” — собирательный в уголовном  судопроизводстве.  Он
появляется в уголовном процессе после вынесения постановления о  привлечении
в качестве  обвиняемого  и  считается  таковым  до  вступления  приговора  в
законную силу. С момента принятия дела  к  производству  судом  и  вынесения
постановления о назначении судебного  разбирательства  обвиняемый  именуется
подсудимым.  А  обвиняемый,  в  отношении  которого  суд   вынес   приговор,
именуется осужденным, если приговор  обвинительный,  или  оправданным,  если
приговор оправдательный (ст. 65 УПК РМ). К обвиняемому могут быть  применены
различные  меры  процессуального  принуждения  (меры  пресечения),   которые
обеспечивают достижение задач уголовного судопроизводства.
      Обвиняемый — один из центральных участников  уголовного  процесса:  по
поводу вменяемых ему деяний проводится уголовное  преследование  и  судебное
разбирательство,  постановляется  приговор.  Но  обвиняемый  —  это  еще  не
виновный. Виновным  в  совершении  преступления  лицо  может  быть  признано
только приговором суда.  Каждый  виновный  был  признан  обвиняемым,  но  не
каждый обвиняемый в будущем признается виновным.
      Поэтому  не  случайно   основное   право,   которое   определяет   его
процессуальное  положение,  —  это  право  на   защиту   от   предъявленного
обвинения.
      С  момента  составления  постановления  о   привлечении   в   качестве
обвиняемого и подписания  его  прокурором,  лицо  приобретает  специфические
процессуальные права, позволяющие ему активно защищаться  от  предъявленного
обвинения. В этих целях обвиняемый должен  быть  своевременно  осведомлен  о
своих правах.
      Прокурор  –  обязан  при  вынесении  мотивированного  постановления  о
привлечении в качестве обвиняемого  изложить  в  нем  конкретные  преступные
действия лица, в совершении которых он  его  обвиняет,  и  не  позднее  двух
суток с момента вынесения  постановления,  а  в  случае  привода  –  в  день
привода предъявить обвинение (ч. 1 ст. 282 УПК РМ). Обвиняемый  должен  быть
своевременно осведомлен обо всех изменениях обвинения  и  иметь  возможность
дачи объяснения по  измененному  обвинению.  Невыполнение  этого  требования
является нарушением уголовно –  процессуального  законодательства  и  влечет
отмену обвинительного приговора.
        Однако  это  право  обвиняемого  (подсудимого)  нарушается  органами
уголовного преследования и судами. В постановлении о привлечении в  качестве
обвиняемого, обвинительных заключениях и приговорах  сущность  обвинения  по
отдельным делам излагается без необходимой ее  конкретизации  и  обосновании
квалификации.
      Право  обвиняемого  давать  объяснения  по  предъявленному   обвинению
проявляется во время допроса. Допрос обвиняемого прокурор  производит  сразу
же после предъявления обвинения (ст. 104 УПК РМ), при этом  прокурор  обязан
разъяснить сущность предъявленного обвинения, спросить, признает ли он  себя
виновным, и предложить рассказать все  известное  ему  по  делу.  Обвиняемый
вправе в своих объяснениях (показаниях) опровергать  обвинение,  критиковать
обосновывающие   его   доказательства,   давать   собственное   истолкование
обстоятельств дела.
      Данное право обвиняемого дать свои объяснения превращает их  в  важное
средство защиты. Кроме того, для обвиняемого – это право, а  не  обязанность
и поэтому он не несет уголовной ответственности за отказ от  дачи  показаний
и за дачу заведомо ложных показаний. Закон  запрещает  домогаться  показаний
обвиняемого путем насилия, угроз и иных незаконных мер.
      Лицо осуществляющее уголовное преследование,  обязаны  незамедлительно
известить одного из близких родственников подозреваемого или  обвиняемого  о
месте или об изменении места содержания его под  стражей.  Орган  уголовного
преследования, прокурор и суд обязаны также:
       а) при наличии у лица, заключенного  под  стражу,  несовершеннолетних
детей, остающихся без надзора, передать их на попечение  родственников  либо
других лиц или учреждений;
      б) при наличии у лица, заключенного под стражу, имущества или  жилища,
остающегося без присмотра, принять меры к их охране.
      В соответствии со ст. 16 УПК РМ, обвиняемому, не владеющему языком, на
котором ведется судопроизводство,  обеспечивается  право  делать  заявления,
давать показания,  заявлять  ходатайства  на  родном  языке  и  пользоваться
услугами  переводчика.   Следственные   и   судебные   документы   вручаются
обвиняемому в переводе на его родной язык или на  другой  язык,  которым  он
владеет.
      Право представлять  доказательства  означает,  что  обвиняемый  вправе
представить  любые  вещественные  и   письменные   доказательства   в   свое
оправдание.
      Эти доказательства он может передавать как  лично,  так  и  с  помощью
своего защитника. Представлять доказательства это право,  а  не  обязанность
обвиняемого, и поэтому его нельзя  обязать  представлять  доказательства,  и
тем более перелагать обязанность доказывания.
      Доказательства   по   уголовному   преследованию   собирают    органы,
осуществляющие по нему производство. Обвиняемый и другие участники  процесса
вправе  лишь  представлять   имеющиеся   у   них   предметы   и   документы,
ходатайствовать о производстве действий по собиранию доказательств и т.д.
      Заявлять ходатайства, то есть официальная просьба  обвиняемого  и  его
защитника о совершении определенных процессуальных  действий,  обращенная  к
органу уголовного преследования, прокурору.  Заявленное  ходатайство  должно
быть рассмотрено  по  существу,  независимо  от  того,  в  какой  форме  оно
заявлено (письменно или устно).
      Ходатайство  может   быть   заявлено   в   любой   стадии   уголовного
преследования. Это право – важная гарантия защиты прав и законных  интересов
обвиняемого.  Разъяснение   этого   права   является   обязанностью   органа
уголовного преследования, прокурора.
      Лицо,  осуществляющее  уголовное  преследование  не  вправе   отказать
обвиняемому или его защитнику в допросе свидетелей, производстве  экспертизы
и  других  процессуальных  действий   по   собиранию   доказательств,   если
обстоятельства, об  установлении  которых  они  ходатайствуют,  могут  иметь
значение для  дела.  О  результатах  рассмотрения  ходатайства  должно  быть
поставлено в известность лицо,  его  заявившее.  При  полном  или  частичном
отказе  в  ходатайстве  орган  уголовного   преследования   обязан   вынести
мотивированное постановление. Ходатайство, в котором  отказано  в  одной  из
стадий  процесса,  может  быть  повторно  заявлено  в  последующих   стадиях
процесса.
      Одной  из  гарантий  охраны  прав  обвиняемого  во  время   уголовного
преследования является – право обвиняемого обжаловать в суд  незаконность  и
необоснованность ареста или продления срока содержания под стражей.
      При рассмотрении  жалобы  судья  исследует  материалы,  подтверждающие
законность и обоснованность применения данной  меры  пресечения.  При  этом,
под законностью ареста, следует понимать соблюдение  всех  норм  уголовно  –
процессуального  законодательства,   регламентирующих   порядок   применения
указанной  меры  пресечения  и  продления   срока   ее   действия,   а   под
обоснованностью – наличие в представленных материалах сведений, в том  числе
о личности содержащегося под  стражей,  которые  подтверждают  необходимость
применения заключения под стражу в качестве меры  пресечения  или  продления
ее срока.
      Право обвиняемого знакомиться со всеми материалами дела.  Прокурор  на
базе  заключения  органа  уголовного  преследования,   признав,   что   вина
обвиняемого  установлена  и  что  собранные  доказательства  достаточны  для
привлечения  лица  в  качестве  бвиняемого,   объявляет   обвиняемому,   что
уголовное  преследование  по  делу  окончено,  и  что  он  имеет  право   на
ознакомление со всеми материалами дела. Обвинение должно быть предъявлено  в
обязательном присутствии адвоката.
      Все материалы дела предъявляются обвиняемому и защитнику в подшитом  и
пронумерованном виде. Если по делу привлечено несколько обвиняемых,  каждому
из них предъявляются  все  материалы  дела.  Обвиняемый  вправе  в  процессе
ознакомления с материалами дела выписывать из него любые сведения и в  любом
объеме. По окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с  материалами
дела прокурор обязан спросить их, ходатайствуют ли они о дополнении и в  чем
именно.
      Осуществление данного права дает возможность обвиняемому  ознакомиться
с доказательствами, подтверждающими наличие преступления  и  с  результатами
его доводов, что  позволяет  ему  подготовиться  к  защите.  Непредставление
обвиняемому  по  окончании  уголовного  преследования  материалов  дела  для
ознакомления является существенным  нарушением  уголовно  –  процессуального
закона и влечет отмену приговора.
      Обвиняемому предоставлены все необходимые права для защиты своих  прав
и законных интересов, в том числе пользоваться помощью защитника.
      Иметь защитника –  одна  из  гарантий  права  обвиняемого  на  защиту.
Поэтому ни орган уголовного преследования, ни  прокурор,  ни  суд  не  могут
отказать в допуске защитника.
      Никто не вправе навязать обвиняемому какого-либо  защитника.  Защитник
приглашается  обвиняемым,  его  законным  представителем,  а  также  другими
лицами по поручению или  с  согласия  обвиняемого.  По  просьбе  обвиняемого
участие   защитника   обеспечивается   органом   уголовного   преследования,
прокурором и судом.
      Защитник  допускается  к  участию  в  деле  с   момента   предъявления
обвинения,  а  в  случаях  привлечения  лица  в   качестве   подозреваемого,
задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или применение  к
нему меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления  обвинения
–  с  момента  объявления  ему  протокола  задержания  или  постановления  о
применении этой меры пресечения (ст. 64 УПК РМ).
      Особый интерес представляет обоснование защиты, предложенное известным
дореволюционным процессуалистом И. Я. Фойницким:
   1. Сам обвиняемый, застигнутый уголовным преследованием, нередко  впадает
      в такое угнетенное состояние духа или до того теряет  самообладание  и
      волнуется, что не может дать себе надлежащего отчета  в  значении  как
      самого обвинения, так и обстоятельств  дела,  почему  помощь  третьего
      лица, спокойно к делу относящегося, может явиться  крайне  необходимой
      и, во всяком случае, полезной в интересах выяснения истины.
      2. Раз в процессе обвинительные функции успели уже выделиться в  особо
организованный  институт  прокуратуры,   необходимо   дать   соответственную
организацию и защите, иначе юридически образованный,  опытный  представитель
государственного обвинения будет иметь против себя слабую, неопытную  защиту
[32, стр. 62-63].
      Оказывая юридическую помощь обвиняемому в выявлении оправдывающих  его
обстоятельств, защитник обязан использовать все указанные в законе  средства
и способы защиты, опираясь на принципы профессиональной защиты по  уголовным
делам. Правовым и  нравственным  основанием  защиты,  ее  основным  стержнем
является принцип защиты с позиции презумпции невиновности.  Если  подсудимый
не признает  себя  виновным,  защитник  не  вправе  избрать  противоположную
позицию, исходя из его виновности. Не в том миссия адвоката,  чтобы  спешить
согласиться с обвинением, прежде чем оно будет доказано.
      Не случайно в законе прямо указано, что адвокат не  вправе  отказаться
от защиты (ч. 4 ст. 68 УПК РМ). Вину лица устанавливает  суд,  а  канцелярия
адвоката - не место для  установления  вины.  Если  все  адвокаты  откажутся
защищать обвиняемого, в виновности которого  они  убеждены,  то  лицо  будет
осуждено  до  рассмотрения  дела  судом.  Мать  признает  себя  виновной   в
преступлении,  чтобы  спасти  действительно  виновную  дочь,  жена  пытается
защитить преступника-мужа, поэтому защитник, приняв на  себя  бремя  защиты,
должен использовать все имеющиеся средства, не  противоречащие  закону,  для
оправдания или  облегчения  участи  подзащитного  и  ни  в  коем  случае  не
присваивать функцию судьи и вне суда осуждать подзащитного.
      Профессиональный  защитник,  использующий  в  своем  арсенале  все  не
противоречащие закону средства, обладая разумной волей и  желанием  бороться
за подзащитного, не допустит осуждения невиновного, а тем  более  не  займет
нейтральной позиции или стороны обвинения.
      Защитник  поддерживает  и  отстаивает  права   и   законные   интересы
обвиняемого. И если права обвиняемого определены в законе, то  с  интересами
лица все обстоит  сложнее.  Все  ли  интересы  обвиняемого  должен  защищать
адвокат? М. П. Некрасова утверждает: "Нет сомнений, что  защите  со  стороны
профессионального  адвоката-защитника  подлежат  только  законные   интересы
обвиняемого". С этим можно было бы согласиться при условии,  если  бы  закон
определял перечень этих интересов [25, стр. 93].
      Т. П. Николова пишет: "Законный интерес обвиняемого -  это  не  только
интерес, который отвечает  требованиям  закона,  но  который  согласуется  с
нравственными нормами [26, стр. 19].
      Если  интерес  подсудимого  не   отвечает   требованиям   общественной
нравственности, то он  не  может  найти  поддержку,  не  может  признаваться
законным.
      Следует заметить, что соотношение  между  законом  и  моралью  намного
сложнее, чем пытается представить в своем определении автор. Т. П.  Николова
рассматривает нравственность в  единстве  и  взаимодействии  с  законом,  но
соотношение  закона  и  нравственности   предполагает   также   различия   и
противоречия между ними. Различия находятся:
      - в способах их установления и  формирования  (законы  создаются  либо
санкционируются государством);
      -  в  методах  их  обеспечения  (законы  обеспечиваются  и  охраняются
государством);
      - в форме их выражения и  фиксации  (нравственные  нормы  -  неписаные
заповеди, тогда как законы группируются по отраслям и институтам);
      - в  характере  и  порядке  ответственности  (противоправные  действия
влекут   юридическую   ответственность,    а    нарушитель    нравственности
подвергается моральному осуждению);
      - в сферах действия (моральное пространство гораздо шире правового);
    - в том, что у нравственности и  закона  различные  исторические  судьбы
      (мораль старше по возрасту).
      Исходя из того, что закон и нравственность по-разному оценивают одни и
те  же  факты,   в   оценке   законности   интересов   обвиняемого   следует
ориентироваться в требованиях закона,  который,  как  мы  убедились,  нельзя
отождествлять с нравственностью.
      Следует согласиться с позицией Ю. И. Стецовского, где  он  пишет,  что
стремление обвиняемого защищаться от обвинения  (его  материальный  интерес)
всегда законно; незаконными могут быть  те  или  иные  средства  защиты.  Не
подлежат защите интересы обвиняемого,  если  они  противоречат  действующему
законодательству   (нельзя   оправдывать   факт   совершения   преступления,
уклонение от явки  по  вызову  органа  уголовного  преследования  или  суда,
нарушения   избранной   меры   пресечения,   ложный   донос   в   совершении
преступления,  понуждение  свидетеля  или   потерпевшего   к   даче   ложных
показаний) [29, стр. 249-251].
      Итак,  наша  позиция   определена:   не   подлежат   защите   интересы
обвиняемого, которые  противоречат  закону,  и,  напротив,  защитник  должен
защищать  все  интересы  подзащитного,  не  противоречащие   закону.   И   в
подтверждение  этому  приведем  цитату  известного  процессуалиста   П.   И.
Сергеича: "Лучшая защита - это защита законом. Ее  преимущество  заключается
в  том,  что,  если  защитник  нашел  юридически   верное   положение,   оно
обязательно для судей" [28, стр. 38].
      Чтобы показать процессуальную функцию защиты,  необходимо  рассмотреть
уголовно-процессуальную деятельность защитника в объеме предоставленных  ему
законом прав. Предоставление защитнику права  иметь  с  обвиняемым  свидание
наедине обеспечивает возможность своевременного согласования  с  подзащитным
не только общей позиции, но и  тактики,  избираемой  для  ее  реализации  на
разных этапах судопроизводства.
      Гарантией этому является установление возможности таких  свиданий  без
ограничения  их  количества  и  продолжительности.  Хотя  порядок,  согласно
которому адвокат для получения  свидания  с  подзащитным,  содержащимся  под
стражей  до  суда,  должен  получить  разрешение  судьи,  давно  отменен,  в
некоторых следственных изоляторах до сих пор требуют  такие  разрешения.  Не
вызывает сомнения, что адвокат может встречаться и беседовать  с  подсудимым
без  каких-либо  ограничений  как  до  суда,  так  и  в  процессе  судебного
разбирательства. Вместо разрешительного  порядка  использования  своих  прав
адвокат должен наконец обрести  полную  самостоятельность  и  независимость.
Реализация его прав не может находиться в зависимости  от  усмотрения  любых
лиц, будь то орган уголовного преследования или судья.
      Важным правом защитника является ознакомление с материалами дела,  без
чего защитник не в состоянии помочь обвиняемому в деле защиты от  обвинения.
"Незнание адвокатом всех материалов дела дает обвиняемому повод  для  отказа
от защитника, а вышестоящему суду - для  отмены  обвинительного  приговора".
Но если прежде адвокат по некоторым категориям дел  имел  право  знакомиться
со всеми материалами дела с момента предъявления обвинения,  то  сейчас  ему
такое право предоставлено по окончании  уголовного  преследования.  Конечно,
не может быть эффективной  защита  лица  при  предъявлении  обвинения,  если
адвокат не знает материалов дела. В  данном  случае  участие  защитника  при
предъявлении   обвинения   становится   формальным,    поскольку    незнание
доказательств по делу лишает возможности  адвоката  заявлять  ходатайства  и
равноценно представлять сторону защиты. Чтобы  защита  во  время  уголовного
преследования была результативной, надо разрешить  защитнику  знакомиться  с
материалами с момента предъявления обвинения. Защитник знакомится  со  всеми
материалами дела и с обвинительным заключением совместно с  обвиняемым,  что
необходимо для обсуждения вопроса  о  заявлении  ходатайств  и  согласовании
позиций  в  связи  со  ставшими  известными  материалами  дела.   Тщательное
изучение материалов дела  поможет  избежать  ошибок,  которые  в  дальнейшем
могут обнаружиться только в суде первой или кассационной инстанции.  Конечно
же, необходимым  для  ознакомления  процессуальным  документом,  завершающим
уголовное преследование, является обвинительное заключение, но,  к  большому
нашему сожалению, иногда о  его  содержании  защитник  и  обвиняемый  узнают
только после  назначения  судебного  разбирательства,  что  не  способствует
эффективной защите от предъявленного обвинения.
      Протокол  об  ознакомлении  с   материалами   оконченного   уголовного
преследования защитник и обвиняемый подписывают в одно  время  и  совместно,
хотя ознакомление с материалами  дела  может  происходить  раздельно.  Орган
уголовного преследования не должен настаивать на подписании протокола,  если
защитник не закончил изучение дела  и  не  обсудил  с  обвиняемым  вопрос  о
заявлении  ходатайств  о  дополнении  уголовного  преследования.  Раздельное
подписание протокола порождает различные недоразумения  и  сомнения  в  том,
была  ли  обвиняемому  предоставлена  юридическая   помощь   защитником   и,
следовательно, было ли обеспечено право обвиняемого на защиту.
      Заявление ходатайств как средство защиты обвиняемого является реакцией
на нарушение своих  прав  или  выражением  своего  несогласия  по  отдельным
вопросам. Ходатайства защитника  разрешает  сторона  обвинения  -  прокурор,
который  не  всегда  считается  с  его   мнением,   отказывая   адвокату   в
ходатайстве.
      В   соответствии   с   законом   защитник   является   самостоятельной
процессуальной фигурой в уголовном  процессе,  реализующей  свои  права  для
оказания юридической помощи подзащитному (ст. 67 УПК РМ).  Адвокат  вступает
в процесс в качестве  защитника  по  просьбе  или  с  согласия  обвиняемого,
который может в любой момент устранить  защитника  от  участия  в  уголовном
деле. Адвокат согласовывает свои действия по  защите  с  обвиняемым,  но  по
отдельным вопросам его мнение может  расходиться  с  позицией  подзащитного,
что не должно причинять вред обвиняемому. Во  взаимоотношениях  защитника  с
обвиняемым реально проявляется довольно обширная  сфера  его  процессуальной
самостоятельности. Например, когда обвиняемый признает свою вину,  хотя  она
и не подтверждена совокупностью других доказательств, а  защитник,  учитывая
эту особенность, обосновывает невиновность подзащитного, поскольку  "наличие
существенных    противоречий,    не    получивших    объяснения,    означает
недостаточность  доказательств  для  вывода  о  виновности".  Адвокат  может
расходиться во  мнениях  с  подзащитным  в  вопросе  о  выборе  квалификации
содеянного,  когда  можно  обосновать  применение  закона  о  менее   тяжком
преступлении. Защитник может не согласиться с обвиняемым по вопросам  отвода
или ходатайства, считая, что это может ухудшить  положение  подзащитного.  В
этом случае защитник  старается  убедить  обвиняемого  в  нецелесообразности
данного решения, и  если  между  ними  консенсус  не  найден,  то  защитник,
оставаясь при своем мнении, не ставит  в  известность  о  своих  возражениях
орган  уголовного  преследования,  прокурора  или  суд.  Также   нельзя   не
считаться  защитнику  с  мнением  обвиняемого,  не  желающего,  чтобы   были
проверены  определенные  обстоятельства,  относящиеся  к  его  личности,   и
возражающего  против  доследования  или  обжалования.  Защитник   не   может
отозвать свою жалобу без согласия обвиняемого.  Защитник  должен  поддержать
решения обвиняемого по ходатайству или обжалованию даже при  отсутствии  для
этого оснований. Принятие решения,  противоречащего  интересам  обвиняемого,
может расцениваться как отказ от защиты. И если обвиняемый говорит  о  своей
невиновности, то защитник своими действиями не должен  показывать  обратное.
Выявление  лишь  обстоятельств,  смягчающих   ответственность   обвиняемого,
который показывает о своей невиновности, означает,  что  адвокат  оспаривает
оправдательное доказательство, а это - отказ от защиты, переход  на  сторону
обвинения, а не защита. Отказ от защиты может  проявляться  также  в  других
формах.
      В связи с этим невозможно согласиться с  мнением  Л.  Д.  Кокорева  по
поводу  того,  что  "оспаривание  адвокатом  вины  подзащитного,  когда  она
доказана материалами  дела,  пойдет  не  на  пользу,  а  во  вред  интересам
обвиняемого". Закон не ограничивает  числа  защитников  обвиняемых,  которые
могут защищать во время уголовного преследования или  в  суде  подзащитного,
но защитник не может защищать двух обвиняемых, если интересы одного  из  них
противоречат интересам  другого.  В  данном  случае  это  расценивается  как
нарушение права обвиняемого на защиту [21, стр. 70].
      Поэтому для правосудия опасно не опровержение адвокатом  обвинения,  а
опровержение им утверждений подзащитного, который виновным себя не  считает.

      Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя  защиты  обвиняемого,
даже если очевидно, что  преступление  совершено  подзащитным,  поскольку  в
таком состоянии обвиняемый еще больше нуждается в квалифицированной  защите.
"Защита - это общественное служение. Она возможна по  любому  делу  о  самом
тяжком преступлении, ибо  нет  такого  падшего  и  преступного  человека,  в
котором безвозвратно был бы затемнен человеческий образ  и  по  отношению  к
которому не было бы места слову снисхождения. Защитник - друг,  он  советник
человека, который, по его искреннему убеждению, невиновен  вовсе  или  вовсе
не так и не в том виновен, как и  в  чем  его  обвиняют".  Следует  обратить
внимание  на  такое  положение   в   суде,   когда   невозможно   обеспечить
состязательную форму правосудия, где адвокат  должен  обладать  аналогичными
правами с прокурором, поскольку последний  обязан  оставить  вне  суда  свои
привилегии и властные  полномочия.  На  деле  же  факт  ношения  прокурорами
специальной  формы  даже  в  суде  присяжных   может   рассматриваться   как
неравенство в положении обвинения  и  защиты.  Защитник  несет  персональную
ответственность перед подзащитным, вверившим ему свою судьбу, а  зачастую  и
жизнь, поэтому правовым и нравственным началом защиты  должен  быть  принцип
презумпции невиновности.
      Право заявлять отводы лицу, осуществляющему  уголовное  преследование,
прокурору, суду  –  важная  гарантия  объективности,  беспристрастности  при
производстве  уголовного  преследования.  Закон  предусматривает  круг  лиц,
которым может быть заявлен отвод,  содержится  перечень  оснований,  наличие
которых делают  невозможным  участие  определенных  лиц  в  расследовании  и
судебном рассмотрении дела. Например, лицо не  вправе  принимать  участие  в
уголовном преследовании, если он лично, прямо или косвенно  заинтересован  в
исходе дела (ст. 19 УПК РМ).
      Принесение  жалобы  –  это  один  из  способов   обнаружения   ошибок,
допущенных при  производстве  дела.  Жалоба  на  действия  и  решения  лица,
производящего  уголовное  преследование   подается   обвиняемым   судье   по
уголовному преследованию  (ст.  298  УПК  РМ),  который  обязан  рассмотреть
жалобу в течении 3-х суток и дать ответ о результатах рассмотрения (ст.  299
УПК РМ).
      Таким образом, обвиняемый  –  это  субъект  прав,  объем,  и  существо
указанных прав дают ему возможность как лично, так  и  с  помощью  защитника
активно  защищаться  от  необоснованного  обвинения,  а   также   добиваться
законного и обоснованного решения других вопросов, затрагивающих  его  права
и интересы.
      Предоставляя обвиняемому широкие процессуальные права,  закон  уделяет
большое внимание  их  обеспечению.  Он  обязывает  суд,  прокурора  и  лицо,
производящее уголовное  преследование,  обеспечить  обвиняемому  возможность
защищаться установленными законом средствами и обеспечить охрану его  личных
и имущественных прав.
      §3. Обязанности обвиняемого

      Процессуальное положение обвиняемого  характеризуется  также  наличием
определенных обязанностей. Он обязан являться по вызову лица,  производящего
уголовное  преследование,  прокурора,  суда:  не  уклоняться  от  уголовного
преследования   и   суда:   не   препятствовать   производству    уголовного
преследования  и  не  нарушать  порядок   судебного   заседания:   соблюдать
требования, установленные для него при избрании  меры  пресечения:  выдавать
предметы и документы по требованию органа уголовного преследования во  время
обыска и выемки: подвергаться освидетельствованию: представлять образцы  для
сравнительного исследования (например, почерка). В случае невыполнения  этих
обязанностей  к  обвиняемому  могут  "быть  применены  соответствующие  меры
процессуального принуждения.
      Обязанности обвиняемого, прежде всего, направлены на выполнение  задач
уголовного судопроизводства, правильного  и  своевременного  рассмотрения  и
разрешения дела, на обеспечение истины по делу.
      В соответствии с уголовно – процессуальным законом, обвиняемый обязан:
         . являться по вызову органа уголовного преследования или  судебной
           инстанции;
         . будучи задержанным, соглашаться по требованию органа  уголовного
           преследования на освидетельствование и личный обыск;
         . соглашаться по требованию  органа  уголовного  преследования  на
           врачебный  осмотр,  дактилоскопию,  фотографирование  и   давать
           возможность взять образцы крови, телесных выделений;
         . подвергаться судебной экспертизе по требованию органа уголовного
           преследования;
         .   подчиняться   законным   распоряжениям   должностного    лица,
           осуществляющего уголовное преследование.
      «Основная обязанность обвиняемого – это долг отвечать по расследуемому
делу, нести всю тяжесть изобличения в  совершении  преступного,  осуждаемого
со стороны общества деяния» [18, стр. 224].
      Обвиняемый не  несет  обязанности  доказывать  свою  невиновность,  он
вправе отказаться от дачи показаний и объяснений по  делу,  закон  запрещает
перелагать на него обязанность доказывания тех или иных  фактов.  Но  отсюда
не вытекает, что он освобожден от  всякой  обязанности  по  делу.  Поскольку
постановлением  уполномоченных  на  то  государственных  органов  это   лицо
привлечено  к  уголовной  ответственности,  постольку  на  него   официально
возложена   обязанность   ответственности   за   тот    конкретный    состав
преступления,  который  усматривается  в  его  действиях  или   бездействии.
Обвиняемый несет всю тяжесть  изобличения  в  противоправном  и  общественно
опасном деянии, это как раз является тем обстоятельством,  которое  лежит  в
основе характеристики его  процессуального  положения  не  только  во  время
уголовного преследования, но и на стадиях судебного разбирательства.
      На обвиняемом лежат и некоторые другие обязанности.  В  частности,  он
должен являться по вызову органа уголовного преследования. В  случае  неявки
без  уважительных  причин   обвиняемый   может   быть   подвергнут   приводу
правоохранительными   органами   по    постановлению    органа    уголовного
преследования. Если даже к нему  не  избрана  никакая  мера  процессуального
пресечения,  обвиняемый  обязан  сообщать  о  перемене   места   жительства.
Обвиняемый, у которого взята подписка о невыезде,  не  вправе  выезжать  без
разрешения органа уголовного преследоваия из определенного места.  В  случае
нарушения  им  такой  подписки,  органы   уголовного   преследования   могут
применить более строгую меру  пресечения.  Обвиняемый,  наконец,  обязан  не
мешать раскрытию объективной истины по делу. Если  обвиняемый  не  выполняет
эту свою обязанность,  к  нему  могут  быть  применены  более  строгие  меры
пресечения.
      Также обвиняемый  обязан  исполнять  постановления  органа  уголовного
преследования  относительно  проведения  процессуальных   действий   (обыск,
выемка, освидетельствование и т.д.), без  возражений  подвергаться  судебной
экспертизе, предоставлять образцы для исследования.
      По содержанию основные обязанности обвиняемого состоят преимущественно
в воздержании действий, от определенного поведения. Но имеются  и  некоторые
обязанности   обвиняемого,   требующие   от   него   активного    поведения,
предписываемого законом.
      Для  правового  положения  обвиняемого,  защищенности  его   интересов
существенны  четкость  выражения  в  нормах  права   его   обязанностей.   В
соответствии  с  этим  четкое  нормативное  закрепление  обязанностей  и  их
разъяснение служат тому, чтобы обвиняемый  мог  защитить  свои  интересы  от
неправомерных притязаний. Таким образом, значение  разъяснение  обязанностей
отнюдь не только в том, что он помогает обвиняемому исполнить обязанность  и
тем избежать ограничений в результате  применения  санкций  за  неисполнение
обязанностей, но также в том, что дает обвиняемому возможность, не  опасаясь
государственно-правовых санкций,  правомерно  не  исполнить  притязания,  не
соответствующее его процессуальной обязанности.
      Объем    прав    и    обязанностей,    предоставленных    обвиняемому,
свидетельствуют о  том,  что  он  является  активным  участником  уголовного
процесса.
                                 Заключение

      Исследование поставленной темы позволяет сделать следующие выводы:
   1. Участниками уголовного процесса являются лица, допущенные для  участия
      в деле особым процессуальным актом, наделенные правами и обязанностями
      для отстаивания личного или представляемого интереса. К ним относятся:
      обвиняемый, подозреваемый, защитник, потерпевший,  гражданский  истец,
      гражданский ответчик и их представители.
      Самыми    активными    участниками    уголовного    процесса,    лично
заинтересованными в исходе дела, являются подозреваемый и обвиняемый  –  как
лица, интересы  которых  наиболее  всего  затрагиваются  в  ходе  уголовного
судопроизводства. Подозреваемый – это  лицо  в  отношении  которого  имеются
достаточные доказательства о причастности  его  к  совершению  преступления.
Обвиняемый  в  уголовном  процессе  –  это  лицо,  в  отношении  которого  в
установленном  законом  порядке  вынесено  мотивированное  постановление   о
привлечении лица в качестве обвиняемого.
      Для обеспечения и защиты прав и  законных  интересов  подозреваемый  и
обвиняемый наделены  широким  объемом  процессуальных  прав,  среди  которых
право  на  защиту  занимает  особое   место.   Представляя   обвиняемому   и
подозреваемому широкие процессуальные права, закон уделяет большое  внимание
их обеспечению. Он обязывает суд, прокурора, орган уголовного  преследования
обеспечить   подозреваемому    и    обвиняемому    возможность    защищаться
установленными  законом  средствами  и  обеспечить  охрану  его   личных   и
имущественных прав.
      Подозреваемый и обвиняемый являются не только носителями  прав,  но  и
обязанностей.  Обязанности  данных  лиц,   прежде   всего,   направлены   на
выполнение задач уголовного судопроизводства, правильного  и  своевременного
рассмотрения и разрешения дела.
      Объем   прав   и   обязанностей,   представленных   подозреваемому   и
обвиняемому, свидетельствуют о том, что они являются  активными  участниками
уголовного процесса.
      2. Привлечение лица в  качестве  подозреваемого  и  обвиняемого  может
иметь место лишь при наличии к  тому  достаточных  оснований  и  в  порядке,
установленном законом.
      В заключении также необходимо  подчеркнуть,  что  вопрос  о  гарантиях
реализации прав подозреваемого в уголовном процессе до конца  не  решен  как
на законодательном, так и на правоприменительном уровне. Не  смотря  на  то,
что  подозреваемый  по  объёму  своих  прав  во  многом   приравнивается   к
обвиняемому, все же очень часто права подозреваемого не соблюдаются.
      Процесс прав подозреваемого в соответствии  с  новым  УПК  существенно
расширен. Одним из основных прав подозреваемого становится право на  защиту.
В соответствии с новым УПК подозреваемый  имеет  право  привлечения  к  делу
адвоката с момента  привлечения  его  в  качестве  подозреваемого.  Адвокат,
вступивший  в  уголовный  процесс  на   самых   ранних   этапах   уголовного
преследования  может  сделать   очень   много.   Защитник   может   подавать
ходатайства, представлять доказательства, что лицо, которое  содержится  под
стражей сделать практически не  сможет.  Очень  важно,  что  защитник  может
своевременно  и  грамотно  отреагировать  на  незаконные   действия   органа
уголовного  преследования   путём   подачи   жалобы   в   суд   и   добиться
восстановления нарушенных прав.
      Роль адвоката  также  состоит  в  том,  что  он  служит  действительно
гарантом  соблюдения  прав  подозреваемого.  Практика   показала,   что   по
уголовным делам, где присутствует адвокат, органы  уголовного  преследования
стараются  более  грамотно  составлять  процессуальные  документы,  собирать
доказательства без каких-либо нарушений. Это  связано  с  тем,  что  хороший
адвокат  сможет  если  не  ликвидировать,  то  поставить  под  сомнение  все
обвиняющие доказательства, если они получены  с  нарушением  процессуального
закона.
      В соответствии с принципами  Всеобщей  декларации  прав  человека  ООН
(1948г.), Международного пакта о гражданских и политических  правах  (1966г)
и на основании  Конституции  Республики  Молдова  граждане,  привлекаемые  к
участию в уголовном  судопроизводстве,  обладают  всей  полнотой  социально-
экономических, политических  и  личных  прав  и  свобод,  провозглашенных  и
гарантируемых Конституцией и законами Республики Молдова.
      Требуется  повышение  эффективности  и  результативности  деятельности
правоохранительных  органов,  путем   внедрения   новых   научных   методик,
современных   технических   средств,   новых   информационных    технологий,
выявления,   собирания   и   исследования   доказательств,   диагностики   и
прогнозирования действий отдельных участников уголовного преследования.
      Ограничение  прав  и  свобод  участников  уголовного  судопроизводства
допускается в исключительных, прямо предусмотренных законом  случаях,  когда
это необходимо  для  раскрытия  преступления  и  изобличения  виновного  или
недопущение осуждения невиновного. Личность в уголовном процессе  независима
от её процессуального положения, сохраняет свой  общий  правовой  статус,  а
также правоспособность и дееспособность.
      Органы уголовного преследования, прокурор, суд обязаны охранять  жизнь
и  здоровье,  честь  и  достоинство  всех  участников  судопроизводства,  не
разглашать сведения о личной жизни, руководствоваться  в  обращении  с  ними
принципами морали.
      В то же время мне хотелось бы сделать несколько  предложений,  которые
возможно бы улучшили новый уголовно-процессуальный закон:
      1. В нынешней редакции части 2 статьи 166  УПК  РМ  не  понятно  какое
гражданско-правовое отношения лица должно  быть  к  транспортному  средству,
имеющему   следы   преступления.   Соответственно   задержаны   в   качестве
подозреваемого могут быть как  собственник  транспортного  средства,  так  и
лицо, управляющее  автотранспортным  средством.  В  связи  с  этим  возможны
ошибочные  и  незаконные  задержания  лица  лишь  за  то,  что  он   являлся
собственником автомобиля, в то время, как автомобиль  может  управляться  по
доверенности или мог быть похищен.
      В связи с вышеизложенным по моему мнению необходимо изменить  пункт  2
части 1 статьи 166 УПК и изложить ее в следующей редакции: на теле,  одежде,
в  жилище  или  транспортном  средстве,  управляемым  данным   лицом   будут
обнаружены явные следы преступления.
      2. По моему мнению в  постановлении  о  привлечении  лица  в  качестве
обвиняемого должны быть указаны доказательства, послужившие  основанием  для
предъявления обвинения,  т.  к.,  во-первых,  если  прокурор  сгруппирует  в
постановлении о привлечении лица в качестве  обвиняемого  собранные  органом
уголовного преследования доказательства, дающие  основание  для  привлечения
лица в качестве обвиняемого, то это позволит обвиняемому после  ознакомления
с  постановлением  конкретно  знать  на  основе  каких   доказательств   его
привлекают в качестве обвиняемого, лучшим образом организовать  свою  защиту
от  предъявленного  обвинения,  представить  дополнительные  доказательства,
заявить ходатайства, например, допросить  определенных  лиц,  которые  могут
дать показания по  обстоятельствам,  имеющих  значение  для  дела  и  т.  д.
Никакого разоружения прокурора перед лицом обвиняемого не будет,  это  будет
только способствовать качественному и  более  быстрому  расследованию  дела,
всесторонне, полно, объективно исследовать обстоятельства дела, выявить  как
уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также отягчающие и  смягчающие
его вину обстоятельства.
      В связи с вышеизложенным необходимо дополнить часть 2 статьи  281  УПК
обязанностью  прокурора   в   постановлении   о   привлечении   в   качестве
обвиняемого, указывать доказательства, подтверждающие виновность лица.
                                Библиография

      Нормативно-правовые материалы:

        1. Конституция Республики Молдова от 29 июля 1994 года // МО. №1 от
           12.08.1994г.
        2. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Молдова  от  14  марта
           2003 года // МО. №104-110 от 07.06.2003г.
        3. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Молдова  от  24  марта
           1961 года (утратил силу).
        4. Уголовный Кодекс Республики Молдова от 18 апреля  2002  года  //
           МО. №128-129 от 13.09.2002г.
        5. Кодекс Республики Молдова Об административных правонарушениях от
           29 марта 1985 года.
        6. Закон Республики Молдова «О полиции» от 18 декабря 1990 года  //
           МО. №17-19 от 31.01.2002г.
        7. Закон Республики Молдова «Об оперативно-розыскной  деятельности»
           от 12 апреля 1994 года// МО. №11-13 от 31.01.2003г.
        8. Закон Республики Молдова «О прокуратуре» от 14 марта  2003  года
           // МО. №73-75/328 от 18.04.2003г.
        9. Постановление Пленума Высшей Судебной Палаты РМ № 30 от 9 ноября
           1998  года  «О  практике  применения   законов,   обеспечивающих
           подозреваемому,  обвиняемому,  подсудимому  право  на  защиту  в
           уголовном процессе».
      Используемая литература.

       10. Альперти С.А., Бажанов М.И. Законность  и  обоснованность  актов
           обвинения в стадии предварительного следствия.  //  Правоведение
           №3 1995г.
       11.  Бекешко  С.П.,  Матвиенко  Е.  А.  Подозреваемый  в   советском
           уголовном процессе. Минск, 1969.
       12. Белый Н.А. Процессуальный статус подозреваемого. Проблемы и пути
           их решения. Улим. Кишинев. 1998г.
       13.  Боровский  Э.  Понятие  подозреваемого  в  советском  уголовном
           процессе. – «Вестник Московского университета» Серия  Х.  Право,
           1963,
       14. Васьков П.Т. Возникновение и сущность  социалистического  права.
           Закономерности его развития. Основы теории государства  и  права
           под редакцией С.С. Алексеева. М. 1971г.
       15.  Васильев  А.Н.,  Карнеева  Л.М.  Тактика  допроса.  Юридическая
           литература. М. 1970г.
       16. Галкин Б.А. Советский уголовно-процессуальный закон. Госюриздат.
           М. 1962г.
       17.  Дорохов  В.Я.  Потерпевший:  Участники  уголовно-процессуальной
           деятельности. М., 1962.
       18. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском
           уголовном процессе. Юридическая литература, М. 1965г.
       19. Каминская В.И.  Охрана  прав  и  законных  интересов  граждан  в
           уголовно-процессуальном праве. // Советское государство и  право
           №10, 1968г.
       20.   Карнеева   Л.М.   Совершенствование   уголовно-процессуального
           законодательства, регулирующего производство  расследования.  М.
           1976г.
       21.   Кокорев   Л.   Д.   Проблемы    совершенствования    уголовно-
           процессуального законодательства. Свердловск, 1985. С. 70.
       22.  Куцова  Э.Ф.  Гарантии  прав  личности  в  советском  уголовном
           процессе. МГУ 1972г.
       23.  Мотовилокер  Я.О.  О  существе   дела   и   формах   уголовного
           судопроизводства. // Советское государство и право. 1977. № 11.
       24. Научно-практический комментарий к УПК под ред. В.М. Лебедева. М.
           Спарк. 1997г.
       25. Некрасова  М.  П.  Формирование  позиции  защитника  //  Вопросы
           уголовного  права  и  процесса  в  условиях  правовой   реформы.
           Калининград, 1991.
       26. Николова Т. П. Деятельность  защитника  на  судебном  следствии.
           Саратов, 1987.
       27. Осояну  Т.  Уголовно-процессуальное  право  Республики  Молдова.
           Кишинев. 2003г.
       28. Перлов И.Д. Право на защиту. // Знание. М. 1998 г.
       29. Стецовский Ю. И. Советская адвокатура. М.: 1989.
       30. Тертышник В. М. Уголовно-процессуальное право Украины, - 1999.
       31. Ульянова Л.Г. Недостаточность  доказательств.  Соц.  законность.
           1970. № 12.
       32. Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб, 1996.
       33. Хомич Применение  норм  свидетельского  иммунитета  в  отношении
           обвиняемого и подозреваемого. // Законность. №7, 1997г.
       34. Чувлиев  А.А.  Институт  подозреваемого  в  советском  уголовном
           процессе. Автореферат кандидатской диссертации М. 1968г.


смотреть на рефераты похожие на "Процессуальный статус подозреваемого и обвиняемого"